Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Передышка в Барбусе (страница 21)


2. ВТОРОЙ ДЕНЬ НА ТЦАРСТВЕ

Ещё во сне он ощутил, что голова как будто налита свинцом. С трудом поднял тяжёлые веки. Он поспал всего с полчаса, а мог бы и вовсе не спать, отоспался в пещере на неделю вперёд, но голова отяжелела от спёртого воздуха, пропитанного нечистотами не меньше, чем в той вонючей таверне. И нет разницы, что там смрад от потных тел и вонючих сапог, а здесь — от душистых масел.

Жаба дрыхнет рядом, вид у неё одуревший, пасть распахнула. Наверное, простудилась, нос заложило... Ну да, окна не просто закрыты на ночь, а ещё с этой стороны закрыты плотными занавесками, полотенцами!

Морщась, он толчком распахнул окно, скривился. Ворвался не свежий воздух, а затхлый, нечистый, весь не просто пропитанный нечистотами, а будто наполовину из нечистот, сразу стало гадко дышать, а кожа начала покрываться слизью. Хоть какой-то ветер подул бы, унёс это вонючее облако. С моря ветер принесёт аромат морской соли, с гор — прозрачную свежесть, от которой сразу прояснится в голове.

Второй день, подумал он хмуро. Только вторая ночь во дворце... даже первая по-настоящему, а у него уже голова идёт кругом. Нет, он не устал от того, что всю ночь пробегал по городу то в личине волка, то в человечьей: пока волк бегает — человек отсыпается, и наоборот, но этот спёртый воздух, отработанный, которым дышала масса народа, в нем гниль, болезни, всякая гадость...

За спиной заскрипело, словно ветер раскачивал сухое дерево. Не оборачиваясь, он знал, что жаба привстала на постели и следит за ним подозрительно: не играет ли он тайком с её косточкой. Когда он ночью явился и прятал одежду простолюдина, то услышал за спиной шлёпанье перепончатых лап по мраморным плитам и, обернувшись, наткнулся на её подозрительный взгляд.

Чтобы не докучала жутким хрустом, Мрак отобрал кость и забросил в дальний конец спальни на голову роскошной мраморной статуи. Но всякий раз, когда ему приходилось пройти там, жаба, несмотря на лень, поднималась и прыгала следом. Проверяла, не грызёт ли тайком её сокровище.

Ночью она не один час просидела там, на холодном полу, неотрывно глядя на мраморную статую, словно любовалась её совершенством. В неподвижных выпуклых глазах была терпеливая надежда, что вот косточка спрыгнет, и тогда её можно будет схватить и грызть, грызть, грызть... Нужно только не отводить взгляда, а то она вдруг да улизнёт...

Он вернулся к постели, сел. Отмахнулся от шёлкового шнура с кисточкой, тот свисает с шёлковой крыши прямо перед мордой. Шнур упорно заколыхался, напоминая, что только простолюдины одеваются сами, а знатные особы изволяют позволить слугам одеть, нет, даже облачить себя во что-нибудь ужасно неудобное. Да и то понятно: одежда удобной должна быть у простолюдина, чтоб сподручнее работать, а у знатного человека даже одежда грит о том, что он работать не любит и не умеет, а рожден, значитца, для повелевания и рукойводения.

Знатные сами не одеваются, вспомнил он раздражённо. Куча слуг причёсывают, туфли надевают, шнурки да портки завязывают. Ему бы тоже нельзя самому, да хрен с ними, его ж по голове стукнули, у него всё поменялось. Вон говорят же, что на звёзды не смотрит, дед в нём проснулся. А дед как раз и одевался сам. А кто усомнится, того он отправит к деду, чтобы спросил лично...

Он всё-таки дёрнул за шнур, надо же с чего-то начинать, дверь тут же распахнулась, вошёл свежий и подтянутый Аспард, поклонился. Мрак поймал испытующий взгляд начальника дворцовой стражи.

— Здорово, — сказал Мрак и добавил: — Да тот я, тот.

— Что? — не понял Аспард.

— Тот, говорю, — объяснил Мрак, — что метнул дротик на радость Щербатому. Сегодня мне ещё не изволится смотреть на звёзды. Завтра, может быть, но сегодня... гм... посмотрим пока на землю.

Аспард выдохнул с великим облегчением.

— Хорошо, — сказал он счастливо. — Хорошо бы и послезавтра...

— А чё? — удивился Мрак. — Думаешь, за сегодня всё не переделаем?

Аспард поклонился, явно не знал, что сказать, промолвил после паузы:

— Ваше Величество, всё готово.

— Что?

— Ваше утреннее...

В спальню вошла целая процессия мужчин и женщин. Его быстро одели, но не в пышные тцарские одеяния, а в ещё более бесформенное, нелепое, провели через зал к богато украшенной двери, где тоже стражи несут дозор с обнажёнными мечами. Аспард забежал вперед, распахнул.

Пахнул горячий влажный воздух, ноздри уловили запах морской соли, редких трав. Он переступил порог, настороженно осмотрелся. В комнате большой стол на коротких ножках, укрытый простынями, большая яма с подогретой водой, выложенная блестящей плиткой. Он знавал тцаров и побогаче, что мылись, как и простолюдины, в бочках, и иные и вовсе не мылись, а здесь в Барбусе, гм... неплохо живут. Маленькая страна, но небедненькая.

— Ваше Величество, — сказал Аспард почтительно, — вы принимайте ванну, а я пока распоряжусь насчет стражи. Я всех сменил сразу же, но надо проверить, как что знают...

— Распорядись, — ответил Мрак величественно.

Его подхватили под руки, он дал себя вести к ванне, где его раздели, почтительно помогли спуститься в тёплую воду. Молодые девушки мыли его и тёрли, все молчали, но он видел в их глазах изумление. Подумал запоздало, что могут где-то встретиться с теми, кто купал прошлого тцара раньше, те скажут, что у тцара тело рыхлое, хоть и тоже волосатое, а эти скажут, что ничего подобного, неча брехать тем, у кого рожа

крива... Ладно, не поверят. Подумают, что брешут. Те из зависти, что отстранили, а эти просто хвастаются.

После ванны его так же под руки провели и уложили на стол массажиста. Двое крепких мужиков принялись разминать его тело, сперва нежненько и едва-едва прикасаясь, Мрак почти задремал, потом стал чувствовать их руки, краем глаза поймал лицо одного из массажистов, лоб в крупных каплях пота, в глазах изумление.

— Чё, — сказал Мрак, — запарился? Вон холодная водица. Освежись.

Массажист послушно плеснул в лицо ковш холодной воды, а второй ковш вылил себе на голову и плечи. Вода зашипела и взвилась к потолку паром.

— Ваше Величество, — сказал он почтительно, — у вас тело, как у... простите, но у вас хорошее тело.

— Все звёзды, звёзды, — ответил Мрак скромно.

— Ваше Величество, — воскликнул массажист, — как может созерцание звёзд дать такие мышцы? Они ж как дерево!.. Я уже все пальцы сбил.

Мрак подумал, сказал глубокомысленно:

— А может, и не звёзды. У моего прадедушки какое было тело?.. Не помнишь?.. А это ж он в меня вселился.

Второй массажист подал голос, тоже задыхающийся, усталый:

— Так это ж дух...

— Да кто его знает, моего деда? — возразил Мрак. — Они все были такие разные!.. Мог сдуру и не только дух прихватить...

Массажисты молчали, Мрак слышал только их затруднённое дыхание. Он как мог расслаблял тело, это ж так приятно, когда мнут, растирают, гоняют кровь, тело свежеет прямо на глазах.

Когда его растирали душистыми маслами, а потом снова мяли, он с тревогой подумал, что эдак зачуют ночью на улице издали, но вспомнил, что чутья жителям как раз и не хватает, все ходят как будто с насморком.

Когда ввели под руки во вторую комнату, ещё роскошнее, там уже ждали молодые красивые девушки. Две тут же начали снова умащать, они так и сказали, умащать его тело тончайшим маслом, словно рыбу перед тем, как положить на сковородку. Ещё две держали в руках огромные стальные зеркала. Его усадили в кресло и принялись расчёсывать ему волосы, подстригать в ушах.

Он терпеливо ждал, прикосновение ласковых рук приятно, эти девчонки знают своё дело. А если и дивятся, что тцар так неухожен, в то время как их бывшие господа благоухают, так он же чудак, с высокой башни не слезает, всё звёзды высматривает, он не такой, как все люди...

Терпеливо дал надушить бороду, завить кольцами. Брадобреи, если и удивились неухоженной бороде тцара, то не очень, ведь Аспард прежних удалил на всякий случай, а эти новые не знали, какой борода была раньше.

Потом он торопливо пожирал завтрак, поражая Аспарда манерами свирепого воина, а не потомственного тцара, сына тцара и внука тцара.

Когда на столе осталась только груда костей, открылась дверь, в зал ворвалась жаба, понеслась к Мраку огромными неуклюжими прыжками. Манмурт вскочил следом, предупредил громко:

— Ваше Величество! Я привел вашу нелапомойную жабу.

— Кого-кого? — не понял Мрак.

Жаба с разгону наткнулась на его ногу, попыталась запрыгнуть на колени, не получилось, заскулила. Мрак подсадил, она тут же попыталась достать его лицо длинным раздвоенным языком.

— Нелапомойную, — повторил Манмурт. — Впервые вижу жабу, что не любит воды. А лапы надо мыть, когда по такой грязи наскачется.

Мрак удивился:

— Где ты грязь нашел? В саду так ухожено... Впрочем, свинья грязь найдёт.

— А не найдёт — докопается, — ответил Манмурт с достоинством. — Она принялась подрывать куст роз, будто надеялась там отыскать клад царя Тараса. Вырыла нору, в которой можно бы поместить конюшню.

Мрак шлёпнул жабу по толстой заднице.

— Может быть, тебя использовать для рытья подкопов под вражеские крепости?.. Или ещё как-нибудь? Чё молчишь, морда бесстыжая? Вот, все штаны извозила лапищами... Ты знаешь, сколько такие штаны стоят? Их же не отстирать после твоих лап! А ну брысь, свинёнок! Аспард, что у нас на сегодня?

Аспард вскочил, вытянулся.

— Большая тцарская охота, — отчеканил он. — Любимое занятие и времяпровождение особ благородной крови!

Мрак почесал в затылке, высморкался двумя пальцами и — вытер о скатерть.

— Ага, — сказал он значительно. — Это, значитца, мое любимое занятие? Ну-ну, Аспард, вели седлать коней! Как бы без нас не начали...

Аспард поклонился, он все никак не мог понять тонкий юмор тцара, но старался, ибо результаты уже есть, вон Щербатый по ночам не храпит, а поёт от счастья, даже под ночным небом гоняя новобранцев.

Манмурт посмотрел на груду костей на столе, на раскрасневшиеся рожи Его Величества и начальника дворцовой стражи, сказал почтительно:

— Прошу, простите меня, Ваше Величество...

— Ну-ну, — сказал Мрак нетерпеливо, — давай быстрее! Ты прямо как мои звёзды... Тоже ползают по небу, как улитки.

— Это не моё дело, Ваше Величество, — сказал Манмурт, — но нельзя ломать свой распорядок так резко. А если ломать, то оповещать заранее. За месяц, а то и за два.

— Верно говоришь, — одобрил Мрак. Спохватился: — А это ты к чему?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать