Жанр: Боевая Фантастика » Владимир Ильин » Последняя дверь последнего вагона (страница 48)


Слегин пожимает плечами:

— Все зависит от того, из чего ты исходишь в своих рассуждениях. Из того, что этот мерзавец действительно заготовил вселенскую катастрофу, или из того, что он блефовал?

— Конечно же, надо предполагать самое худшее, — вмешивается в разговор Астратов. — А иначе вся наша возня яйца выеденного не стоит, ребята… Это я так, к слову.

— Ладно, — соглашается Слегин. — Допустим. Тогда остается решить, что Дюпону дороже: своя жизнь или уничтожение всего живого на Земле?

— Что ж, давай разберем оба варианта, — предлагаю я. — Согласись, что два возможных результата — это не неопределенное множество ответвлений, в которых можно заблудиться… Если полагать, что Дюпон кривил душой, заявляя мне, что он не боится смерти — хотя его действия тогда, когда он понял, что его загнали в угол, говорят об обратном, — то он постарается предотвратить реализацию своей угрозы. Если это возможно, конечно. В том случае, если это возможно и, больше того, ему удалось отключить неведомый часовой механизм… Кстати, Юрий Семенович, в том месте, где содержатся «невозвращенцы», имеются компьютеры со свободным доступом в Сеть?

— Компьютеры-то имеются, — отвечает «раскрутчик». — И даже подключенные к Сети. Но с односторонней связью — сам пользователь не может ничего передать, он только может просматривать сайты. И, предвосхищая ваш следующий вопрос, Владлен Алексеевич, скажу, что на сегодняшний день все серверы всемирной Сети находятся под нашим контролем. В случае, если кто-то на Земле предпримет какие-нибудь подозрительные действия, связанные с Дюпоном и его «завещанием», то это будет мгновенно зафиксировано с одновременной засечкой электронного и обычного адреса соответствующего лица. Но пока ничего такого специалисты по комп-контролю не находили…

— Хорошо, — констатирую я. — Однако если Дюпону все же удалось незаметно дезактивировать свою мину замедленного действия, то не имеет особого значения, сумеем мы его найти до конца предполагаемого срока или нет…

— Как это — не имеет значения? — возражает Астратов. — По-вашему, человечество должно вечно зависеть от воли этого маньяка и надеяться, что ему не вздумается нажать на кнопку?!.. Жить на пороховой бочке — не тот вариант, который нам нужен, Владлен Алексеевич. Лучше разделаться с мерзавцем раз и навсегда!

— Согласен. Но мы пока изучаем гипотетические возможности, и данная альтернатива — еще не самая худшая… Гораздо хуже будет, если остановить свою адскую машину Дюпон либо не сможет, либо не захочет. Как, по-вашему, он поступит при таком раскладе?

Наступает пауза, пока мои собеседники пытаются сообразить, чего я добиваюсь от них. Наконец Слегин хлопает сначала себя по лбу, а потом — меня по плечу: — Молодец

инвестигатор! И как это мы раньше не додумались?!..

— О чем вы, Булат Олегович? — удивляется Астратов. — Поделитесь своим открытием с общественностью, пожалуйста!

Слегин поворачивается к нему:

— Лен правильно рассуждает, Юрий Семенович. Понимаете, мы-то с ним успели немного изучить главного «спиралыцика»… Кстати, мне еще одна мысль пришла в голову, но она наверняка покажется вам глупой.

Ваши люди в ходе поиска случайно не зацикливаются на том, что типа, которого они ищут, зовут Артур Дюпон?

— Конечно, нет. Что-что, а подробные сведения о его биографии они выучили чуть ли не наизусть. И можете не сомневаться, что когда всплывет некто по имени Феклист Мостовой, он же — Бернет Арене, он же — Олег Тарутин, он же — Раун Денисон, и еще целая куча фальшивых имен и фамилий, под которыми в свое время скрывался Дюпон, то он будет тут же повязан… Для этого у каждого реинкарнатора и существует комп-нот с доступом в Сеть. Это я так, к слову…

— Так вот, — продолжает Слегин, — мы с Леном считаем… — (Как он ловко повернул! «Мы с Леном»…

Вот так всегда: стоит тебе что-то придумать, как тут же найдутся желающие примазаться к твоему открытию.) — …что, зная о неминуемой гибели планеты, наш Дюпончик постарается избежать мучительного конца, который уготовил для всех остальных людей.

Скорее всего — суицидом.

Что ж, умения читать мои мысли Булат не утратил.

Именно это я и имел в виду.

— Единственная проблема заключается в том, что это может произойти как за месяц, так и всего за день до катастрофы, — говорю я. — Но все равно, эту возможность желательно взять на заметку. Прежде всего, собрать данные о тех детях, которые подвергались обработке, чтобы узнать, не было ли среди них попыток суицида, несчастных случаев с летальным исходом при странном стечении обстоятельств. Согласитесь, что в таком возрасте нормальному ребенку вряд ли придет в голову покончить с собой. Ну и, конечно же, не мешает установить тотальный контроль над теми, кто содержится во Взрослом Доме…

— Где-где? — в один голос переспрашивают Слегин и Астратов.

До меня доходит, что я употребил свой собственный термин в отношении «интерната для детей-инвалидов», который запущен в официальный оборот ОБЕЗом. Приходится пояснить своим собеседникам, что же я имел в виду.

Астратов усмехается:

— Взрослый Дом, говорите? А что? Лично мне нравится: метко и кратко…

Я молчу.

Как известно, каждый судит об одном и том же в меру своей испорченности.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать