Жанр: Боевая Фантастика » Владимир Ильин » Последняя дверь последнего вагона (страница 5)


Глава 2. ВЫХОД ИЗ «ПОДПОЛЬЯ».

Когда я спускаюсь на скоростном лифте в подвал, где находится автостоянка Конторы, в голову мою лезут всякие мерзопакостные мысли.

Хотя видимого повода для этого не имеется.

Например, совещание у шефа закончилось мирно. За неимением очевидных козлов отпущения шеф приберег свой кровожадный пыл на будущее и перешел к деловым вопросам. Таким, как создание опергруппы, которая будет раскручивать «дело вундеркиндов» — именно так, по нашей нелепой инвестигаторской привычке, было зашифровано предстоящее исследование «феномена реинкарнации». Тут Шепотин окончательно подобрел и поведал нам, что факты, когда малые дети обнаруживали несвойственные им замашки, уже давно привлекали внимание Конторы. Проблема, однако, заключалась в том, что трактовать их как доказательства переселения душ пока было нельзя. Ни один из известных случаев не был идеален в этом отношении.

В заключение Игорь Всеволодович довел до нас директиву Генерального секретаря Инвестигации, и суть этой директивы сводится к следующему.

В ходе исследования следует установить, во-первых, что наличие у детей сознания взрослых людей не объясняется ни ясновидением, ни телепатией, ни так называемой криптомнезией, именуемой в обиходе «генетической памятью».

Во-вторых, нужно определить, почему «воспоминания о прошлой жизни» носят спонтанный характер и проявляются лишь в определенных ситуациях — причем, как правило, экстремальных.

В-третьих, задача заключается в том, чтобы исключить возможность искусно разыгранной инсценировки, а также влияния родственников и посторонних лиц на «вундеркинда».

И, наконец, после положительного решения задач первого и третьего пункта оперативная группа должна дать ответ на следующие вопросы: а) является ли «переселение душ» универсальным свойством людей или ей подвержены лишь отдельные индивиды? б) если реинкарнации подвержены все люди, то какое практическое значение может иметь это для человечества, помимо изменения устоявшихся философских, этических и религиозных концепций?

Разумеется, шеф напомнил о необходимости хранения в тайне всех подробностей, связанных с делом «вундеркиндов», ввиду его особой важности.

В состав оперативной группы вошла добрая половина личного состава отдела, в том числе и В.А. Сабуров. А возглавил ее, разумеется, сам Игорек.

После совещания народ расползся по закоулкам Конторы — перекуривать и переваривать новые задачи. Референт сразу стал героем дня, потому что каждому из членов новоиспеченной опергруппы хотелось узнать от него детали, которые не попали в отчет о поездке к Полетаевым. А некоторые вспомнили, что когда-то тем же самым я занимался в Индии, и захотели взять у меня интервью на эту тему.

Однако мне было так тошно после «приступа», что я недвусмысленно послал всех интервьюеров подальше и поспешил улизнуть из Конторы.

Потом, ребята, все — потом! Обязательно расскажу… Завтра или послезавтра. С одним условием: кто хочет взять у меня интервью, пусть заранее запишется на прием у моего секретаря и готовит оплату по строгой таксации в жидкой валюте…

Теперь вот Контора жужжит, как растревоженный улей, а мне, если честно, эта суета — до лампочки.

Никто и не подозревает, что у меня вот уже год есть нечто такое, по сравнению с чем любые тайны и аномалии — детские загадки. Взять хотя бы ту же реинкарнацию. Лично я не могу поверить в то, что души умерших вселяются в детские тела и благополучно существуют там на дне подсознания. Наверное, всему причиной — приобретенный мною Дар. Если бы реинкарнация в самом деле существовала, то я не смог бы оживлять мертвых из праха.

Я сажусь в свой серый «Тандерболт», задраиваю тщательно за собой боковой люк и, пока турбина прогревается, включаю приемник. Нездоровое любопытство. Не случилось ли в городе что-нибудь этакое, что объясняло бы мои недавние страдания? Если, конечно, это событие заслужило внимания составителей информационных выпусков…

Оказывается — заслужило. Не надо даже искать по всем каналам. Едва я успеваю нажать кнопку включения, как в уши мне бьет торопливый, мелодраматичный голос:

— …пока еще трудно судить о количестве жертв этого ужасного преступления, но можно предположить, что погибло по меньшей мере около пятидесяти человек. Большинство жертв — дети в возрасте от пяти до семи лет…

Турбина наконец вышла в рабочий режим, и я, не переставая вслушиваться в голос диктора, срываю «Тандерболт» с места.

Сразу после новостей следуют комментарии экспертов — в основном из числа сотрудников ОБЕЗа.

Преступление и в самом деле страшное.

Примерно час назад автобус, везший детей-«пятидневщиков» из детского сада на загородную дачу, где им предстояло провести целый месяц, был обстрелян неизвестными на набережной из автоматического огнестрельного оружия. Водитель был убит первыми же выстрелами, и неуправляемый автобус на огромной скорости, проломив заградительные щиты и чугунный парапет, рухнул с большой высоты в реку. Машина, в которой находились неизвестные, скрылась и в настоящее время находится в розыске.

Из затонувшего автобуса спасти не удалось никого.

У ОБЕЗа имеются все основания полагать, что данная акция должна быть отнесена на счет Слепых Снайперов.

Я выключаю приемник, чтобы от души выругаться.

Год назад в Инске, когда мне пришлось работать в тесном взаимодействии с ОБЕЗом, я впервые услышал о

Слепых Снайперах. Так называли массовых убийц, объединившихся в мощную подпольную организацию под названием «Спираль».

В истории человечества, особенно в двадцатом веке, было много террористов, но такие головорезы, как Слепые Снайперы, превзошли всех своих предшественников. Обычно те, кто избирает террор в качестве способа решения каких-то проблем, обязательно имеют к властям предержащим определенные требования. Более или менее четко сформулированные. А вот чего добивались террором ублюдки, назвавшие себя Слепыми Снайперами, было никому не известно. Во всяком случае, никаких требований к президентам и правительствам они не выдвигали, с заявлениями и декларациями не выступали, так что у людей вообще и у прессы в частности складывалось впечатление, что речь идет о кучке маньяков, задавшихся целью угробить как можно больше народу. Не знаю, как насчет умственной полноценности этих мерзавцев, но в черных делах своих они проявляли недюжинную изобретательность и изворотливость. Самое скверное, что они имели мощную финансовую поддержку неведомых спонсоров, располагали разветвленной сетью агентов на нескольких континентах и были вооружены до зубов смертельным оружием, давным-давно запрещенным Организацией Объединенных Наций.

Службы безопасности всей Земли сбивались с ног, пытаясь арестовать хоть одного Снайпера, но эти убийцы не дорожили не только чужой, но и своей собственной жизнью. Когда их загоняли в угол, они не дожидались, пока на них наденут наручники, а кончали с собой любым доступным способом. Если же обезовцам все-таки удавалось взять «спиральщика» живым, то уже в тюремной камере, несмотря на все меры предосторожности, включая круглосуточное наблюдение, террористу удавалось уйти на тот свет, не сказав ни слова. В Инске Слегин рассказывал мне, что Снайперы активно применяли методику нейролингвистического «программирования, минируя подсознание специальным кодом, который по ключевому слову инициировал мгновенную остановку сердца. В том же Инске мы со Онегиным пришли к выводу, что Снайперы есть не что иное, как отрыжка подпольной деятельности Воскресителей. Тогда нам казалось, что только побывавшие „на том свете“ могут придерживаться извращенного представления о смерти, которая якобы — лишь переход на совершенно иной, более высокий уровень существования личности. Всему виной — предсмертные видения, которые вырабатывает агонизирующий мозг. Воскресшие принимают их за реальные переживания. И, вернувшись в земной мир, пытаются насильно приобщить к своему „прозрению“ как можно больше людей. Не все, конечно, а наиболее поддающиеся чужому влиянию. Именно они, как правило, попадают в поле зрения вербовщиков Спирали…

Вот почему я, по нелепой случайности переняв от погибшего в Инске Воскресителя дар оживлять трупы, делал и делаю все, что в моих силах, чтобы прекратить этот неестественный круговорот.

Однако теракты не просто продолжаются. Они становятся все более крупномасштабными. Бывает так, что счет жертв идет даже не на сотни — на тысячи.

Может быть, сея смерть на Земле, вернувшиеся с того света преследуют попутно и цель выявления и уничтожения Воскресителей? Старая тактика использования трупов в качестве приманки и расчет на сострадание Воскресителя к погибшим, особенно если погибли они слишком рано и слишком страшно?

Меня пробирает озноб.

Неужели все мои старания не навредить человечеству, воздерживаясь от применения своего Дара, оказались напрасными? Я не желал пополнять ряды Слепых Снайперов очередными «возвращенцами с того света», но они продолжали охотиться за мной вполне естественным способом. Брали меня, так сказать, на измор. Надеялись, что, рано или поздно, душа моя содрогнется от очередного злодейства и я явлюсь на место массовой гибели людей, чтобы возвратить их к жизни. И тогда те подонки, которые будут ждать меня, как в засаде, в толпе зевак, либо сразу убьют меня, либо похитят, чтобы выпытать в более спокойной обстановке все летали, связанные с моим Даром. А может быть, и чтобы использовать меня для возвращения к жизни своих погибших собратьев — это лучше, чем всякий раз вербовать новых рекрутов в свои ряды…

Вывод напрашивается сам собой, простой и страшный.

Мое дальнейшее бездействие будет приводить к тому, что теракты будут продолжаться нескончаемой чередой, и всякий раз жертвами их будут становиться все более беззащитные люди. Сегодня погибли дети. Кто будет взят на мушку Снайперами в следующий раз? Немощные старухи? Инвалиды? Беременные женщины? Грудные младенцы?..

Я скриплю зубами и сдавливаю штурвал машины так, словно это — горло одного из тех, кто хладнокровно расстрелял среди бела дня автобус с детишками.

Сердце колотится так, словно за мной гонится по пятам невидимый ужас.

Но что я могу сделать, что?!..

Сдаться этим подонкам, объявив о своих способностях во всеуслышание? Предположим, им удастся убрать меня, прежде чем государство упрячет меня за бронированные двери спецлабораторий. Но удовлетворятся ли они расправой надо мной? И прекратят ли убивать всех людей подряд?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать