Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Передышка в Барбусе (страница 58)


— Золотой ты мой, — сказал Мрак с чувством. Ветер срывал слова прямо с губ и уносил, но он повторил упрямо, понимая, что конь слышит: — Золотой ты мой, огненный!.. Как бы ни было удобно шагать прямо из Барбуса в Куяву, но я тебя не оставлю... Мы ещё поскачем!.. Мы ещё себя покажем... Мы ещё поживём, не век же нам зализывать раны...

Жаба прыгнула навстречу Манмурту, едва тот вошёл. Он нагнулся и подхватил её на руки. Мрак ревниво наблюдал, как она облизала ему лицо, потом вырвалась и поскакала показывать, где у неё под шкаф закатилась косточка.

Манмурт долго ползал на четвереньках, жаба от нетерпения прыгала у него на голове, наконец он ухитрился выгрести её сокровище на свет. Хрюндя ухватила и бросилась к закрытой двери, уверяя всем видом и вилянием короткого хвостика, что пойдёт гулять только со своим богатством.

Потом пришел Аспард... Мрак посмотрел на него, всё понял. Манмурт ахнул, смотрел то на Аспарда, то на Мрака.

— Садись, — велел Мрак, — садись, садись! Это мое повеление такое. Ты это ты, или же лопух под дождём?

В глазах Аспарда было такое, что лучше даже лопухом под ливнем, чем вот им сейчас, начальником дворцовой стражи.

— Как получилось?

— Не знаю, — ответил Аспард с отчаянием. — Всё шло, как и задумано. Но почему так получилось...

Он говорил хриплым от страданий голосом, сбивался, путался, но перед глазами Мрака постепенно вырисовывалась довольно чёткая картина. У главных дверей, что на улицу, Аспард в самом деле расположил троих с обнаженными мечами. Он действительно выбрал самое уязвимое место: заднюю дверь, что выходит в темный густой сад, сбросил свой блестящий шлем, плащ и сверкающие наручи, даже обнажённый меч прикрыл старым плащом, чтобы не выдал блеском. Занял место сразу за дверью, в темноте, и поклялся себе, что не сомкнёт глаз всю ночь и не пропустит мимо даже мышь. И действительно не пропускал...

— А как же пропал браслет?

— Не знаю, — повторил Аспард отчаянным голосом. — Не могу даже вообразить!.. Магией там и не пахло...

— Откуда знаешь? — прервал Мрак. Аспард чуть смутился.

— Я настолько трусил, — сказал он виновато, — что позвал одного из своей родни, что малость умеет... Нет, колдун из него никакой, но распознать, есть ли близко магия, может. И если колдун попробовал бы пройти незримым, он бы увидел.

— А сам колдун не спёр?

— Ваше Величество, — воскликнул Аспард шокировано, — это же мой родственник!

— Хорошая у тебя родня, — сказал Мрак задумчиво, а сам отметил, что в самом деле добротная, если Аспарду даже в голову не приходит, что родня тоже может предать. Это у других предают, но не в роду Адерта. — Хорошая... А что другие говорят?

Аспард уронил голову.

— Страшное дело, Ваше Величество. Другие видели, что я вошёл с улицы, отпустил солдат домой. Потом отпустил тех, кто сторожит в доме, мол, уже светает, а золотой браслет я, мол, пока заберу с собой. Кто-то даже видел, как я взял этот браслет... Но, клянусь всем на свете, я и не подходил к тому браслету!

Мрак посмотрел испытующе, ибо надо посмотреть, хотя и так видно, этот своё отдаст, но чужого не возьмёт, да ещё так глупо, на глазах у своих же солдат.

Он хлопнул ладонью по столу. Все вздрогнули, а жаба подпрыгнула на всех четырёх и злобно заворчала.

— Первая попытка, — сказал он. — А считается до трёх, верно?.. Так что мы ещё не потерпели неудачи, понятно?.. Вот когда трижды мордой в грязь, тогда да, идиоты...

Манмурт отвел взор, он-то понимает, что лучше учиться на чужих ошибках, но ещё не знает, что настоящий мужчина учится только на собственных.

Аспард вскрикнул несчастным голосом:

— Ваше Величество! Да всё, что я ни делаю, все плохо. Всё не получается!

— Не всё, — ответил Мрак.

— Всё, Ваше Величество...

— Не всё, — повторил Мрак. — Ты вон какую родню себе подобрал!.. У других половина гнили, а то и вся — труха, а у тебя дубок к дубку!

— То и видно, что дубы, — вздохнул Аспард. — А я — самый большой дуб.

— Всё, — сказал Мрак строго. — Потом на досуге придумаем что-нить ещё. Ловля этого хыщного зверя ещё не окончена. Поймаем, снимем шкуру, вздёрнем. Нет, из шкуры сделаем чучело, отдадим Щербатому. Ясно? А сейчас займёмся делами.

Манмурт кашлянул, сказал просительно:

— Так я пойду, да? А то у Хрюндички очень умное лицо. Мрак фыркнул:

— Это у жабы-то? У неё морда, а не лицо.

— Простите, Ваше Величество, — ответил Манмурт с оскорбленным достоинством, — хоть вы и похожи, но это у вас, простите, морда, а у неё — лицо.

Он подхватил жабу на руки, ногой распахнул дверь и вышел. Стражи прикрыли за ним створки. Аспард посмотрел вслед, покачал головой. Многие, заметив перемену в поведении повелителя, тут же меняются сами, подстраиваются, ведут себя по-другому. Кто-то искренне, а кто-то уже готов дать Его Величеству прилюдно пинка, только бы показать всем, в том числе и Его Величеству, что он никакой не подхалим, а всегда правду-матку...

Червлен явился, когда Его Величество умывался из золотого тазика. Тазик держали перед ним двое придворных, отстранив слуг, а третий подавал полотенце, больше похожее на толстое пушистое одеяло. Четвёртого, который пытался приблизиться с набором благовоний, Мрак отстранил нетерпеливым жестом:

— Это в другой раз!

— Но, Ваше Величество, тцар должен...

— Да, — прервал Мрак, — он многое должен. Чем тцарее, тем должее. Что у нас на сегодня?

Аспард развёл руками:

— Если не считать, что я мордой в лужу, а Заур ликует... об этом уже известно, над нами смеются, если не считать, что дома беженцев догорают, там теперь всё покрыто пеплом

по щиколотку...

Мрак поморщился.

— Да, с этим, как я понял, уж ничего нельзя сделать.

Если они сами не защищают свои дома даже от огня, то что ж... Ладно, всё равно день начинается хорошо.

— Хороший сон? — полюбопытствовал Аспард.

— Точно, — сказал Мрак. — Ты как в воду смотрел! Ты не колдун?

— Да вроде бы нет.

— Может быть, тайный?

— Это я — тайный?

Мрак посмотрел в его честное простодушное лицо, Аспард ни разу даже не пикнул про свои раны, а ведь защищал тцара, даже не вспомнил о них, а повязки запрятал так, что и не увидишь.

— Да, — сказал он, — служишь во дворце, а всё ещё деревня деревней.

Аспард спросил:

— А что за сон? У тцаров, я слышал, сны всегда вещие, только о великом...

Мрак потёр ладони, улыбка стала широкой, а зубы весело оскалились.

— Сон... Что сон, я ещё и на звёзды посмотрел. Правда, отсюда, через окошко спальни. Тут мало что узришь, но кое-что понял... Словом, звёзды рекли, что сёдни мне ба-а-альшой ломоть отвалится!

— Чего-чего? — не понял Аспард.

— Грю, подарок на лапу кинут, — объяснил Мрак и показал свою лапу.

Аспард и Червлен оба опасливо и с уважением посмотрели на широченную длань Его Величества, подковы бы ею ломать да коням хребты, Червлен сказал с почтением:

— Да, звёзды... это звёзды! Но я слыхал, что говорят они чуток туманно.

— Туманно? — удивился Мрак. — Да этой ночью звёзды были во какие!

Крупные и ясные!

— И что же они сказали? Какой подарок... отвалится?

Мрак подумал, почесал в затылке, хотел сплюнуть, но посмотрел по сторонам, куда ни плюнь — попадёшь в широко распахнутые глаза, объяснил:

— У крупного человека и запросы крупные, верно? Вон Аспард сказал, что у тцаров сны только о великом!

— Ну, да... — сказал Аспард неуверенно. — Я так и сказал, да? Тогда, наверное...

— Вот и у меня запросы великие и высокие, понял?.. Крупные. С коня, а то и со слона. Нет, слона не надо, с кормёжкой намаешься, да и дерьма убирать много, а вот с коня в самый раз!.. Так что жду сегодня в подарок коня.

Червлен кашлянул, сказал вопросительно:

— Так я пойду распоряжусь?

— Насчёт чего?

— Ну, чтоб выбрали хорошего коня... где-нибудь в деревне, и к обеду привели Вашему Величеству в подарок.

Мрак сказал горько:

— Вот так и подносятся подарки? От народа?.. Эх, жулики вы все. Нет, я в самом деле жду подарок от народа. Простого народа. Мирных тружеников. Ни в чём не виноватых, как говорят. Ладно, давайте придумаем ещё что-нибудь хитрое для Заура. По крайней мере, мы уже знаем, что он на золотой браслет клюнул. Клюнул?

Аспард сказал печально:

— Клюнул, Ваше Величество. С одного раза, будто зёрнышко проса склевал.

— Ничего, — ответил Мрак почти весело. — Подумаешь, хоть кто-то сдачи дал! Я посмотрю, как он сумеет утащить... ну, скажем, золотой кувшин. Есть у меня в казне такая штука, что глаз не оторвать. Поставим его на стол точно так же, посадим охрану, но только велим, что кто бы ни пришёл, тут же схватить его и вязать. Даже если это буду я, а не просто Аспард или Манмурт!

Манмурт обиделся:

— Ваше Величество, я-то при чём?

— Чаще бьют тех, кто совсем ни при чём, — предостерег Мрак. — Так что тебе ещё достанется.

Манмурт поёжился.

— Хорошо, что Ваше Величество увлекается звёздами, а не предсказаниями.

Он ел судака разварного со сморчками, вяло удивлялся, как это сумели доставить живого прямо во дворец и тут варили, ведь судак самая нежная рыба, сразу засыпает, едва вытащишь из воды. Да и рассыпается, когда варишь, а тут на блюде ну прям как живой...

Из-за плеча неслышно появлялась белая рука, виночерпий деликатно подливал в кубок. Мрак равномерно запивал, рассматривал лица за столом, стараясь понять, кто же всё-таки продолжает строить ему ловушки, кто подсылает убийц, кто не отказался от желания выдернуть из-под него трон. Аспард прав, половину он уже сумел обезоружить. Кого сознательно, к примеру — Геонтия, кого нечаянно, как бедного Червлена, некоторых привлек к себе обещаниями снизить налоги, укрепить кордоны, кто-то умолкнет поневоле, ибо он вдруг начал пользоваться любовью простого народа, а с народом считаться всё же приходится.

Надо бы ещё как-то подумать о флоте, а то очень уж удобная бухта есть. Хоть такая бухта одна, но огромная, защищённая. Недаром Геонтий ты да заговорил про корабли. Заговорил и сразу умолк, сам устыдившись, что подбрасывает тцару такую неразрешимую задачу. Дело в том, что из-за высоких гор в этой части ветра почти не бывает, он весь наверху, а здесь можно только на вёслах. Паруса можно поднимать, когда выгребешь подальше в открытое море...

Мрак задумался, ел чисто механически. Поймал на себе удивлённые взгляды. Уже привыкли за последние десять дней, что перед ним на столе всё исчезает, как в пожаре. Ага, если ещё и флот, то откуда денег взять? И так выгреб из казны все-все, осталось только те золотые статуи распилить и раздавать на жалованье. А с флотом надо либо налоги увеличивать, либо ещё что-то... Хотя это «что-то» само придёт, если корабли будут. К примеру, можно будет выгодно торговать с дальними странами, а это добавочный налог в казну.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать