Жанр: Исторические Любовные Романы » Ги Бретон » Загадочные женщины XIX века (страница 12)


В январе Маргарита перестала выезжать, а 24 февраля 1864 года все узнали о том, что у нее родился мальчик. Он был крещен Шарлем. Трое человек — из окружения принцессы Матильды — заявили в мэрии восьмого округа, что родители ребенка неизвестны.

Но никто не сомневался, что отцом маленького Шарля был Наполеон III.

— Хохотушка Марго родила братика принцу, — говорили парижане, перемигиваясь.

В апреле шутки на эту тему сыпались как из рога изобилия. Некоторые подкованные особы утверждали, что отцом ребенка является император, а вот матерью… уж никак не Маргарита Беланже.

Но тогда кто же? И к чему вся эта мистификация?

Объяснение всему этому вскоре появилось в оппозиционно настроенных кругах. Вот что пишет Ламбер в брошюрке, вышедшей в 1871 году:

«В 1863 году император выразил желание вкусить своеобразной прелести девственницы. Тотчас же услужливые друзья — чего не сделаешь, чтобы снискать расположение императора — стали рыскать в поисках хорошенькой сообразительной барышни, отец которой был бы преданным бонапартистом. Им пришлось недолго искать: эта редкая птица свила гнездышко неподалеку. Мадемуазель Валентина Госман была младшей дочерью префекта по сносу зданий. Ей было пятнадцать лет. Она рано созрела, была очаровательна и не из робких натур. Кроме того, ее отец вряд ли в чем-либо мог отказать императору.

В один прекрасный день Валентину привели на улицу Бак, где она была удостоена чести лишиться девственности в объятиях сына королевы Гортензии.

Увы! Через несколько месяцев барышня поняла, что скоро станет матерью. Она сообщила об этом императору, который пришел в ужас. Это был бы скандал на всю Европу! Французский император сделал ребенка пятнадцатилетней девочке! Нужно было любой ценой вывести неопытную Валентину из игры.

Возникла идея попросить любовницу императора, Маргариту Беланже, симулировать беременность. Та согласилась, и в то время как дочь барона Госмана тщательно скрывала под кринолином свой округлившийся живот, Марго, наоборот, привязывала к талии слой материи, затем подушку, чтобы все убедились в том, что она беременна.

Эта комедия закончилась 24 февраля, когда врач явился к Маргарите Беланже на улицу де Винь с большим свертком в руках. Войдя в спальню, где лежала Марго, он сказал:

— Вот ребенок. Кричите!

Под вопли покладистой Марго он распеленал новорожденного.

На следующий день Париж узнал о том, что любовница императора родила ребенка. Репутация барона Госмана осталась незапятнанной. Таков был финал этого фарса…»

Правдива ли эта нелепая история, которая кажется плодом фантазии посредственного беллетриста?

Трудно сказать. Некоторые факты подтверждают ее.

Во-первых, в 1863 году на балу в Тюильри юная Валентина Госман случайно заняла место мадам Оскар де Балле. Та ехидно заметила:

— Я охотно уступлю вам свое место, мадемуазель. Ведь вы здесь хозяйка.

Во-вторых, в январе 1864 года горничная Маргариты Беланже сказала неким дамам из Пасси:

— Странно, когда мадам лежит в постели, она кажется гораздо стройнее, чем в остальное время.

В-третьих, та же горничная рассказывала, что 24 февраля, в день, когда родился мальчик, акушер явился к Маргарите Беланже с объемным свертком, из которого неслись странные звуки.

— Я подумала, что он принес мадам щенка. Так что вполне возможно, что Наполеон III попросил свою любовницу «усыновить» ребенка, рожденного мадемуазель Госман…


Императрица, которая, как выразился один из мемуаристов, «была ограждена от новостей извне», ничего не знала об этой махинации.

Вдохновленный миролюбивым настроением императрицы, Наполеон III развернулся вовсю. И скоро почувствовал себя плохо. Как-то в августе, возвращаясь от Марго, он потерял сознание. Евгения испугалась.

На следующее утро она позвала Мокара.

— У меня есть одно дело. Мне хотелось бы, чтобы вы поехали со мной. Экипаж ждет нас.

Когда они сели в карету, императрица приказала:

— К Маргарите Беланже!

Мокар растерялся:

— Как! Ваше Высочество! Мы едем к этой девице?

— Да. Мне нужно сказать ей пару слов.

Через четверть часа двухместная карета остановилась перед домом Маргариты. Евгения вышла из экипажа и позвонила. Ей открыла горничная.

— Могу ли я видеть мадемуазель Беланже? Это очень срочно. Я — императрица.

Напуганная горничная впустила Евгению. В гостиной Маргарита лежала на диване. Она вскочила, но Евгения не стала дожидаться, пока та сделает реверанс.

— Мадемуазель, вы убьете императора, — сказала она.

Марго, плача, упала на колени:

— Ваше Высочество! Ваше Высочество!

— Если у вас есть хоть капля уважения ко мне и если вы хоть немного дорожите императором, — снова заговорила Евгения, — вам следует отказаться от встреч с ним или же сделать так, чтобы он сам отказался от вас. Завтра же вы должны уехать отсюда.

Марго пообещала ей, что уедет. Тогда императрица обернулась к Мокару:

— Месье Мокар, через ваше посредничество мадемуазель будет получать ежемесячно компенсацию, на которую она имеет право.

Затем она вышла из дома и села в.карету. Разговор занял всего несколько минут.

Вернувшись во дворец, Мокар побежал к императору и доложил ему о поступке императрицы. Наполеон III, расстроенный, поднялся в комнату Евгении. Вскоре слуги, к большому своему удовольствию, стали свидетелями грандиозного скандала, и едва ли не каждый из них стал подумывать о том, не написать ли мемуары…

В конце концов

императрица воскликнула:

— Хорошо! Если она не уедет, уеду я!

Через несколько дней она инкогнито отправилась в Нассау, в Швабах, под тем предлогом, что ей необходимо подлечиться.

Император, страдая от того, что вся Европа, хихикая, комментирует его семейную жизнь, засыпал Евгению умоляющими телеграммами.

Через шесть недель она согласилась вернуться в Париж, но лишь с одним условием: император не должен рассчитывать на возобновление супружеских отношений.

Наполеон III, поверженный, принял это условие.

Императрица вернулась в Тюильри, твердо решив не тратить больше сил на интимные отношения с императором, и всю свою энергию отдать политике.

За это Франция дорого заплатила…


В начале ноября Маргарите Беланже была передана просьба императрицы на некоторое время покинуть Париж. Она приняла это распоряжение покорно и попросила лишь о возможности в последний раз увидеть императора. Он приехал в Монтрету, где у Марго был дом, вскоре после полудня. Сев, он грустным тоном заговорил о своем государственном долге. Марго жестом прервала его. Она сняла платье и, растянувшись на диване, сказала:

— Вот, мой дорогой сеньор, то, что вы должны отныне забыть…

Император, теребя ус, несколько минут гладил взглядом тело, которое было ему так хорошо известно, а потом, забыв о наставлениях доктора Конно, своего домашнего врача, одарил Марго прощальными ласками.

На следующий день Марго должна была уехать к отцу на ферму в Вильбернье, под Сомюром.


В течение трех месяцев Наполеон III, тайно возобновивший встречи с Валентиной Госман, жил спокойно. Императрица по-прежнему не улыбалась, но и не устраивала сцен. И это уже был большой успех, который тут же уловили восприимчивые к ситуации слуги.

Но, увы, затишье было недолгим.

Даже самые защищенные от слухов императрицы пригревают около себя какую-нибудь даму, достаточно глупую или достаточно злорадную, чтобы сообщать им то, что они не должны знать. Итак, в феврале Евгения узнала, что год назад Маргарита Беланже родила сына. Императрица тут же побежала к императору.

— Только что мне стало известно, что у вас есть сын от этой девки, — выкрикнула она. — Скоро Франция будет набита вашими незаконнорожденными детьми!

— Эжени, — умоляющим голосом заговорил император.

— Не перебивайте меня! Я не хочу, чтобы Европа подозревала меня в том, что я соучастница ваших адюльтеров!. Я уезжаю в Биариц, где и буду отныне жить.

Тогда Наполеон III дрожащим голосом произнес:

— Маргарита Беланже действительно родила сына, но это не мой ребенок!

— Я вам не верю. Мне нужны доказательства.

И Евгения вышла, хлопнув дверью.

Император, совершенно потеряв голову, тотчас же послал за месье Девьеном, первым председателем апелляционного суда. «В соответствии с кодексом об императорской семье именно этот магистрат должен был в случае иска о разводе выступить в качестве примиряющей стороны».

— Месье Девьен, я хочу доверить вам чрезвычайно важное поручение. Ближайшим поездом вы отправитесь в Сомюр. Там вы наймете экипаж и поедете в Вильбернье, где сейчас находится Маргарита Беланже. Вам укажут ферму ее родителей. Вы попросите ее написать письмо…

Наполеон III вдруг смутился. Он закурил и продолжил:

— …Письмо, в котором она должна признаться в том, что она меня обманула… что ребенок, которого она родила, не от меня… имени отца мальчика можно не называть… и что она чувствует себя виноватой передо мной…

Месье Девьен поклонился.

— Я все сделаю. Сир…

Император не отпускал его.

— Это еще не все! Пусть она напишет мне прощальное письмо, в котором попросит прощения и поблагодарит меня за все то, что я для нее сделал… Это письмо должны, естественно, продиктовать ей вы, месье Девьен… Идите и помните, что от того, как вы справитесь с этим поручением, зависит мое спокойствие.

Месье Девьен подумал, что в то время как император Максимилиан в Мексике действует во вред Франции, заботы Наполеона III выглядят несколько странно. Но он ничего не сказал и обещал выполнить возложенную на него миссию.

На следующий день он уже был в Сомюре и отыскал Марго в Вильбернье. Он застал ее «в капоре, за супом из капусты и за кувшинчиком сидра».

Она увела месье Девьена в свою комнату. Между ними состоялся долгий разговор. Месье Девьен, восседая на колченогом стуле, пылко доказывал ей, что письма, о которых просит император, послужат знаком ее нежной любви к Наполеону III. Марго была покладиста. Она согласилась написать под диктовку признание в том, чего она не совершала…

Месье Девьен сообщил ей, что в обмен на эту любезность Ее Высочество дарит ей землю в Муши.

Марго проводила месье Девьена до экипажа со множеством реверансов и пригласила его навестить ее в Сомюре вечером. И так как никого поблизости не было, она прибавила шепотом:

— Знаешь, ты ведь мог бы заплатить за мой ужин!

Но щепетильный месье Девьен приехал не для того, чтобы развлекаться с экс-фавориткой императора. Он спешил выполнить возложенное на него поручение и вернуться в Париж.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать