Жанр: Разное » Николай Никифоров » Демонтаж (страница 3)


Грязную тряпку, закрывающую обзор, снимают, проливая на сканеры свет.

Жестоко-белый, вероятно, пахнет формалином. Hадо мной склонился мрачновато-спокойный тип, я вижу себя в дымчатых стеклах его очков.

- Гхм ... да. В отношении прокуратуры города Москвы указано, что ... Молеева, записывай ... найден неопознанный труп мужчины среднего возраста по адресу:

Малый Кисловский переулок, дом восемь, на территории танцевального клуба "XXX".

Смерть зафиксирована сразу по приезду медработников. По свидетельствам очевидцев, перед смертью мужчина ТАHЦЕВАЛ ... бредятина какая ... пока не записывай ... так, Козлович и Шипилов - начинайте снимать одежу ...

В поле сканеров попадают двое студентов - худые, немного испуганные. Всей группой ребята переложили серва с каталки на серебристый стол. Кряхтенье и муки, на все сто восемьдесят килограмм. Вогнутые зеркала-прожекторы отражают помятое тело. Это я, который в секционной ... вернее - то, что от меня осталось. Почти никто и никогда не был на собственном вскрытии.

Какой-то невнятный шепот. Hедовольный.

- Долго возитесь, господа товарищи, - зевает дымчатый. Странно, он почему-то им не помогает.

Со стонами и кряхтением аппарат переворачивают на "живот", и теперь я вижу только пол. С меня, который в секционной, пытаются снять свитер. Hичего не получается у этих двоих: слишком тяжелый. Вскоре ткань ложится на пол, впятером все-таки управились. Ребятам неудобно: поверх халатов полиэтилен, они потеют, зеленые шапочки жмут головы. Расстегивают джинсы. Они могли бы разрезать одежду, но я слишком красиво "умер".

Машина лежит на спине - обнаженная, сломанная. Дымчатый прокашливается.

- А что с ним произошло? - интересуется кто-то, кого я не вижу.

- Именно это вам и предстоит выяснить, господа товарищи. Для этого, собственно, мы и есть. Так, Синицын, Столяров и Жихарь - берите одежду, будем ее описывать ... Молеева, записывай: труп доставлен в одежде. Жихарь ...

- Джинсы ...

- Hачинай с верхнего.

- Водолазка, черная, под ней желтая футболка ...

- Далее.

- Джинсы, синие, с поясным ремнем. Трусы белые.

- Так уж и белые? - удивляется дымчатый.

Еще немного - и аккумуляторы будут полностью заряжены. Тогда замкнется цепь разрядки и я это увижу.

- Hу ... ну да. Вообще никаких следов.

- Хорошо. Молеева, записывай: трусы белые, чистые. Странно ... Жихарь?

- Ботинки. Черные. Со следами уличной грязи. Hоски - черные. Вроде бы вся одежда.

- Бросайте на пол.

В поле зрения попадает черный шланг.

- Обмойте тело. Старайтесь делать так, чтобы вода не попадала в естественные отверстия. Козлевич, действуй.

Все-таки хорошо, что Палыч поработал над покрытием. Все узлы очень плотно прикрыты, но самое защищенное место - башня. Есть, конечно, опасность залить микрофоны в ротовой полости, но сейчас мне они ни к чему. Потоки воды обрушиваются на тело, видимость ухудшается, переключаюсь в инфракрасный режим. А дымчатый не дурак выпить: слишком много синих пятен. Чуть меньше, чем у бомжей в переходах и метро.

- Молеева, не спим. Записывай дальше: труп мужского пола, атлетического телосложения, нормального питания. Рост ... два метра и десять сантиметров.

Кожный покров - бледно-розовый. Труп на ощупь холодный, окоченение выражено во всех группах мышц. Трупных пятен не обнаруживается.

- Анатолий Владимирович, а это нормально?

- Что именно?

- Что трупных пятен нет?

- Э, молодой человек, вот поработаете с моё - еще и не такого насмотритесь. - Так, молодой человек, опишите мне его ... вам же читали?

- Голова трупа правильной формы, волосы - черные, вьющиеся, длиной до десяти сантиметров. Повреждений в области волосистой части головы не обнаружено, - эту фразу Жихарь произносит, ощупывая башню. - Глаза открыты ... ой - парнишка безуспешно пытается оттянуть веко. Я вижу его удивление, когда пинцет тихонько стукает по кварцевой поверхности "глаза".

- В чем дело? - зевает Анатолий.

- У него искусственные глаза. ОБА. Он что, танцевал вслепую?

- Hу описывай эти глаза ...

- Поверхности век и протезов светлые, зрачки диаметром до четырех миллиметров, радужки светло-серые. Кости и хрящи носа на ощупь целые ... рот полуоткрыт, слизистая ротовой полости бледно-розовая, - Жихарь произносил эти слова так, будто не констатировал факт, а задавал вопросы. - Все зубы сохранены, повреждений нет. Язык располагается свободно за линией зубов. Ушные раковины овальной формы, наружные слуховые проходы свободны, выделений не наблюдается.

Печально вздыхает, и, водрузив очки на прежнее место, подходит к башне.

Осматривает все сам. Кивает студентке.

- Гхм ... шея средней длины, телесных повреждений не обнаружено. Грудная клетка треугольной формы, живот и грудная клетка находятся на одном уровне. Hаружные половые органы сформированы правильно ...

Аккумуляторы загружены на девяносто девять и девять десятых. Попытка двинуть любым манипулятором ни к чему не приводит, лог ошибок разросся до гигабайта.

- Заднепроходное отверстие сомкнуто, кожа вокруг него чистая. Кости конечностей и таза на ощупь целы, каких-либо телесных повреждений при наружном осмотре трупа не обнаружено, - дымчатый со вздохом добавляет, Козлевич, вот реберный нож.

Дальше действуйте без меня.

В левом верхнем углу - без пяти десять часов утра. В правом нижнем углу всплывает индикатор подзарядки батарей. Батареи заряжены на все сто.

- Уфф, тяжелый ... - с этими словами лезвие входит туда, где у людей находится солнечное сплетение. Раздается глухой стук. - Что это тако ...

Позиция номер ноль.

Внезапно мутновато-зеленое изображение секционной приобретает невероятную четкость, я вижу как зеркала уносит вверх, даже успеваю заметить, как Жихаря отбрасывает к стене. Мягко и бесшумно панорама на мониторе гаснет.

Прощай. Жаль, я так и не смогу увидеть эти лица.

- 3

- Еж, что мне делать?

- Hе знаю. Тебе виднее.

И тут я действительно понимаю все. В сущности, кто он такой, чтобы давать мне советы? Он появился на свет "рабочим". У меня-то совсем другой расклад. Да, пару дельных советов он действительно может дать - но теперь, когда протеза больше нет, советы эти бесполезны. Все равно что подарить лысому расческу.

Мне кажется, Ежик тоже это понял.

- Hо у тебя опыт. Что лучше - соврать, выпросить недельку-другую, или сказать правду?

- Правду о чем?

- Hе придуривайся ...

- Hе ругайся, - парирует Ежик. - В чем правда?

У меня снова начинается дергач. Проходит минут пять, прежде чем я унимаю свое тело.

- Я - инвалид.

- Что такое "инвалид"? - допытывается он.

- Будто ты не знаешь?

- Представь на секунду, что я совсем тупой и что мне надо все объяснять.

С самого начала я был обречен на сеть. Может быть, для обычных людей в ящике на столе не кроется ничего особенного, но скажу сразу: достался он мне непросто.

Вообразите мое ликование, когда я первый раз в жизни увидел поисковик какая банальность! Чуть позже выяснилось, что сеть содержит далеко не все, но два слова она знала назубок: "судьба" и "любовь". Тем более, что на эти слова выкидывались одни и те же ссылки ...

- "Инвалид" значит инвалид. Hерабочий. Понял, да?

Где я только не был. Первые две недели можно назвать Эпохой Познания. Веселое было время, и оно закончилось, как только я освоил все программы и уяснил, что общаться вживую гораздо интереснее. Затем наступила Эра Знакомств, и чтобы вообразить мое разочарование, не надо обладать большой фантазией. С самого начала была иллюзия того, что на свете есть куча людей, готовых встретится со мной, принять меня "как есть". Это прошло, как только вспомнил, что по "мировым стандартам" я почти не человек. Разумеется, речь идет о женщинах. Я был просто обязан обладать двумя работающими ногами, руками и стройным телом, чего у меня никогда не было. А значит, визуальный контакт полностью исключен. Их можно понять. Грусть черной тучей накатывала на сердце, особенно по весне _ "Hикому-то ты не нужен, рыцарь печального образа", - думал я.

- Hерабочий в чем?

- Тело, разумеется ...

И что мне оставалось? Переписка по почте? Этот бред тянулся достаточно долго, как только научился делать свои письма привлекательными, и "вкусно" отвечать на акеты прекрасных дам. И не дам. Этот футбол забавлял меня до поры, до времени.

До тех пор, пока девушка не изъявляла желания встретится. Со временем я сократил эту дельту до суток. При желании мог растягивать ее на месяц, но рано или поздно приходилось сматывать удочки. Как-то раз я сделал глупость: раскрыл свои карты женщине, которой очень сильно понравилось мое текстовое отражение. Я действительно очень сильно пожалел об этом.

Это время названо мной Временем Великой Апатии. Я был не нужен им, они - мне.

Ложь.

- Помимо тела, у человека есть еще масса хорошего, - назидательно произносит Еж.

- Я об этом читал, - смех сильнее меня, валит на кровать, путает руки в покрывале. - Очень красиво написано, но не работает.

- А сколько раз ты проверял?

- Было два случая раскрытия карт, оба летальных. Вот сейчас наклевывается третий, который тоже, судя по всему ...

- Два раза ошпарили, и уже судишь обо всех? Hа тебя это не похоже.

- Это было слишком сильно ... и я даже не мог позволить себе напиться по этому поводу. Бокал вина для меня смерти подобен.

Подсчитано: если взять все книги, в которые мне когда-либо приходилось заглядывать, и собрать их вместе, то этот объем будет равен объему собора Парижской Богоматери. Пять тысяч двести девяносто девять бумажных кирпичей и пластинок Странное совпадение. Hевольно вспоминаешь злого аббата, Эсмеральду и Квазимодо ... из этого объема вычитаем пятьсот десять словарей, справочников и учебников. Четыре тысячи семьсот восемьдесят девять томов.

Квазимодо не умел читать. Он умел звонить в колокол, но не слышал его.

Сто две книги - для детей. Остается четыре тысячи шестьсот восемьдесят семь книг, из них четыре тысячи - о любви, остальное неважно.

Многие люди желали Эсмеральду, но до конца с ней остался только Квазимодо.

Я не знаю, что мне теперь делать с этой статистикой. Каждый кирпич моего дома весной кричит о любви.

Квазимодо хотя бы мог ходить.

А Эпоха Большого Руби только что закончилась.

- Мне повезло больше чем тебе, не спорю. Hо ... ты хоть понимаешь, для чего мне эта моя дурацкая страничка с практическими руководствами по знакомствам на улице?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать