Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Передышка в Барбусе (страница 36)


— Сотне, — сказал Аспард. — Сотне! Но дело даже не в том, что они преданные, как цепные псы. Я свое дело знаю, потому сообщил, какой дорогой поедем, всего за пять минут до выезда из главных ворот! Они мчались на свои места во весь опор, прибыли за семь минут до вас, едва-едва успели всё осмотреть... А повозку такую за пять минут не подготовить. И не перебросить в самое уязвимое место так умело... Значит, кто-то предупредил ещё с утра. Если не с ночи.

— Мдя, — протянул Мрак, — как все запущено... Похоже, мелькнула сумрачная мысль, что тцару здесь просто припекло. Звёзды звёздами, зов мудрости и всё такое, а он увидел, что его здесь предают все: бабы, дети, друзья, слуги, военачальники... а ко всему ещё то артанцы лезут, то всякие разные послы что-то требуют, то родня вконец на шею садится... Совсем ошалел мужик, зашился, не знал, куда деваться...

Хотя, конечно, могло быть и так, что он всего этого совсем не замечал. Люди, чья голова среди звёзд, немножко не такие, как все люди, чья голова повернута в сторону жены соседа.

— Кто такой Червлен? — сказал он, но произнёс так, чтобы можно было истолковать, что Его Величество просто размышляет вслух, а не спрашивает о том, что должно знать очень хорошо.

Манмурт и Аспард переглянулись, Аспард смолчал, предпочитая понять слова Его Величества как риторический вопрос, а Манмурт, более занудный, сказал монотонно:

— Самый знатный человек в стране... да простит меня Его Величество!., да и во всех трёх тцарствах. Ибо только в нем осталась кровь Первого Тараса, первого тцара не только Барбуссии, но и Куявии, Славии, Артании.

Аспард смолчал, только посмотрел так, что Мраку стало ясно: у Червлена больше прав на любой престол во всех трёх тцарствах, не говоря даже о крохотной Барбуссии.

— Ладно, — сказал он. — Как там народ, уже собрался? Аспард переглянулся с Манмуртом, тот виновато развел руками.

— Ваше Величество, во дворце никто так рано не встаёт. И вы никогда не вставали...

— Зато мой прапрадедушка вставал, — буркнул Мрак. — Не понимаю, какие черти его под бока толкали? Ладно, если в зале никого нет, то ты свистни лоботрясам за дверью, чтоб нам принесли пожрать.

Манмурт развёл руками, на его лице было сдержанное неодобрение действиями прадедушки, но в то же время и понимание, что в те дикие времена и дедушка их одухотворённого тцара мог быть грубым и даже очень грубым. Зато на лицах стражей был откровенный восторг. Они сидели на неслыханно роскошном диване тихие, как мыши, но готовые жизни отдать за Их Величество.

Пока Манмурт распоряжался насчёт пожрать, Мрак повернулся к Аспарду.

— Какие ещё гадости приготовил мне на сегодня? Аспард сказал с надеждой:

— Ваше Величество, вы как-то в благородной рассеянности обмолвились, что изволили бы почтить своим высоким посещением драконовы конюшни...

— Ага, — сказал Мрак. — Только их дерьма ещё не нюхал. Ладно, обмолвился, так обмолвился. Ну и что?

— Так как вы... на самом деле?

— На самом деле? — удивился Мрак. — А давай врежу в ухо!

Аспард с опаской взглянул на огромный кулак.

— Нет, насчёт конюшен? Мрак удивился ещё больше.

— А чего непонятного? Я ж обмолвился? Вот и поедем, посмотрим. Это ж так интересно.

Глаза Аспарда расширились, даже отшатнулся, промямлил:

— Но вы всегда бывали так заняты, так заняты... Мрак сказал поспешно:

— Я и сейчас занят, понял?.. Но иногда надо отвлекаться от высоких дел и умствований... для жизни простой и обыденной, как говаривал один волхв...

Судя по виду Аспарда, опять что-то брякнул не то, но Аспард сейчас слишком счастлив, что тцар всё-таки посетит места, где выращивают боевых драконов, на мелкие промахи внимания не обратит, но вообще-то надо сперва думать, что брякаешь, а брякать потом... Чёрт, оказывается, это так трудно для простого и честного человека, хоть и оборотня. Бедный Олег, совсем бедный...

Дверь распахнулась, слуги начали гуськом вносить блюда. Манмурт, гордый таким доверием, суетливо указывал, куда что поставить. Двое стражей сидели, застывшие, как замороженные. Мрак крякнул, засучил рукава, ухватил жареного гуся и разорвал его пополам. Аспард вытащил нож, отрезал себе немалый кус, Манмурт деликатно отщипывал по кусочку. Мрак кивнул стражам:

— А ну навались!.. Кто плохо ест, тот плохо и воюет!.. Те, замирая от сладкого ужаса, вытащили ножи. Аспард, благоволя к своим, придвинул к ним жареного поросёнка, повернулся к Мраку.

— Ваше Величество, осмелюсь задать вопрос...

— Задавай, — промычал Мрак с набитым ртом. — Только смотри, если я удавлюсь...

Аспард помолчал, но тцар глотал куски мяса, как большой зверь, что никогда не удавится, и Аспард спросил нерешительно:

— А когда... посетим конюшни?

— Как только, — ответил Мрак, — так сразу. Принимать народ надо? Надо. Приму, окажу милости, а там и поскачем. У тебя кони хоть есть?

— Пока будет длиться приём, — ответил Аспард с готовностью, — всё подготовим, запряжём. Какие носилки: золотые или с жемчугами?

Мрак фыркнул.

— Сам же знаешь, что верхами.

— Да это я так, — Ответил осчастливленный Аспард, — хотел проверить, не сплю ли...

— Ты поговори ещё, — пригрозил Мрак, — голодным останешься.

Манмурт ел медленно, жеманно, он осмелился сказать приятным голосом:

— Ваше Величество, о таких поездках оповещают заранее. Сегодня вы не сможете ехать, ибо приём продлится полдня, если не больше. Вы должны объявить, что завтра приёма не будет. А ваш Аспард подготовит коней не наспех, а с раннего утра. Даже, если выедете с восходом солнца,

то раньше чем к полудню не прискачете. А то и к закату.

Мрак посмотрел на Аспарда. Тот поспешно проглотил кусок, нельзя же заставлять ждать самого тцара, просипел:

— Увы, он прав... Мрак скривился.

— Ладно, так и распорядись.

Мрак вышел в большой зал, к нему тут же бросились с прошениями, просьбами, челобитными, он указал на Манмурта, тот засмущался и переуказал на Червлена, как уже помнил Мрак, самого главного управляющего над управляющими. Мрак сделал вид, что ничего не заметил, двинулся через анфиладу залов. Расположение палат, залов и коридоров уже примерно знал, почти без помех вышел во двор. Народ разболтается, если не узрит грозный лик тцара, это у нас быстро, стоит дать маленькую поблажку, а уж большую он сам возьмёт и еще что-нибудь потребует сверху.

Потому Мрак с самым грозным видом обошёл те места, в которых уже ориентировался, рявкнул на слуг, что не вычистили ковры, устроил разнос строителям: плохо открываются окна, а во дворе погрозил пальчиком конюху, тот недостаточно резво гонял по кругу красавца жеребца. Подумал было заглянуть на задний двор, там осчастливленный Щербатый всё ещё до седьмого пота изо дня в день гоняет солдат, пример для подражания у них самый что ни есть монарший, никуда не деться... но хорошее не стоит портить ещё более хорошим, да и далековато по такой жаре на задний двор. Тцар своими ножками так далеко не изволит, а быть несомым в носилках — сам помрёт со смеху раньше, чем от непрошеной скупой мужской слезы.

Аспард проговорил за спиной с надеждой:

— Может быть, изволите заглянуть к оружейникам?

— А там что? Аспард даже растерялся.

— Доспехи... делают. Хорошие доспехи. Но медленно. И слова им не скажи, ведь тысячи причин приведут, а не проверишь... Я ж не знаю, сколько мечи надо закаливать в самом деле.

Мрак посмотрел в его честное лицо, очень даже честное.

— Слушай, — спросил он неожиданно, — как меня зовут... у меня за спиной?

Аспард вздрогнул, вытянулся:

— Тцар Яфегерд Блистательный, великий и могущественный, властелин Барбуссии и повелитель...

Мрак прервал:

— Не бреши. У всех есть клички. Если хочешь, чтобы я тебе верил, говори. И поверь, я могу отличить, когда ты говоришь правду.

Аспард вздохнул, голос у него стал умоляющим:

— Зачем вам, Ваше Величество?

— Не знаю, — ответил Мрак. — Так как? Аспард прошептал с великой неохотой:

— Звездо... чёт.

— Звездочёт? — удивился Мрак. — Не брешешь? Так что ж в этом обидного?

Аспард слегка потупился.

— Властитель должон быть аки лев рыкающий! И силён как слон. И свиреп, видеть все впереди... а не на небе. Вы ж знаете, что говорят про тех, кто, глядя на звёзды, падает в яму...

— Знаю, — ответил Мрак. — Как думаешь, сейчас там во всех залах уже пронёсся слушок: «Звездочёт появился, Звездочёт!»

Аспард помялся, сказал с несчастным видом:

— Никого Ваше Величество уже давно не пугает, увы. Правда, после того, как вы на заднем дворе разнесли мишень, хоть солдаты подтянулись. Есть повод гонять их. Да ещё после того покушения на вас конники тоже встряхнулись, стали коней хоть чистить, мечи точат, доспехи уже блестеть начали... Но во дворце, гм... Может быть, армия немножко оживёт, взбодрится...

— Что-нибудь придумаем, — пообещал Мрак. — Если надо, кого-нибудь вздёрнем.

Аспард посмотрел восторженными глазами.

— Вз... вздёрнем?

— Ну да. Если надо для дела? Аспард сказал счастливо:

— Да я и без дела половину бы вздёрнул с превеликим... Здесь такой народ... А для дела, так и всех, Ваше Величество!

— Всех не надо, — сказал Мрак рассудительно, — но мы их ещё заставим муравьёв считать. А пока, как ты думаешь, народ уже собрался для приёма?

Аспард посмотрел через окошко на утреннее солнце.

— Да, собирается. Сейчас как раз Ваше Величество просыпается, потягивается, чешется, плюётся, снова чешется, его одевают, завязывают шнурки и под белы руки ведут к главному залу. Так народу кажется, а на самом деле вы, Ваше Величество, конечно же, мыслите о великих государственных делах. А народ уже стягивается к главному залу, стягивается... Чтобы не пропустить, значит.

— Чего? — спросил Мрак подозрительно.

— Вас, Ваше Величество!

— А, ты в этом смысле... Ладно, пойдём осчастливим подданных. Пусть полицезреют, морды. Ишь, развлечение нашли!

В главном тронном зале его под не совсем белы, ибо волосаты, руки подвели к трону. Мрак воссел тяжело и грузно, так изображал державность, уставился тяжёлым бараньим взглядом на ближайших придворных. Они затрепетали и отступили на шажок.

— Ну, — прорычал Мрак с угрозой, — у кого что ко мне?.. А?.. Признавайтесь!

Кое-кто торопливо спрятал руки за спину. Мрак притворился, что не заметил мелькнувшие, как крылья вспугнутых бабочек, листки бумаги. Он всем видом изображал злого и невыспавшегося правителя, который вот прямо щас разорвёт всякого, кто осмелится подвернуться под руку. Конечно, есть риск отпугнуть человека с дельным предложением, но зато сколько мелочи не рискнёт, не осмелится! А с дельными — должны не страшиться, они ж не для себя, а за Отечество и пострадать можно.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать