Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Передышка в Барбусе (страница 40)


Барбуссия среди этих трех гигантов показалась крохотной страной, а значит

— лакомой добычей, ибо там богатые города, есть удобная гавань, тучные нивы... Не сразу поняли, что Барбуссия богата прежде всего потому, что практически неприступна, войны обычно её обходили стороной, здесь не горели города, сюда бежали из Артании, Куявии, а гостеприимная Барбуссия всем давала кров и защиту.

Конечно, если бы Артания или Куявия навалилась всеми силами, то Барбуссии в конце концов пришлось бы сдаться, но все правители Барбуса умело лавировали на противоречиях между артанцами и куявами. Стоило Артании послать свои войска на Барбуссию, как те тут же спешно отправляли в Куявию... сообщения. Не просьбы о помощи, за просьбы надо платить, а просто сообщения. И Куявия, опасаясь, что Артания захватит такой важный клочок земли и будет угрожать ей и с той стороны, тут же посылала войска против самой Артании. А никто не любит воевать на две стороны...

Словом, в конце концов Артания и Куявия заключили между собой соглашение, что Барбуссия останется Барбуссией. А если кто-то на неё нападет, они обязуются помочь Барбуссии. Под «кто-то» молчаливо имелся в виду загадочный Вантит, кто единственный помимо Артании и Куявии соприкасался с Барбуссией, но за все столетия не проявлял к ней ни вражды, ни дружбы, ни вообще какого-либо интереса.

Мрак взглядом поймал одного из свиты посла Куявии, шепнул Аспарду:

— Приведи мне вон того!..

— Кого? — переспросил Аспард. — Гегеморда?

— Тебе бы всё Гегеморда, — ответил Мрак, он уже знал, кто здесь Гегеморд, кто не Гегеморд, а кто и вовсе залётная птица. — Посла Куявии покличь!.. Тьфу, посол же отбросил копыта на обочину... тогда этого, который сейчас на его месте.

— Цвигун, — ответил Аспард с поклоном. — Будет сделано, Ваше Величество. Только, надеюсь, Ваше Величество не объявит Куявии войну?

— Размечтался, — сказал Мрак. — Тебе бы всё воевать! Я что, похож на человека, который может воевать? Я все звёзды, звёзды...

— Да нет, — пробормотал Аспард счастливо, — я просто мечтаю посмотреть, каков вы, Ваше Величество, когда захотите воевать!

Он нырнул в толпу, притащил за рукав невысокого, плотно сбитого человека с лицом и повадками торговца. Тот сразу, издали, начал усиленно кланяться, а подойдя ближе, витиевато поклялся, что чёрные боги затмили разум Кунабеля, пытавшегося отравить Его Величество, и что Куявия постарается добрым отношением загладить впечатление от странного поступка их бывшего посла.

Мрак прервал:

— Слышь, Цвигун, я слышал, ты сейчас уезжаешь?.. Коней уже оседлали?

— Да, Ваше Величество, — ответил Цвигун с поклоном. — Самых быстрых. И запрягли, и оседлали. Я полечу как ветер, чтобы как можно быстрее сообщить Светлане Золотоволосой о такой неприятности... Да что там неприятности — трагедии, беде, несчастье, ибо что могут подумать о нас, мирных куявах, мечтающих всегда жить в мире и всяческой дружбе с соседями!

Мрак прервал снова:

— Погоди, я про это почти забыл. Тцар, как наёмник, знает, на какую работу идёт. Так что я мог бы смыться в огородники, там безопаснее. Нет, я всё понимаю... Это была какая-то дурость. И не самой Светланы, а кого-то из её подручных. Распустила она их... Сам знаю, так как и сам своих распустил. Но ты ей расскажи...

Цвигун ответил горячо:

— Ваше Величество, сразу же!.. Даже не отряхнув дорожную пыль.

Мрак прищурился.

— Но ты ж прибудешь в полночь!

— Ее Величество ложится поздно, — ответил Цвигун твёрдо. — В полночь обычно держит совет с самыми близкими. А если кто ожидал, что на троне слабая молодая женщина...

— Да-да, — сказал Мрак поспешно, — тот здорово, даже смертельно ошибся. Это не женщина, а железо! Ладно, я послушаю, что ты там скажешь.

Цвигун замолчал, Мрак ощутил на себе взгляд его внимательных глаз.

— Вы... послушаете?

— Да, — ответил Мрак небрежно.

— Но... как?

— Я тцар или не тцар?

— Да, вы доблестный и мудрый тцар...

— Мудрый находит пути, — ответил Мрак небрежно. — Ты мне подсказал хар-р-рошую мысль. Там повидаемся. И договорим.

Он сделал небрежный жест пальчиком, отпуская или, как говорят, заканчивая аудиенцию. Цвигун поклонился, отступил, ещё раз поклонился. Глаза оставались внимательные и вопрошающие, но спрашивать ничего не стал, затерялся в толпе, а потом Мрак видел его выходящим из зала.

Мрак повернулся к начальнику дворцовой стражи.

— Аспард, — сказал он задумчиво, — ты как, хочешь поговорить о звёздах?

Лицо Аспарда перекосилось, побледнело. Он отпрыгнул бы, если бы посмел, вместо этого лишь отодвинулся.

— Н-н-нет, Ваше Величество, — пролепетал он. — Это для меня слишком высоко.

— Ага, — сказал Мрак, — ну ладно, возьмём пониже. Тогда расскажи, что такое Заур.

Аспард помолчал, потом взглянул осторожно, опасливо, словно зверёк из норы.

— Да, — сказал он тихонько, — ниже уж некуда. Заур — это... Заур. Неизвестно, человек ли он вообще. Дело в том, что его уже казнили десятки раз в разных королевствах, но он всё ещё жив, и не просто жив, а у него армия, что может поспорить с армией Его Величества... Нет, не в открытом бою, но эти ночные головорезы с ножами за пазухой тоже стоят немалого. Он жесток, свиреп. Если его люди оставляют после себя ограбленных, изнасилованных, искалеченных, то он живых не оставляет. Пытки, которые он придумывает для своих жертв,

превосходят всякое воображение... У самых закалённых солдат стынет кровь, когда видят жертвы его утех. Мрак подумал, уточнил:

— Его именно казнили десятки раз или же убивали?

Аспард удивился:

— А есть разница?.. Простите, Ваше Величество!

— Есть, — ответил Мрак. — Большая.

Аспард смотрел вопрошающими глазами, но Мрак отвёл взгляд в сторону. К примеру, на оборотне даже смертельные раны заживают быстро. Его могли посчитать убитым, уйти, а он превратился в волка, заживил на себе все раны и потихоньку уполз. Если же казнили, то он мог висеть в петле или на крюке до тех пор, пока вороны не выклюют глаза, а волки не растащат даже кости. Тогда уже не оживёшь, не оживёшь...

Жаба прыгнула с ложа, он успел поймать на лету и держал за туловище на вытянутых руках. Она дрыгала всеми четырьмя, извивалась, пыталась дотянуться, изо всех сил тянула шею, длинный раздвоенный язык со свистом рассекал воздух.

— Да люблю я тебя, — заявил Мрак. — Люблю!.. Только тебя. Ну, ещё и Кузю, конечно. Брысь!

Он швырнул её на ложе, Хрюндя кувыркнулась, и через мгновение он покачнулся от мощного толчка. Жаба уже сидела на нём, торопливо и задыхаясь от неслыханного счастья облизывала, топталась по голове, вдыхала родной запах, пищала счастливо.

Мрак терпел, только закрывал глаза, когда она облизывала ему лицо. День прошёл как-то бестолково. И без деяний. Почти так, как он и хотел: ел, пил, лежал на ложе, изволил позволить себя искупать, помассажировать, натереть маслами, ублажить, почесать, но всё равно оставалось какое-то неприятное ощущение, пока не вспомнил, что армии задолжали жалованье уже за два месяца, а он сдуру пообещал до завтра что-то да придумать.

Настроение стало совсем прегадостным, он сердито спихнул жабу с головы, она рухнула на подушку и счастливо задрыгала в воздухе всеми лапами: ура, играем!

— Щас, — сказал Мрак сердито, — Манмурта на тебя нет... Но если хошь, вызову.

Стражи по ту сторону дверей вскочили, Мрак успокаивающе помахал им рукой, всё в порядке, но от стены отделились двое и неслышно, как они полагали, пошли следом. Мрак прошёл уже знакомой дорогой в подвалы, где стражи у дверей казны подрёмывали на скамье, привалившись спинами к самой охраняемой двери.

Вскочили с железным грохотом, Мрак кивнул, сказал успокаивающе.

— Благодарю за службу, ребята. Бдите! Никто не должен и близко подходить к этой двери без меня.

По его жесту они оттащили лавку, он отпер дверь, прошёл через большой зал, открыл вторую, постоял на пороге. За спиной с металлическим стуком захлопнулось, это он сам прикрыл дверь, задумавшись, стараясь уловить нечто неуловимое в воздухе...

Да ладно, здесь же никого, ударился о пол, постоял на четырёх, привыкая к изменившемуся миру, такому объёмному и яркому в запахах и ароматах. Слышно стало, как далеко-далеко на большой глубине таинственно журчит вода, как потрескивают камни, выдерживая давление, через пару тысяч лет верхняя плита может просесть, здесь всё завалит к такой матери...

Он шёл между мешками, сундуками, столами, где горками драгоценные изделия, и наконец влажный нос уловил нечто похожее на изменение в воздухе. Прислушался, от одной стены тянет холодом. Едва-едва, но умному достаточно, а кто скажет, что он не умный, тот недолго останется вообще с мозгами.

Пробрался туда ближе, едва не ободрал ухо, прислушиваясь, даже изнюхал вроде бы обычную каменную плиту. Как будто ничего не изменилось, даже запахов особых нет, но в мозгу сразу нарисовалась смутная картина чёрной пустоты по ту сторону камня.

Ударился о пол снова, огляделся.

— Да простят мне великие предки!

Огромный меч, рукоять вся в драгоценных камнях, лезвие испещрено таинственными знаками, не меч, а чудо красоты, но в его руках это поработало простым ломом. Он оправдывался тем, что видел мечи и подороже, рукоять в его руках начала подрагивать, вот-вот лезвие сломается, но камень наконец подался вовнутрь стены и в сторону.

Из прохода пахнуло сыростью. Это явно не тцарский ход. Чувствуется, копали торопливо, наспех, небрежно. Ход вора, который нашел путь к тцарской сокровищнице. И, возможно, немалую часть уже перетаскал...

Мрак сделал пару шагов, приходится идти, сильно согнувшись, спохватился, ударился оземь, уже на четырёх помчался по низкому туннелю. Дважды под лапами плеснула вода, потом ход начал медленно подниматься, он увидел в мире запахов простую дверь, а затем, когда приблизился, его острые волчьи глаза уловили идущий из-под двери очень слабый рассеянный свет.

Прислушался, по ту сторону жилым не пахнет. Словно склад старой рухляди, хотя слабый запах человека присутствует. Очень слабый, словно тот прошёл здесь не раньше, чем неделю назад, прошёл быстро, нигде не задерживаясь, ничего не трогая.

Решившись, Мрак вернулся в человечью личину, взялся за дверь, ощупал. Если и есть запор, то явно с той стороны.

Можно, конечно, вышибить эту дверь, она из дерева, но неизвестно, куда она ведёт и кто прибежит на шум...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать