Жанр: Боевая Фантастика » Дэйв Волвертон » Ученик Джедая-1: Становление cилы (страница 19)


Глава 16

Собрание закончилось ничем. Ситуация сложилась патовая. Обеим сторонам больше ничего не оставалось, как разойтись. Оби-Ван вышел из комнаты отдыха вместе с Куай-Гоном. Во время стычки джедай крепко держался на ногах, не выказывая слабости, однако по лицу его ручьями катился пот, и Оби-Ван догадывался, какого напряжения сил стоило джедаю сохранять сознание.

— Я провожу вас до каюты, — предложил Оби-Ван. Куай-Гон не стал возражать, и мальчик еще раз понял, что джедай еле держится на ногах от слабости.

Когда Куай-Гон дошел до коридора, где находилась его каюта, ноги у него подкашивались, в глазах потемнело. Он был рад, что рядом с ним находится Оби-Ван. Миновав последний поворот, джедай покачнулся. Оби-Ван бережно подхватил его под руку и помог устоять на ногах.

— Как вы себя чувствуете? — запинаясь от волнения, спросил мальчик.

— Я поправлюсь, — еле слышным голосом пообещал Куай-Гон. — Просто… мне нужно… сосредоточиться.

Оби-Ван помог ему дойти до каюты и заботливо усадил в кресло. Еще в разгар стычки в мозгу мальчика зародился план. На этот раз он не повторит предыдущей ошибки — обязательно поставит Куай-Гона в известность.

— Мастер Джинн, — начал Оби-Ван. — У меня есть идея. Я опять проберусь по вентиляционным туннелям на территорию «Дальних миров». Теперь-то я хорошо знаю, где что расположено. Дождусь, пока Джемба останется один, подкараулю его и убью.

Куай-Гон на миг прикрыл глаза, словно предложение Оби-Вана причинило ему куда более сильную боль, чем раны.

— Нет, — твердо заявил он. — Ни в коем случае.

Всего несколько минут назад он порадовался тому, как удачно разрешил Оби-Ван критическую ситуацию с арконцами и с каким достоинством он уклонился от схватки с Джембой. А теперь мальчишка снова строит безрассудные планы, позволяя горячему сердцу брать верх над здравыми суждениями.

Разумеется, Куай-Гон не мог не признать, что планы эти не более безрассудны, чем кое-какие из тех, которые сам он вынашивал в далекой юности. И все-таки разочарование в мальчике укололо его с такой силой, что он сам удивился. Почему, когда дело касается этого паренька, непонятные чувства всегда застают его врасплох?

Куай-Гон устало выпрямился в кресле. Раненое плечо вдруг вспыхнуло жгучей болью. Он долго пытался не обращать внимания на эту боль, но под конец она все-таки одолела его.

— Послушайте, — взмолился Оби-Ван. — Вы ранены. Сейчас вы не можете сражаться. Но я-то могу! И буду сражаться вместо вас. Поверьте, я сумею обуздать гнев и сделаю все, что нужно… Если Джемба будет мертв…

— Ничего не изменится, — закончил за него Куай-Гон. — Оби-Ван, как ты не понимаешь? Убить Джембу — это не выход. Джемба — всего лишь один из хаттов. Вместо него придут другие, такие же злобные и алчные. Если его убить, планы, которые он составил, все равно осуществятся. Место Джембы займет другой хатт, может быть, еще хуже него. Знаешь, что мы должны сделать? Научить этих людей тому, что…

— Но он несет в себе зло, правда? — спросил Оби-Ван.

— То, что задумал Джемба, очень плохо, — уклончиво ответил Куай-Гон.

— Никогда не видел в одном существе столько зла! — взорвался Оби-Ван.

Губы Куай-Гона тронула печальная улыбка.

— А много ты в жизни повидал, Оби-Ван?

Мальчик промолчал. Он еще многому должен научиться! Сердце его кричало, что Джемба несет в себе зло, что это зло

распространяется и порабощает невинные жертвы. Злосчастный хатт пуще всех на свете заслужил мучительную смерть. Однако Оби-Ван не посмел ослушаться Куай-Гона.

— Я встречал злодеев и похуже, — продолжал Куай-Гон. — Если в гневе к тебе приходят мысли об убийстве, знай: такие мысли исходят со стороны темных сил.

— Тогда как же нам заставить его вернуть дактил? — спросил Оби-Ван.

— Никак. Нельзя силой заставить человека быть честным и порядочным. Такие качества должны исходить изнутри — их нельзя навязать извне. В данном случае я предпочту подождать. Может быть, Джемба передумает. А возможно, его ждет страшная участь. Как бы то ни было, убийством ничего не решить.

— Но… но вам и раньше приходилось убивать, — нерешительно произнес Оби-Ван.

— Приходилось, — признал Куай-Гон. — Когда не было другого выхода. Но, совершив убийство, я всего лишь выигрывал схватку. Это победа маленькая, очень маленькая. А выигрывать надо куда более серьезные битвы — битвы за сердца. Иногда, проявив терпение и разум, показав добрый пример, я добивался гораздо большего, чем победа в бою, — я превращал противника в друга.

Оби-Ван задумался над этими словами. Несмотря на боль и слабость, Куай-Гон все-таки нашел время высказать Оби-Вану свои мысли. Еще вчера джедай просто скорее всего отдал бы ему строгий приказ, а потом велел удалиться. Значит, в отношениях между ними что-то изменилось.

— Вы испытываете меня, правда? — догадался Оби-Ван. — Вы передумали и хотите взять меня к себе в падаваны? — Мальчик с трудом скрывал бьющую через край радость.

Но Куай-Гон покачал головой.

— Нет, Оби-Ван, — твердо ответил он. — Я тебя не испытываю. Тебя испытывает жизнь. Каждый день она ставит перед тобой новые задачи. Ты можешь с блеском решить их, а можешь и провалиться. И даже выдержав все испытания, ты не станешь джедаем. Ты станешь человеком.

Оби-Ван отшатнулся, словно Куай-Гон ударил его по щеке. Не в силах сдержать нахлынувших чувств, мальчик заглянул в собственное сердце. Оказывается, он обманывал сам себя. Уверял себя, что согласен с решением Куай-Гона, что хочет только одного — завоевать его уважение. Но глубоко, очень глубоко внутри он все-таки надеялся, что храбрость, проявленная перед лицом врага, заставит Куай-Гона изменить своемнение.

Теперь ему открылась вся правда.

Куай-Гон заметил, как в одночасье переменились глаза мальчика. Тот наконец понял, что решение джедая — окончательное. Наверное, даже испытал облегчение. Куай-Гон видел, что гнев покинул душу Оби-Вана. Но вместе с гневом ушло что-то еще. Оби-Ван растерял все надежды на будущее.

Оби-Ван отвернулся и вытер лицо рукавом. Куай-Гону стало больно. Что с мальчиком? Он плачет? Неужели отказ так глубоко ранил его?

Но тут Оби-Ван опять повернулся, и Куай-Гон заметил, что по лицу его струится только пот. На ресницах мальчика не блеснуло ни единой слезинки. В его потухшем взгляде Куай-Гон прочитал лишь одно — крушение самых потаенных надежд.

Куай-Гону стало стыдно. Он только что вел благородные разговоры о том, как завоевывать сердца врагов — и вот, пожалуйста. Он собственной рукой разбил сердце мальчика, который мечтал стать его другом.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать