Жанр: Боевая Фантастика » Владимир Ильин » Последняя дверь последнего вагона (страница 30)


На самом деле — обычные деревья. Это я слишком мал.

— Саша! — с упреком произносит все тот же женский голос у меня за спиной. — Почему ты не отзываешься, когда тебя зовут?..

Молодая женщина с копной белокурых волос, в узких брючках и белоснежной блузке направляется ко мне через лужайку.

— Господи, как же ты меня напугал, шалунишка ты этакий! — причитает она на ходу. — Ну почему ты такой непослушный? Сколько раз я тебе говорила — не отходи от группы слишком далеко, а ты — ноль эмоций!.. Ты что — потеряться хочешь? Мне же придется отвечать перед твоей мамой, если с тобой что-нибудь случится!

Она вплотную подходит ко мне и садится на корточки, оказавшись совсем близко. Так, что я ощущаю слабый аромат цветочных духов и могу наблюдать две упругие выпуклости в вырезе ее блузки.

На всякий случай целомудренно зажмуримся. Тоже мне — воспитатели! С малых лет детей развращают…

Мое лицо щекочут ее волосы. Что это она делает? Ага, нахлобучивает на меня кепку. Потом настойчиво тянет меня за руку, так что волей-неволей приходится открыть глаза и встать.

— Ну что ты молчишь? — говорит тем временем женщина. — Ты что — воды в рот набрал? И вообще, что ты здесь делал?.. Господи, а спина-то какая грязная! Опять мне попадет от твоей мамы за то, что не уследила за тобой, грязнулей!.. Ладно, в садике почистимся, а сейчас идем скорее, а то вся группа из-за тебя на обед опаздывает!..

Она влечет меня за собой, как кутенка на привязи, и я уже собираюсь возмутиться, но вовремя прикусываю язык.

Ко мне постепенно возвращается память, и последние воспоминания, которые в ней сохранились, связаны с белоснежным судном, плывущим неведомо по какому морю, с боевым джампером, падающим с неба на палубу в стремительном пике, с автоматными очередями и с болью, которая длилась считаные доли секунды, когда полыхнула яркая вспышка взрыва…

Черт возьми! Неужели я все-таки погиб тогда, а теперь воскрес в новом обличье?!.

Ладно, потом разберемся. Когда будет побольше времени для размышлений. А сейчас главное — понять: кто я, где я и что я должен делать?

Глава 2. АДАПТАЦИЯ

Помнится, в старом анекдоте одна мамаша говорила учительнице своего сына: «Уверяю вас, у моего ребенка гениальная голова! Нужно только никогда не спрашивать у него того, чего он не знает…»

Было бы неплохо, если бы сейчас люди вокруг меня следовали этому мудрому совету! Потому что я не знаю о себе НИЧЕГО. Вернее, не о себе, а о том, за кого меня принимают окружающие.

Кое-что, правда, известно «по умолчанию». Речь идет о мальчике лет пяти, которого зовут Саша Королев. Значит, русский. У него есть родители. Мама, по крайней мере. Он ходит в детский сад неизвестно какого города неизвестно в каком году. А все остальное можно смело относить к величинам, которые в математике принято обозначать как «икс» и «игрек».

Скажем прямо — негусто.

Значит, надо открыть нараспашку все органы восприятия и жадно, как дорвавшийся до оазиса в пустыне усталый странник, поглощать потоки информации, быстренько ее анализировать и мысленно раскладывать по полочкам. А потом — использовать. Так, чтобы никто не заподозрил, что мальчика Сашу постигло необъяснимое помрачение сознания.

И вообще — «скажи еще спасибо, что живой!»…

Скажу, обязательно. При первом же случае. Только кому? Заоблачному старцу в белой хламиде, вдруг вздумавшему давать отдельным смертным вторую жизнь? Инопланетянам, ставящим на нас свои непонятные эксперименты? Или чудовищным генетическим аномалиям, перед которыми отступают жизнь и смерть?

Впрочем, благодарности мы прибережем на потом. А пока надо вживаться в новое обличье.

А, собственно, почему я решил, что надо действовать, как советовал когда-то Фет: «Молчи, скрывайся и таи и мысли, и мечты свои…»? Не лучше ли сразу поставить точки над «i» и объявить всем, кто я такой?

А вот фиг вам! Не дождетесь!.. И не потому, что в нутро мое еще со времен работы на Интерпол въелись гнусные шпионские навыки, коими я успешно пользовался и в Инвестигации.

Трезво надо мыслить, господа, трезво, даже если вы упились до положения риз, как говаривал один шеф русской разведки еще в царские времена. А если трезво, то давай представим, как это будет выглядеть. Взглянем на ситуацию глазами стороннего наблюдателя (инопланетянина, как шутили, бывало, в Конторе). Пятилетний Саша Королев вдруг заявляет, что он — это не он, а бывший инвестигатор имярек, погибший энное время тому назад. Кстати, судя по окружающей обстановке, не так уж давно. Во всяком случае, техника на улицах осталась примерно на том же уровне. Вон тот турбокар, например, как две капли воды похож на мой «Тандерболт». Да и вывески всяких заведений — обычная голография, без каких-либо нововведений. Ничего крутейшего, умопомрачительно-модернового в поле зрения не наблюдается…

Ладно, не будем отвлекаться.

Что о Саше подумают все вокруг? Наверное, в первую очередь, что он стал жертвой неизвестного науке, но весьма серьезного психического расстройства. И какая разница, что он изъясняется, как подобает взрослому? Все равно это аномалия, что бы ни лежало в ее основе.

Предположим, что тебе даже удастся обосновать свои претензии на обладание душой покойного Сабурова. Ну, например, перечислением имен и фамилий своих бывших коллег. Или разглашением иных подробностей своей «прошлой жизни».

Ну и что дальше?

Найдется ли такой идиот, который захочет проверять твои россказни, когда гораздо проще подвергнуть «заболевшего ребенка» специализированному лечению?

Пожалуй, кроме инвестигаторов, в реинкарнацию никто не поверит. Следовательно, единственный выход заключается в том, чтобы связаться с Инвестигацией.

А что потом? А ничего хорошего. Ты станешь подопытным кроликом для Игоря Всеволодовича и того же Кости-Референта. И очень удобным кроликом, кстати. Еще бы: в кои-то веки объектом исследований станет не посторонний, а свой, родной, можно сказать, человечек, который знает, что и как от него требуется…

Ну хорошо, а тебе-то самому что это даст? Ты всю жизнь работал на госпожу Истину, ради нее ты был готов на все, в том числе и на то, чтобы приносить ей в жертву других. Но когда дело коснулось тебя самого, оказывается, что перспектива стать экспериментальным материалом тебя почему-то не устраивает.

В любом случае Инвестигация попытается сохранить твое перевоплощение в тайне от общества. А это значит, что ты, взрослый в теле малого ребенка, обречен на изоляцию в течение как минимум

пятнадцати-двадцати лет.

Но есть и другая альтернатива. Эгоистичная и, в общем-то, недостойная для бывшего служителя Его Величества Истины. Зато открывающая весьма заманчивые перспективы.

Каждый должен стремиться использовать отпущенное ему время жизни с максимальным коэффициентом полезного действия. Этой аксиомы ты и стремился придерживаться.

Но теперь, когда ты оказался в новой ипостаси, не лучше ли забыть о том, что осталось у тебя за спиной, и начать все заново? Обнулить свой жизненный счетчик, так сказать. Сабуров умер? Что ж, царство ему небесное. Зато у Саши Королева еще вся жизнь впереди. И если действовать с умом, то можно будет выжать из его будущей жизни все, что можно. Не повторить тех ошибок, которые ты когда-то допускал по молодости и глупости. Не размениваться на пустяки. Не заниматься той ерундой, которая лишь с высоты прожитых лет оказывается таковой. К тому же, если пустить в ход запас знаний, который у тебя имеется, то можно выцыганить у судьбы гигантскую фору. Например, школа тебе вряд ли потребуется. Для вида, конечно, на нее можно затратить года два-три, чтобы не пугать окружающих своим нездоровым «вундеркинизмом». Хотя все равно придется оказаться в центре внимания. Ничего, переживем. Не мы первые, не мы последние. Поудивляются, поахают, поохают, да и спишут на мутацию генов, питание с грудного возраста поливитаминами или повышенную радиоактивность окружающей среды. Рано или поздно о тебе забудут, как забывали многих феноменальных детей, стоило им достичь совершеннолетия…

Зато к двадцати годам ты сможешь закончить любой престижный университет, к двадцати пяти получить степень доктора наук, наклепать множество научных трудов, сделать массу открытий и в тридцать — ну, максимум в тридцать пять — стать действительным членом Академии Всех Наук…

То же самое — и в отношении личной жизни. Сколько времени в той, первой, жизни потеряно на девчонок, которые впоследствии оказывались глупыми, вздорными и неинтересными. А если вспомнить неудачный брак, ссоры, порчу нервов себе и другим и в конечном счете — развод… Слава богу, хватило ума не обзаводиться детьми, а то бы проблемы возросли в геометрической прогрессии.

Но теперь-то мы — люди опытные, и нас на мякине не проведешь. Долой семью как фактор, отвлекающий от творческой деятельности на благо общества! Да здравствует свобода и независимость!..

Об этом я размышляю, шествуя в строю сверстников Саши Королева под предводительством воспитательницы. Почему-то этот нелепый анахронизм — водить детей обязательно колонной по двое, да еще заставляя держаться за руку соседа, — до сих пор сохранился в дошкольных учреждениях.

Моим напарником оказывается черноволосый крепыш с пластмассовой лопаткой, которую он небрежно тащит под мышкой. Время от времени он косится на меня и, словно проверяя на прочность, принимается больно сжимать своей потной ладошкой мои пальцы. Наконец мне надоедают эти садистские штучки, и я собираюсь одернуть черноволосого словами: «Прекрати, иначе я надеру тебе уши!» — но вовремя осознаю, что такая тирада будет звучать нелепо в устах пятилетнего малыша.

Приходится прибегнуть к более действенным методам отпора. Например, лягнуть будущего садиста незаметно от воспитательницы.

Однако, вместо того чтобы уняться, черноволосый отпускает мою ладонь и с силой толкает меня в спину. У меня появляется прекрасная возможность убедиться в том, что я еще не владею своим новым телом. Видимо, мозг мой никак не привыкнет к тому, что тело весит килограммов двадцать, а не девяносто, как раньше. Не удержавшись на ногах, я кубарем лечу на песок аллеи, сбивая впереди идущих. Колонна сразу превращается в толпу, заливающуюся дружным хохотом. И с чего взрослые взяли, что дети — это ангелочки во плоти? На самом деле, трудно найти более злорадных, кровожадных и неразумных существ…

Поднявшись, я чувствую, что теряю остатки контроля над собой. Мой обидчик упивается победой, и смазливое личико его расплывается в самодовольной Улыбке.

В следующую секунду я убеждаюсь в том, что однажды приобретенные навыки никуда не исчезают, в какое бы тело тебя ни пересадили. Во всяком случае, подсечка, которую я провожу, оказывается классически мгновенной и безупречной — черноволосый, не успев пикнуть, лежит на спине, а я восседаю на нем верхом, готовясь при малейшем сопротивлении отключить соперника одним ударом в сонную артерию…

— Саша! Прекрати! — раздается крик воспитательницы. — Ты что делаешь, негодник? Разве можно драться?

В следующий момент сильные руки отрывают меня от черноволосого, подняв в воздух, и вновь опускают на землю.

У воспитательницы — встревоженный вид. Наши глаза на миг встречаются, и, наверное, женщина видит в моих что-то необычное, потому что в следующий миг она странным голосом осведомляется:

— Что с тобой происходит, Саша?

Я опускаю голову. Мне стыдно. Подумать только — пятидесятилетний мужик, а веду себя как самый настоящий дошкольник!

— С тобой все в порядке? — продолжает допытываться женщина. — Как ты себя чувствуешь?

— Нормально, — вынужден выдавить я. — Я… я больше не буду…

Уши мои пылают, как будто их окатили кипятком.

— Что ж, посмотрим, — с сомнением произносит она. — А чтоб до тебя лучше дошло, что нельзя драться со своими товарищами, после обеда встанешь в угол! На весь сончас!..

Как страшно — аж жуть… Да если б ты знала, милочка, сколько наказаний мне пришлось понести за всю свою предыдущую жизнь! И стояние в углу было не самым тяжким из них…

— Виктория Анатольевна, — пищит за моей спиной девчачий голосок. — Не наказывайте Сашу! Он не виноват! Борька первым начал! Он толкнул Сашу, и Саша упал!..

Что это за адвокат у меня выискался? Ага, вот она. Белобрысые косички, подвижное личико, некрасивая брешь в передних зубах и простенький сарафанчик, едва прикрывающий загорелые исцарапанные ноги.

— Ну все, хватит! — пресекает возможные сомнения в своем педагогическом авторитете Виктория Анатольевна. — На обед опаздываем, дети! Построились, быстренько!.. Сорокин, мы строимся всегда парами, а не троицами!..



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать