Жанр: Исторический Детектив » Андрей Ильин » Слово дворянина (страница 44)


Покатилась арба, на камнях и выбоинах подскакивая.

Затряслись в ней пленники...

Вот ведь как оно странно вышло-то! Мечтал Яков о том, чтобы вместе с Дуняшей быть да так к милому дружку прижаться, чтоб всю-то жизнь от себя ее не отпускать...

И так все и случилось!

В точности исполнились мечты его!..

Вместе они теперь! И прижался он к ней, ровно так, как хотел, — так что не оторваться им друг от друга, как ни старайся!.. И быть им так, вместе, до самой смерти!

Жаль только, что недолго, ибо смерть их уж не за горами!..

Глава ХLI

Сидит Джафар-Сефи в доме своем да сладкий шербет пьет. А пред ним девы нагие танцуют, что из гарема его! Ибо главный евнух, помимо шахского, и свой гарем имеет, что не всякому позволено, а ему дано!

Сто наложниц в гареме Джафар-Сефи, одна другой краше! Но не для сладострастья гарем его назначен, а для положения — ибо чем более велик гарем, тем знатней хозяин его! По гарему и почет!

Танцуют девы, станы свои сладострастно изгибая, глядит на них евнух — да не видит их! Ест пахлаву, но кажется она ему невозможно горькой! Не до радостей теперь евнуху — ждет он гонца от шаха. Коли прибудет тот, значит, угодил господину евнух. А нет — беда!..

Томительны минуты ожидания.

Танцуют девы, но в сторону глядит евнух — на часы, в которых из одной чаши в другую песок перетекает!

Когда ж вести из дворца шахского прибудут?!

Да угадать бы какие — добрые или злые?

Ждет евнух, весь в слух обратясь...

Вот послышалось далеко звяканье мелодичное — или это браслеты на ногах наложниц звенят?.. Нет — то колокольчики серебряные, что к уздечке скакуна подвешены, гремят, дабы все загодя их слышать могли и с пути сворачивать!

«Дзинь-дзинь-дзинь!» — бренчат колокольчики.

О том предупреждая, что то не праздный всадник, а гонец шахский скачет и всяк, кто бы ему ни встретился, хоть простой горожанин, хоть купец, хоть визирь, должны, под страхом смерти, сойти с дороги!

Дзинь-дзинь-дзинь!..

Вдруг стих звон!

Вздохнул облегченно евнух.

Коль не слышно колокольчиков, значит, не проскакал мимо дома его всадник!

Вот уж вошел гонец запыхавшийся. Поклонился:

— Шах наш величайший из великих благословенный Надир Кули Хан, да продлит Аллах годы его, послал меня, дабы вручить подарок сей!..

Да суму заплечную сняв и раскрыв, вытащил и протянул евнуху перстень с алмазом, с руки шахской снятый, на котором имя мудрейшего из мудрых вязью арабской трижды написано!

Нет желанней и ценней того подарка!

Пал ниц Джафар-Сефи, господина своего славя да перстень тот драгоценный целуя!

Значит, угодил он шаху!

И будто гора с плеч долой!..

Вчера лишь он, дабы властелина своего в горе утешить, явил ему наложницу новую, которой тот покуда не видел. И была она красоты невиданной: с лицом, подобным сиянию камней самоцветных, от которого взор отвести нельзя; с талией, что двумя пальцами перехватить можно; с бедрами пышными и изогнутыми, словно луки тугие, тетивой стянутые; с пупком, что способен вместить две унции масел ароматных; с грудью, будто созревший плод; с кожей атласной да чистой, на которой ни единой морщинки или родинки сыскать нельзя, как ни старайся!

Не видел доселе никто такой красоты совершенной!

Но не одной красотой наложница та славна, но тем, что умеет во всяком страсть великую разжечь — ласками своими, голосом, что подобен журчанию горного ручейка и пенью птиц, да ароматами, что тело ее источает!

Ту наложницу Джафар-Сефи средь сотен первых красавиц сыскал, для гарема шахского отобранных, да сам, никому того не доверив, танцам, пению сладостному, речам медовым и премудростям любовным, что сердце шаха воспламенить способны, обучил. Да никому ее до поры до времени не показывал, в покоях тайных пряча! А как время пришло — пред очи шаха явил. Явил да сказал:

— Есть у меня для тебя, господин мой, наложница новая — отрада очей, бутону розы подобная! В целом свете нет ее краше да в любви искусней! Призови ее к себе, и пусть утешит она тебя в горе твоем!

Да сказав так, поклонился и сбросил с наложницы накидки, что скрывали ее. Тут открылось лицо ее красоты неописуемой и тело нагое, одной лишь легкой шелковой накидкой прикрытое.

Взглянул на нее шах — да обмер.

Лучшие красавицы со всего мира собраны в гареме его, но не

было средь них еще столь прекрасной!

Стоит наложница, взор потупив, покорно ждет, дабы исполнить любую волю господина своего.

— Кто ты? — спросил восхищенный шах.

— Лейла, дочь хана Самур-Бека... Усмехнулся Надир Кули Хан — во сто крат слаще вино, коли оно из погребов врага, тобою поверженного!.. Велик был Самур-Бек, ста племенами владея, которые огнем и мечом покорил! Оттого возгордился, непобедимым себя возомня, да союз с шахом отверг, посланцев его живьем в землю приказав зарыть. Одного лишь отпустил, дабы передал он, что не станет гордый Самур-Бек говорить с выскочкой безродным, что коров в детстве пас!

Не снес шах оскорбления и пошел на Самур-Бека войной. Коротка война та была, да кровава. Тысячу городов сжег Надир Кули Хан, развеяв в четыре стороны пепел от них! И не стало тех городов.

Пал ниц гордый Самур-Бек, пощады прося.

Да не простил его шах! Принял смерть Самур-Бек, и голову его, на копье насадив, воины по всей стране из конца в конец пронесли. Сыновей его всех и родственников по мужской линии со всех пределов собрали да убили, а дочерей в гаремы продали.

Так несравненная Лейла при дворе шахском оказалась!

Взглянул на нее шах да сказал:

— Дважды услужил ты мне, Джафар-Сефи, — измену во дворце моем и гареме раскрыв и деву прекрасную предо мною явив! Коль будет она столь же искусна в утехах любовных, сколь ликом своим прекрасна, получишь ты в подарок дворец и с руки моей перстень!

Упал главный евнух на колени да, не вставая с них, пополз к ногам господина своего, дабы туфлю его поцеловать! Да поцеловав, так же ползком пятясь и телом своим тучным колыхаясь, из опочивальни удалился, дверь за собой бесшумно прикрыв...

А утром — перстень с руки шахской получил!

И как только ускакал гонец, вознес Джафар-Сефи хвалу Аллаху, да тут же призвал к себе гостей, дабы им подарок шахский показать и им похвастать!

А как пришли все, сказал:

— Великую милость явил ныне величайший из великих шах Надир Кули Хан, приблизив меня к себе и вручив перстень с именем своим.

Сказал, да перстень вперед выставил!.. На который все глянули да возликовали!

И стал евнух главный хвастать безудержно могуществом своим, говоря:

— Ныне, смерть от господина своего отведя да подарком дорогим ему угодив, стал я главным советчиком шахским, коему верит он, как самому себе, отчего способен я положение свое в пользу любому обратить. Могу, коли захочу, всякого визиря или султана словом одним низвергнуть в прах, либо, именем и милостью шаха, к трону вознести!..

И верно — так и было!

И сказав так, Джафар-Сефи гостям посулы раздавать стал:

— Хочешь — тебя, Турмаз, сделаю я хранителем ключей?

Тебя, Насим, — главным над всей стражей дворцовой, что покои шахские охраняет, и гарем его, и все ворота дворцовые?

Тебя, Алишер, — над всем войском персиянским поставлю...

И как говорил это Джафар-Сефи, те, к кому обращался он, кланялись ему почтительно, хоть все они были визирями и султанами!.. Но хоть были они визирями да султанами, ни у кого из них не было перстня шахского!

И сказав так, и ни единого гостя милостью своей не обойдя, прибавил Джафар-Сефи:

— А как станете вы, кем сказал я, то не забудьте, кому тем обязаны! И чему!..

И, став главным хранителем ключей, сможешь ты, Турмаз, как время придет, отомкнуть любую дверь.

А ты, Насим, заведуя стражей дворцовой, поставишь в караулы людей верных, жизни лишив всех тех, кто тревогу поднять способен.

А ты, Алишер, стянешь вкруг крепостных стен войска преданные да расставишь их так, чтобы никого внутрь не впустить да никого из дворца не выпустить.

И тогда уж никто нам не помешает!

И сможем мы лишить жизни господина нашего.

Ненавистного шаха Надир Кули Хана!..

Ибо поспевать надо, пока в великой силе я да к господину приближен, что слушает меня, как себя!

И коли поспешим мы — ждет нас великая удача, а шаха — скорая погибель.

А нет — все мы без голов будем!

И да пребудет с нами всемилостивый Аллах!..



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать