Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Передышка в Барбусе (страница 38)


Мрак улыбался, терпеливо ждал. А Кунабель говорил и говорил, перечислял богатства земель, умелость строителей и трудолюбие работников, что сумели поставить такие города и обнесли их настолько высокими стенами.

Внезапно Мраку почудилось, что вино стало пахнуть чуть иначе. Никто это не почуял, понятно, но его острый нюх, всё ещё наполовину волчий, уловил это изменение, и он теперь всё старался понять, что же случилось, ведь виночерпий — свой, Кунабель всё время держит чашу на виду, к тому же сам отпил, но всё же тогда вино пахло... чистым вином, а теперь к запаху вина добавился иной аромат.

— Но больше всего мне нравится в Барбуссии, — закончил Кунабель с подъёмом, — это трудолюбие и благородство величайшего из правителей Яфегерда Блистательного!.. Я вижу, как расцвела страна под его милостивой рукой. Что еще можно пожелать этому народу? Только то, чтобы как можно дольше он находился под рукой своего мудрого правителя, которого сами звёзды послали этой стране... и которого звёзды и оберегают от всех напастей!

Он обеими руками протянул чашу Мраку.

— Так выпей же с нами, великий правитель!.. Выпей за дружбу с нашим народом. Выпей и покажи всем...

Мрак принял чашу. Ноздри задёргались. Запах стал ощутимее. Словно кто-то незримый успел бросить нечто, пахнувшее иначе, уже после того, как из этой чаши отпил Кунабель. Мрак сказал мощным голосом:

— Хорошо сказал!.. Но что ж ты выпил раньше, чем сказал такие хорошие слова? Выходит, что за дружбу должен пить только я?

Аспард насторожился, он всегда очень внимательно следил за лицом Мрака. Мрак кивнул на посла, Аспард сам подскочил к Кунабелю, схватил сзади за руки. Мрак сделал шаг к послу, одной рукой ухватил за нижнюю челюсть, с такой силой сжал, что тот охнул от боли и раскрыл рот. Мрак, держа его, как трепыхающуюся рыбу, вылил вино из чаши в рот, отпустил.

Кунабель ухватился за горло, глаза от ужаса вылезли из орбит. Мрак спросил спокойно:

— Ну, как вино?.. Что-то хочешь сказать?

— За... чем? — пролепетал Кунабель.

— Покажи ногти, — предложил Мрак. — Пусть лекарь осмотрит. Если под ними следов какой-нибудь гадости нет... то чего тебе дёргаться?

Аспард по его знаку отпустил посла. Тот попятился, оглянулся на дверь. Придворные глухо роптали. Кунабель повернулся и опрометью кинулся к выходу из зала. На пороге запнулся, ноги подогнулись, он упал вниз лицом, задёргался и затих. Аспард в три гигантских прыжка оказался рядом, перевернул. Лицо было посиневшее от удушья, на губах выступила жёлтая пена.

— Ваше Величество! — вскрикнул он. — А что вы насчёт ногтей?

Мрак рыкнул:

— Не щупай!.. Глаза у тебя где? Он не зря покрасил свои царапалки в чёрное.

— Ногти?

— Да, если это ногти.

Кто-то вскрикнул, придворные в ужасе и отвращении отступили к стенам. Чуткие уши Мрака сразу поймали торопливые рассказы о жутком колдуне, что пытался отравить Его Величество, а тот, хоть и дурак, но враз понял всё то, что не понял бы ни один умный, значит — боги сами охраняют дурней, и Его Величество сам заставил чужого колдуна выпить своё зелье.

Аспард смотрел на Мрака с великим почтением. В его глазах Мрак прочел то же самое, насчёт высокого покровительства небес. Мрак подмигнул:

— Ну что? Ещё не закончилось, как видишь.

Аспард содрогнулся всем телом. Лицо его вытянулось, а брови поползли вверх.

— Ваше Величество, вы так спокойно об этом говорите!.. Но кто мог подумать, кто мог подумать? Всё равно это моя вина.

Мрак отмахнулся.

— Брось. Такое предусмотреть невозможно. Ну даже если бы ты его обыскал, а послов обыскивать нельзя, это оскорбление всей страны, которую он представляет... то что? Сумел бы ты обнаружить яд, который он прилепил под ноготь?.. Нет, Аспард, тут надо смотреть, кому выгодно. А потом туда и вдарить! Лады, разберемся. А пока погляди-ка, это всё? Поехали к нашим драконам?

Низкорослый живой человек, толстый и улыбающийся, вышел из толпы, поклонился. Крупные живые глаза с любопытством смотрели на Мрака.

— Ваше Величество, — сказал он громко, — мы все видели, что чья-то дерзкая рука дерзнула дерзновенно... ну, дерзнуть на вас, священную особу! Я чуть не поседел ещё больше...

Мрак смотрел с подозрением, теперь верить некому, но этот, судя по голосу и даже запаху, говорит искренне.

— Ничо, — прорычал он. — Кто дерзнул — того уже вороны клюют, а кто их послал — будут клевать чуть позже. Что у тебя?

Аспард смотрел на этого рыбьими глазами, никакой подсказки. Человек поклонился.

— Ваше Величество... вы в благородной рассеянности... звёзды — это великое и священное, но о людях тоже приходится вспоминать иногда. Пришла пора платить жалованье армии, а также наёмникам из горских племен... Всё-таки мы задолжали им за два месяца, это ж неслыханно!

Мрак лихорадочно соображал, при чём здесь он: пришла пора, вот и плати, потом сообразил запоздало, что это наверняка главный казначей. Но если он обращается к нему, тцару, то ключи от казны у него, Мрака. А он, главный казначей, получив от Мрака монеты, уже распределяет кому сколько.

— Ага, — сказал он, — ты, того... я щас закончу тут, ты подожди... Я схожу за ключами.

Человек поклонился и отступил. Лицо его оставалось все тем же улыбающимся. Мрак перевёл дыхание, шепнул Аспарду:

— А этот кажется верным. Ликует, что я цел.

— Кто, Щускарь? — переспросил Аспард. — Наверное... Мне он всегда не нравился, Ваше Величество.

— Тебе все не нравятся, — обвинил Мрак.

— Я должен подозревать всех, — сообщил Аспард

хмуро.

Вокруг него через все залы протопало с дюжину крепких молодцев, защищали своими телами и щитами со всех сторон, но перед дверью в его спальню всё же остановились. Аспард вошел вместе с Мраком, но, оглядев спальню, вышел. Мрак закрыл за ним, тут же все убыстрилось, замелькало, он ощутил, что не прошёлся по этому спальному залу, а пробежался, как бегал в Лесу. Нет, в Степи, там ровнее.

Вообще-то, надо признаться, там, в зале, держался как надо держаться властелину великой державы. Ну, пусть не самой великой, даже не очень-то великой, а если совсем честно — совсем маленькой, но всё же держался, хотя был момент, что сердце заколотилось, как овечий хвост. Это когда на него с ножом кидались, то ничего, даже не струхнул, а сейчас вот только вспомнил ту чашу с хитро подброшенным ядом, сразу по спине мурашки забегали. Лежал бы сейчас с перекошенной мордой, ногой бы дрыгал, глаза бы закатывал, а из пасти пена, пена, пена...

Едва одолел соблазн перекинуться волком, так всегда чувствует себя увереннее, сильнее, защищённее, да и нашёл бы этот чёртов ключ быстрее, у железа особый запах, но вдруг кто да заглянет, пришлось перерывать всё и вся, пока не добрался до шкатулок на самом дальнем столе.

Рискнул, взял в руки самую маленькую. Что-то перекатывается, гремит. Долго искал, как открывается, щупал, давил. Наконец под пальцами дрогнуло, щёлкнуло, слегка прищемив кожу. Крышка приподнялась. Он откинул её большим пальцем, на дне заблистал мелкими алмазиками на рукоятке большой стальной ключ с затейливо выпиленными зубчиками.

В дверь постучали. Он торопливо выхватил ключ, шкатулку пихнул на место.

— Кого там несёт?

Страж просунул голову в щель, проблеял:

— Вы изволили велеть казначею прибыть перед ваши светлы очи, Ваше Величество.

— Я велел ждать там, — буркнул Мрак. — Ладно, если уж пришёл сам, то введи!

Он торопливо плюхнулся в кресло, страж улыбнулся, исчез. Через пару мгновений дверь распахнулась, страж действительно не впустил, а именно ввёл казначея, держа его за шиворот. Он держал его так, что тугой ворот сдавил несчастному горло, тот задыхался, глаза полезли на лоб, лицо стало свекольного цвета.

— Можешь идти, — сказал Мрак стражу. А казначею бросил: — Ну, что, Щускарь, готов? Ладно, пойдём... Хотел было отдохнуть, на звёзды посмотреть... Эх!..

Казначей часто кланялся, отдувался, рожа снова стала нормального цвета, заговорил быстро, преданно:

— Да, конечно, у вас высокие думы, а вот мы, простые люди, привыкли жалованье раз в месяц получать... хе-хе... и без него как-то не по себе!.. Почему-то каждый день есть хотим, странные мы люди...

За дверью ждал Аспард с его людьми, но Аспард остался, глаза преданные и несчастные. Щускарь взглянул с нетерпением, Мрак сказал успокаивающе:

— Аспард, ты чё? Ты не переживай, не переживай!

— Как же, Ваше Величество...

— Не переживай, — повторил Мрак. — Просто есть работы рисковые, есть — нет.

Щускарь стоял с терпеливой улыбкой. Мрак перевёл взор на него, Щускарь сказал с поклоном:

— Надо идти, Ваше Величество.

— Да, пойдём, — согласился Мрак.

Они постояли так долгое мучительное мгновение, потом Мрак сделал движение идти. Щускарь тут же колыхнулся тоже, и Мрак скорректировал свой шаг, дальше обострённым звериным чутьем улавливал по движениям казначея, куда идти, куда сворачивать. К счастью, казначей сам забегал вперёд, вёл за собой тцара, а остановился только перед огромной металлической дверью, где замочная скважина выглядела чересчур малой. Перед этой дверью на лавочке сидели два стража устрашающего роста. Оба вскочили, один оттащил лавку, второй вытащил из подставки факел, передал казначею.

Мрак вставил в замочную скважину ключ, попробовал повернуть вправо, попробовал влево, щелкнуло, потом провернулось ещё два раза. Невидимый за толщью двери железный засов послушно выползал из петель. Наконец ключ упёрся, дальше ни в какую. Мрак толкнул, дверь распахнулась.

Взгляду открылся просторный вытянутый зал. Под стенами по обе стороны статуи: от крупных, почти в рост человека, до крохотулек размером с мизинец. Блестят, то ли из серебра и золота, то ли просто помазаны для блеска. Казначей уверенно пошёл к дальней двери, поменьше. Мрак выругался про себя, вытащил ключ. Снова пришлось повернуть не меньше чем шесть-семь раз, засов поскрипывал, выползал из петель неторопливо, нехотя.

— Давненько сюда не заглядывали, — сказал казначей с легким укором. — А это ж сердце державы, Ваше Величество!

— Неча в сердце лезть с сапожищами, — проворчал Мрак. Дверь приоткрылась. Мрак толчком распахнул створки.

Пальцы дрогнули, ключ выпал и тонко звякнул о каменные плиты пола. Мрак тихонько перевел дух, чтобы казначей не заметил.

Зал потряс. Втрое просторнее предыдущего, стены уходят в темноту, но на освещённом факелом участке ступить негде между сундуками, скрынями, что и на полу, и на столах, и даже один на другом. Некоторые украшены такими крупными самоцветами, что страшно и подумать, какие богатства в самих сундуках. Но ещё больше зияют пустыми оправами, где явно были драгоценные камни, а теперь... теперь почему-то нет.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать