Жанр: Научная Фантастика » Марина Наумова » Если ты человек (страница 3)


- Что? - Альберт поперхнулся и закашлялся. - Почему?

- Я дам тебе ружье. Оно заряжено серебряными пулями.

- Нет... Это дикость, бред, я отказываюсь! Почему я?

- Я все рассчитала. Я вижу тебя насквозь - тебе не могут помешать ни совесть, ни жизненные убеждения, лишь страх перед законом, а его можно убить еще большим страхом. - Она заглянула ему в глаза. - Тебя ведь заботит только собственное благополучие.

Слова Карины жгли Альберта сильнее прикосновения ее рук, ожоги от которых он чувствовал по всему телу. Она унижала, она насиловала его, насиловала именно сейчас, словами, а не тогда...

- Ради благополучия ты бы не убил, потому что боишься его лишиться, продолжала Карина. - Ты не игрок, и не любишь лишнего риска. Но именно ради сохранения своего благополучия ты убьешь меня - потому что я не оставлю тебе выбора... Видишь, я не взываю к твоей совести, не говорю: "Если ты человек - сделай это, потому что в этом твой долг перед людьми." Я знаю, чего и от кого можно ожидать. А ты - мой!

- Карина!

Она молча встала с дивана и вышла. Хлопнула, закрываясь, дверь в прихожей. Альберт понял, что дрожит.

- Но почему я? - снова простонал он.

Звонок испугал его. Потребовалось время, чтобы он смог решиться подойти к двери и посмотреть в "глазок". На лестничной площадке никого не было. С некоторым облегчением он выглянул из квартиры и сглотнул: под ногами лежало старое ружье. Альберт осторожно наклонился к нему и неуверенно потрогал. Ружье как ружье. Альберт осмотрелся еще раз, снова никого не увидел, и, наконец, опасливо взял подложенное Кариной оружие, словно оно могло в любой момент ожить. За соседней дверью завозились. Альберт быстро отступил в прихожую и защелкнул замок.

Знакомый и ясный еще вчера мир перевернулся. Ну чем он прогневал Бога, за что ему на голову свалилась эта Карина? Жил как все, никого но трогал... Почему он должен терять все с таким трудом достигнутое из-за каких-то вампиров? А что если ее убийство не может быть расценено законом, как убийство? Что если она обратится в прах, испарится, если в нее выстрелить? Но даже если и так, выстрелы в квартире привлекут внимание соседей, придется оправдываться... А ведь есть еще и статья за незаконное хранение оружия... "Стерва, сука, дрянь!" - проклинал он Карину. Дикая злость овладела им, он с удовольствием избил бы эту девку. Швырнул бы на пол и бил - долго, чем попало; он почему-то был уверен, что она не стала бы кричать. "Пусть только сунется!" - грозил он двери. Избить - и вышвырнуть вон. Довела! А мучительная тоска - ностальгия о беззаботном вчера - уже пронзала его насквозь, жгла мозг и сосала под ложечкой.

К вечеру опять стала расти тревога. Легко сказать - избить. Он уже чувствовал на себе ее силу, силу вампира, - когда она заставила его переспать с собой. Что-то низкое и гадкое чудилось теперь в этом. Заставила... Действительно заставила, вопреки его воле. Повалила на диван и влезла сверху - разве это не надругательство над его мужским достоинством? Показала силу... Да, у нее безусловно была сила - темная, нечеловеческая, и потому вдвойне опасная. Скорее уж она сама может его избить... но сделает другое.

Она придет ночью, чтобы его убить. Или он - или она. ("Самозащита... Смягчающее обстоятельство?") Он представил себе ее смеющийся рот и клыки (где-то на втором плане были и глаза - темные, серьезные, полные тоски и боли, но блеск зубов не позволял их различить четче). "Наверняка не меньше волчьих..." Он потрогал ружье. Да, защититься можно, но все равно несправедливо. Почему он должен защищаться?

Вечер прошел в напряженном ожидании. Альберт вздрагивал от каждого шороха - враг мог появиться с любой стороны еще до наступления темноты он всюду включил свет и теперь сидел на диване, прижавшись спиной к стене только стенам он еще доверял. На улице темнело, вместе с темнотой рос и страх. Альберт с силой закусывал губу и не чувствовал боли. Вот сейчас скрипнет дверь... Или хлопнет окно в кухне... Или начнет отворяться балконная дверь... Альберт

покосился в ту сторону и похолодел: на балконе кто-то был. Не она - кто-то высокий и белый. Этот высокий размахивал руками, намереваясь разбить стекло.

- Ну, ты!.. - Альберт хотел крикнуть, бросить призраку вызов, но вышло что-то вроде сдавленного писка.

Белый за окном взмахнул руками, потом бросился на стекло, заставив Альберта вскинуть ружье. И... ни чего не произошло. Альберт наконец понял, что это не призрак, а старый плащ, забытый еще до отпуска на балконе..

В кухне что-то зарычало - Альберт напрягся, но вновь "промазал": это был всего лишь холодильник. Обыденные шумы, на которые обычно не обращаешь внимания, превращались в орудие пытки страхом. Альберт то пробовал молиться, то скрипел зубами, то стонал, не понимая, чем заслужил подобное издевательство. Даже обычный комар, прикоснувшись к щеке, словно ударил током.

Для Альберта было загадкой, как он дожил до утра и почти не поседел. Поднявшееся из-за домов солнце казалось ему обманом, рассчитанным на то, что он поверит в утро и высунется из квартиры. Однако солнце светило, часы показывали восемь, под окном матерились и лязгали контейнером мусорщики. Загудела сирена "скорой" и замолкла у самого дома. Альберт нерешительно подошел к балконному окну (плащ так и висел на веревке). Утренний двор был пуст, на месте "Мерседеса" желтел "попугайчик". Милиция и "скорая"? Альберт нахмурился. Значит, не зря он трясся всю ночь!

Вниз по лестнице Альберт скатился почти бегом. Милиция толклась на первом этаже. Дверь квартиры слева (расположенной, как и его собственная) была открыта. Альберт решительно шагнул туда. Полный веснушчатый милиционер загородил было ему дорогу, но Альберт все-таки ворвался в квартиру. Ему казалось, что если он не увидит вблизи прикрытые белым трупы, случится что-то непоправимое.

- Пустите... я догадываюсь, кто убил. Покажите мне... Хмурый врач приподнял простыню, открыв голову соседа по подъезду. Альберт снова закусил губу, его затошнило. Это не было "обычной для вампиров" маленькой ранкой - из грубо разорванного горла торчали вытянутые сосуды, местами уже подсохшие и пахнущие кровью. - Я... Это она... Карина... Пустите! Альберт выбежал из квартиры.

"Ружье? Где ружье?" Дверь была открыта (неужели забыл закрыть?) Ружье лежало на столе, на самом видном месте. Альберт вцепился в него, как в спасательный круг, и тут занавеска зашевелилась, и на него пошла ОНА.

Глаза Карины были пусты, лицо, покрытое потеками крови, ужасало безжизненным выражением. Кровавые пятна на платье казались черными. Альберт отступил, ловя ртом воздух. Новый шаг Карины приблизил ее на расстояние вытянутой руки... Он выстрелил не глядя, наугад. Что-то теплое брызнуло ему в лицо. Мягко упало тело. Лоб Карины был прострелен, края раны почему-то шевелились.

"Серебряные пули - разрывные? - тупо подумал он, и услышал топот ног на лестнице. - Специально, стерва, милицию вызвала!"

Он, собравшись с духом, перескочил через ее тело (дыра расползлась уже на пол-лица), вылетел на балкон, повис на руках и спрыгнул в палисадник. Он не знал уже, от кого бежит. Скорее всего - от себя...

Наконец он добрался до асфальта Он мчал, не разбирая дороги. Что-то огромное черное гналось за ним теперь. Первый удар был слаб - его хватило только на то, чтобы бросить Альберта наземь и дать рассмотреть противника. Это был "Мерседес". На секунду автомобиль замер, рассматривая хищными фарами свою жертву, потом немного отъехал, и вновь ринулся на Альберта.

...А веснушчатый милиционер с удивлением читал странную записку, найденную на столе в квартире Альберта: "Я говорила, что ЭТО сильнее меня, и поэтому пришла к тебе днем. Ночью ты бы погиб. И знай - я счастлива, потому что умру человеком..."



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать