Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Передышка в Барбусе (страница 29)


Он посмотрел на распорядителя, на придворных испытующим взглядом. Все тряслись, бледнели и отводили взгляды.

— Да, — ответил Мрак небрежно. — Напал. Только не лев, и не на меня. Какой-то бедолага там оказался. Это его кровь на моей одежде. Я пытался его перевязать, но бедолага помер. Я укрыл его своей тцарской мантией... нет, рубашкой, и ушел вас искать. Да, видать, заблудился, вот блуждал всё это время.

Аспард и все смотрели с недоверием.

— Ваше Величество, — сказал, наконец, Аспард, голос был почтительным, но в нем звучал сарказм, — видать, из чащи вышел ещё один лев. Он растерзал ещё и вашу мантию, а заодно и того бедолагу, которого... покусал первый лев. А как вы оказались здесь? Вас искали совсем в другом месте!

Мрак пожал плечами.

— Не знаю. Заплутал я в лесу... Это ж не звёздное небо! Вот среди звёзд я как в своём огороде, всё знаю. А здесь — деревья, видишь? Как тут не заплутать?.. Что я тебе, из Леса, что ли?

Один из всадников торопливо спрыгнул с коня, подвёл Мраку, а сам опустился на колено. Мрак с великим трудом взобрался в седло, его подсаживали втроём, он у двух выдрал волосы, а третьему едва не свернул голову, но всё же кое-как вскарабкался в седло, едва не выпал на ту сторону. Его ловили всей толпой, долго удерживали, он ещё дольше приходил в себя, смотрел на мир выпученными глазами, ничего не видя, а воины почтительно ждали.

По дороге в Барбус Мрак трижды отказался от настоятельного предложения пересесть в возок, велел Аспарду ехать рядом, остальных послал вперёд готовить ужин, горячую воду и взбивать подушки. И проверить, чтобы Манмурт выгулял, выкакал и наобиходил Хрюндю.

Аспард ехал тихий, как мышь у мешка с зерном, поглядывал искоса. Мрак чувствовал, что, когда они окажутся совсем наедине, начальник дворцовой охраны осторожненько и почтительно подступится с расспросами, потому подал коня назад, жестом разогнал оставшихся, кивнул Аспарду:

— Едь сюды ближе. Вот что я тебе скажу, Аспард. Аспард тут же оказался рядом. Его конь послушно пошёл вровень с конем под Его Величеством, только вздрагивал и прижимал уши, когда ноги в стременах двух всадников соприкасались.

— Слушаю, Ваше Величество.

— Аспард, — сказал Мрак и добавил изумления в голос, — как вижу, в бдениях о высоком... я малость подзапустил дела простецкие. Верно?

Аспард помялся, лицо стало несчастным, промямлил:

— Ваше Величество, это не совсем так...

— Что, — спросил Мрак с интересом, — не запустил всё-таки?

— Да нет, — ответил Аспард ещё несчастнее. Потом, словно бросаясь вниз головой в прорубь, выпалил: — Вы их запустили совсем не малость!

— Ого, — сказал Мрак поощряющим голосом. — Ты, может, напомнишь, что, по-твоему, запущено сильнее?

Аспард покосился на безмятежное лицо Мрака, это ещё какой дух предка вселился в их тцара, загнул палец:

— Перво-наперво — это артанцы. Мне, как начальнику дворцовой охраны, они вроде бы до одного места, так как не желают вам зла, а совсем напротив — чтоб вы подольше тцарствовали. Другой тцар попробует им укорот дать, а вам лишь бы никто звёзды не заслонял... Но, как барбусец, я ставлю артанцев на первое место... ну, по запущенности первое.

— Хорошо говоришь, — одобрил Мрак. — Жизнь Отечества важнее наших жизней. Давай дальше.

Подбодрённый Аспард загнул второй палец.

— Полководцы и военачальники, что под вашим отцом укрепили рубежи, а всех соседей научили кланяться и уступать дорогу. Эти, напротив, хорошие и честные люди, но... увы, Ваше Величество, они собираются сместить вас. Уже сместили бы, но пока не договорились, кому сесть на трон. Главные из них — Геонтий Секироносец и Рагнар. Рагнар сейчас больше времени проводит в пирах, договаривается со знатью, а Геонтий — в казармах, завоёвывает сердца солдат, у каждого свои пути к трону. Есть и ещё помельче, их перетягивают на свою сторону Рагнар и Геонтий, обещая всякие вольности и должности. Пока всё тихо, все хотят обойтись как можно меньшей кровью. Вас уже не считают вовсе, просто не хотят лить кровь барбусцев... ибо половина за Рагнара, половина — за Секироносца. Однако, похоже, на днях договорятся. Или уже договорились, пока сведений не имею.

— Давай гни дальше.

— Третье, — сказал Аспард, — ваша дальняя родня, что всегда мечтала о троне, а сейчас, когда вы перестали вылезать из башни звездочёта, они зашевелились... Я принесу список всех имён, кто не просто мечтает о троне, кто из них не мечтает,

но и кое-что пытается, роет, строит заговоры... Четвёртое — главы богатых родов. Вместе с Первым Тарасом, что пришёл на эти земли, были и другие сильные и отважные богатыри, герои. Но тцаром стал Тарас. Однако теперь потомки тех героев считают, что кровь Тараса в его потомстве настолько разжижилась, что от неё ничего не осталось, и они вправе, да-да, просто обязаны взять власть, дать начало новой династии...

— Ну-ну, — проворчал Мрак, — у меня разжижилась, а у них нет? Ладно, дальше.

— Вами недовольны также горские племена...

— А они что? Тоже на трон?

— Нет, ваш батюшка отобрал их вольности.

— Так на батюшку бы и сердились.

— Батюшка был крут, — пояснил Аспард, — при нём никто пикнуть не смел. А вот вы...

— Ладно, дуй дальше. Если что, можешь разуться.

— Зачем? — удивился Аспард.

— А там ещё есть пальцы, — объяснил Мрак хладнокровно. — Для загибания.

— Ваше Величество, если перечислять всех, кто хотел бы вас сковырнуть с престола, то что люди — тут никаких сороконожек не хватит! Даже если у них на каждой ноге ещё по сорок пальцев. Вы уж простите за откровенность...

Ужинать Мрак велел подать в свои покои. Тцар он или не тцар, спросил он у перепуганных слуг. Они испуганно заверили, что да, тцар, тогда он хладнокровно посоветовал им засунуть своих жареных змей себе... а следом ещё и пауков. В нём пробудился его прапрадедушка, которому подавай жареного поросёнка, можно — молочного, да чтоб с хрустящей корочкой.

Аспарда он не отпустил, усадил за стол. Молча ели и пили, утоляя голод. Никто не проронил ни слова, пока от кабанчика не остались только обглоданные кости, но и тогда Мрак молча разорвал жареного гуся, половину швырнул на блюдо Аспарду, за другую принялся сам. Слуга, дивясь такому аппетиту тцара, молча подливал обоим в высокие серебряные кубки.

Хрюндя отыскала от прошлого пиршества кость, с радостным хрюканьем принесла Мраку. Мрак отмахнулся, сама грызи, если такая дурёха, но Хрюндя поняла его взмах, как приглашение играть, стала прыгать и тыкать ему в ладони кость, а когда он намеревался схватить и выбросить, с довольным хорканьем отскакивала. Рассердившись, он наконец изловчился и отнял кость. Хрюндя тут же полезла ему на голову, кусала уши, топталась всеми четырьмя шипастыми лапами. Мрак едва сумел вышвырнуть кость в окно.

Та исчезла в темноте, Хрюндя с обиженным визгом ринулась к двери. Манмурт бросился следом. Мрак прислушался, но всё, что уловил, это как во тьме в саду хрустит, хрюкает, шелестят старые листья и трещат ветки.

— Послушай, — сказал он, — ты мне напомни... что там за делы с Фригой?

Аспард поперхнулся, вино плеснуло на блюдо.

— Клевета, — сказал он горячо. — Истинная клевета!.. Ничего у нас не было, все брешут!

— Ага, — сказал Мрак. Подумал, сказал снова: — Ага... ну, ладно, брешут, так брешут... Похоже, её родители наметились её выдать замуж?

Аспард испуганно взглянул на тцара, снова поперхнулся.

— Не совсем так, — промолвил он осторожно. — Это она хочет пойти за конта Сигизеля, вот и насела на родителей. А у них вроде бы есть обязательства перед вами. Или даже перед вашим батюшкой. Вроде бы обещали выдать первую дочь за вас, чтобы укрепить дружбу... Потом, правда, дружба распалась, но обязательства...

— Понятно, — прервал Мрак. — А как сам конт Сигизель?

— Да просто конт, — пробормотал Аспард. — Он вообще-то младший сын правителя Вантита. Здесь был как купец... потом почему-то застрял. Говорят, потерял голову из-за Фриги. Не шибко умный, не шибко храбрый... Зато молодой и чистый лицом. Одевается нарядно, а что ещё женщине надобно?

Мрак сделал знак слуге, чтобы не зевал, наливал сразу же, едва увидит пустой кубок, отхлебнул, осушив сразу половину кубка, заметил:

— Тогда надо сказать родителям Фриги... Да ты и скажи! Больно мне надо вляпываться в такое... Скажи, что я рекомендую.

Уснул с сердитой мыслью, что чёртова Хрюндя так и не нашла в темноте косточку, всё ещё продирается между кустами, пищит, скулит, но слышно и жалобный голос Манмурта, этот не оставит её, иначе голова с плеч...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать