Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Передышка в Барбусе (страница 23)


— Народу ж всё едино? — сказал Мрак.

Он захлопнул дверцу, подошел к коню с пустым седлом, тот косился на него подозрительно, попробовал куснуть. Мрак рыкнул, конь задрожал, колени подогнулись. Мрак вскочил в седло, подобрал поводья. Он оставался в дорогой рубахе, на нём добротные брюки, искусно сшитые сапоги, но ветер тут же начал лохматить искусно завитые волосы, выдувать из них всякую хрень.

Коленопреклонённые поднялись, один поспешно бросился к своему коню, второй растерянно смотрел на Мрака.

— Это я твоего коня взял? — спросил Мрак. — Не сопру, не боись. А ты пока оставайся на хозяйстве. Поехали, Аспард?

Ошеломлённый Аспард пришёл в себя достаточно быстро, заорал бешено:

— Колонна — товсь!.. По двое — к воротам!.. Его Величество изволит ехать верхом, как ездил его дед, доблестный Кунакор, его прадед...

Мрак прервал:

— Да это просто причуда. Завтра я, может быть, вообще не встану с постели. Могут быть у тцара причуды?

— Могут, — радостно заверил Аспард. — Эх, побольше бы...

Ехали быстро, даже неслись, из чего Мрак заключил, что тцар всё-таки любил быструю езду. Хотя бы и в носилках. Конечно, все любят быструю, но от человека, который наблюдает за звёздами, что двигаются медленнее самых медленных улиток, можно ожидать всякого...

Возок нёсся к перекрёстку дорог, как вдруг послышались крики. Наперерез мчались взбесившиеся кони, возница отчаянно орал, потеряв вожжи, размахивал руками. За бешено мчащимися конями подпрыгивала пёстро разукрашенная повозка, и, высунувшись из окошка, отчаянно визжала женщина.

Возничий Тцарского возка натянул поводья, кони с трудом остановились. Повозка с женщиной почти что пронеслась мимо, как вдруг чужой возница всё же ухватил поводья. Кони резко свернули, ударили в Тцарский возок. Постромки смешались, всё перепуталось. Из чужой повозки выпрыгнули четверо мужчин, разом размахнулись, из их рук вылетели дротики. Мрак видел, как Хугилай упал в глубине возка, пронзённый сразу тремя остриями. Один из нападавших прыгнул на ступеньку и дважды вонзил меч в покрытую золотом грудь уже и без того сражённого Хугилая.

Аспард, прокричав своим воинам, бросился на отважную четверку. Нападающие в мгновение ока обрезали постромки, вскочили верхом, но стража уже окружила их, завязалась драка. Все четверо сражались отчаянно, стражи падали под их ударами один за другим.

Мрак зарычал на Аспарда:

— У тебя лучники зачем?

— Лучники! — закричал Аспард. — Чтоб ни один не ушёл!

Четверо не могли одновременно сражаться и уклоняться от стрел. Пал один, второй, двое сумели прорваться и выскочить на дорогу, но стрелы догнали обоих. Один успел ускакать далеко, но все же сполз с седла. Его настигли, бросили на седло и привезли обратно.

Из перевёрнутой повозки вытащили женщину. Аспард жестом велел её связать, сам с ужасом смотрел на обезображенное тело Хугилая. Два дротика пробили живот с такой силой, что острия торчат из спины, а мечом разрубили грудь и поразили сердце. Рядом положили тело красавца придворного. Кровь из него хлестала, как из зарезанной свиньи.

— Боги спасли Его Величество! — прошептал Аспард. — Но именно боги, а не мы... стража.

Мрак посмотрел на него недобро, Аспард приставил острие своего меча к груди и ухватился за рукоять обеими руками. Лицо его было злым и решительным, щеки побледнели, ввалились, уши пылали как факелы.

— Прекрати, — бросил Мрак. — У тебя ж было предчувствие, помнишь?

— Ваше Величество, это моя вина!

— Согласен, сегодня останешься без вина. Ну, а теперь поехали дальше. Этого, что уцелел, порасспрашивать хорошенько. Не здесь, во дворце должны быть умельцы... А нас уже звери ждут. Поехали, поехали, а то без нас начнут!

Десятка два воинов умчались вперёд, около сотни неслись позади, и еще пара сотен рассыпались в стороны, прочёсывая каждый овраг, каждую впадинку, заглядывая за каждый придорожный камень.

Аспард на крупном жеребце скакал рядом с Мраком, готовый в любой момент подхватить, если тцар вдруг изволит выпасть из седла, но Мрак от быстрой скачки разогрелся, улюлюкал, рычал то по-волчьи, то по-медвежьи, конь в диком ужасе стелился над землёй, пытаясь убежать от зверя на спине, и Аспард безнадёжно отставал.

По дороге к лесу, где должна быть тцарская охота, попалась деревушка. Мрак придержал коня, пустил шагом, чтобы не стоптать детишек посреди дороги. С двух сторон потянулись чистенькие домики, небогатые, но каждый с садиком и огородом. Из-за заборов выглядывали любопытные жители, уже знали, что проедет великий тцар.

Мрак был уже у крайнего дома, дальше стена леса, как вдруг из калитки выскочил человек и, не успели стражи обнажить мечи, как он рухнул в пыль перед конем Мрака, воздел руки в мольбе. Лицо его было искажено страданием.

— Ваше Величество! — вскричал он пронзительно. — Защитите, я разорён нечестными людьми!..

Аспард сделал знак воинам, чтобы оттащили с дороги и бросили в канаву, но Мрак вскинул ладонь.

— Погодите, — велел он. — Тот, кто сказал, что тцар должон быть страшно далёк от народа, уже... того, не дышит. А раз не дышит, значит — не прав. Мы едем всего лишь на охоту, а это забава. Здесь же от нашего решения может висеть на волоске чья-то жизня. Ну, говори, что случилось?

Проситель, не вставая с колен, прокричал:

— У меня жалоба на своего друга, золотокузнеца... о, какой он теперь мне друг!.. которому я оставлял на хранение драгоценный камень размером с кулак. Возвратился

я из дальней поездки только два дня назад, но он отказывается вернуть этот камень!.. Я разорён!

Мрак покосился по сторонам. Из калиток выходили жители деревни, в основном

— женщины, потом появились мужчины, сперва боязливые группки простолюдинов, попозже вышли степенные люди в богатых одеждах. Одни просто глазели на богатый выезд, нечасто видят тцара, другие же прислушивались, что скажет Его Величество.

— А где этот, — спросил Мрак недобро, — твой друг... теперь бывший?

Из толпы услужливо вытолкнули хорошо одетого человека. Падать на колени золотых дел мастер не стал, но поклонился почтительно, а в лице его был только стыд, но не было страха.

— Ну, — прорычал Мрак. — Признавайся! Почему не отдал чужое?

Золотокузнец поклонился, сказал с достоинством:

— Великий тцар, ты грозен... но я слышал, что ты смотришь на звёзды, а это значит, что ты должен знать высшую мудрость. Отвечаю тебе при всех, я отдал ему его проклятый камень! Причем, зная, что имею дело со скользким человеком, я отдал при свидетелях.

— А где твои свидетели? Золотокузнец повел рукой в сторону толпы.

— Они здесь, Ваше Величество. Простые честные люди. Из толпы вышли четверо. В одном Мрак сразу признал кузнеца, другой с мягким румяным лицом, от него пахнет свежим хлебом, явно булочник, третий перепачкан глиной, горшечник, а четвёртый прокалён солнцем, на поясе охотничий нож, больше всего похож на охотника.

— Это мои соседи, — объяснил Золотокузнец. — Я тут же их позвал, чтобы они могли подтвердить.

Мрак повернулся к жалобщику. Тот зарыдал, упал в пыль, начал рвать на себе волосы. Мрак поморщился, чересчур страдает, мужчине не к лицу так убиваться всего лишь из-за цветных камней, сказал Аспарду:

— Возьми свидетелей... и каждого посади в один из этих домов. Приставь по воину, чтоб никого не пускал. Ясно?

— Ясно, — пробормотал Аспард, которому явно ничего не было ясно. — Зигот, Тулелк, Дитис, Анаш — всем взять по одному свидетелю и вон в те дома!

Когда за ними захлопнулись двери, Мрак поймал глазами в толпе мальчишку побойчее, спросил:

— Ты знаешь, где у горшечника лежит сырая глина?

— Знаю, — выкрикнул мальчишка счастливо.

— Неси, — распорядился Мрак.

Через минуту целая ватага мальчишек принесла огромную глыбу, что распадалась в их руках. Мрак оторвал от неё четыре ломтя, дал Аспарду.

— Пусть каждый вылепит точное подобие камня, который Золотокузнец отдал жалобщику.

Аспард отбыл, а через четверть часа, улыбаясь во весь рот, принёс четыре вылепленные фигуры. Теперь уже и ему стало ясно, что именно звёзды подсказали хитроумному тцару. Один вылепил нечто похожее на подкову, другой на булку, третий — на горшок, а четвёртый — на какую-то зверушку.

— Золотокузнеца повесить, — распорядился Мрак коротко, — а дом отдать жалобщику, как возмещение за страдания. У свидетелей отобрать всё имущество, плетьми выгнать из этого села. Всё, суд окончен, поехали!

В лесу его ждали главные и главнейшие распорядители охоты. Они начали объяснять ему правила, а он стискивал челюсти, чтобы, не заржать, как злой конь. Оказывается, это так он обычно выезжает на охоту. Пять тысяч загонщиков... это такие люди, что, оказываются, идут с другой стороны леса и пугают, поднимают шум, сгоняют зверей, заставляют бежать в его сторону. А он, не сходя с места, будет стрелять из лука или метать дротик в бегущих навстречу испуганных, очумелых, ничего не понимающих зверей.

Ха, да не только он такой, тут, оказывается, и остальные ещё те охотнички! Тоже будут охотиться, не сходя с места. И, глядя на их животы, понимаешь, что стрелять будут не с седла, их и сейчас несут в носилках, а лёжа... Главное же, в какую бы сторону они ни стреляли, им принесут подстреленных уток, гусей, зайцев, оленей, а то и львов, из которых будут торчать именно их стрелы.

Следом за ними, охотниками, тянется могучий обоз из сотни подвод, телег и повозок. Меньше половины предназначены для дичи, на остальных — тцарские одеяния, тцарские кушания, тцарские притирания...

Мрак покосился на Аспарда, но лицо начальника дворцовой стражи сияло. То ли в самом деле, считает, что охота бывает именно такой, то ли счастлив, что тцар выехал на охоту, чисто мужскую забаву, а не снова полез на башню считать звёзды.

Аспард поймал его взгляд, тут же оказался рядом.

— Не твёрдо, Ваше Величество? — спросил он заботливо. — Если уж вы так изволите верхом, то, может быть...

— Что, подушку под задницу? — спросил Мрак. Теперь он понял, почему ликует Аспард, несчастный счастлив, что тцар вообще едет верхом, а не в носилках, как беременная баба. — Эх, Аспард... Разве ж это охота?.. Издевательство над зверьём.

Подъехал главный распорядитель охоты. Он был важен, тцарственен, здесь всё подвластно именно ему, знатоку, сказал с озабоченностью в голосе:

— Ваше Величество, вам лучше всего стать вон там. Видите вот там высокий такой камень, почти утёс? Основную часть зверей погонят сюда, а вам удобно будет... стоя на утёсе, в безопасности, стрелять по дичи...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать