Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Передышка в Барбусе (страница 60)


Аспард сказал с отчаянием:

— Но кто знает, какими заклинаниями открываются такие двери?

— Что, никто не знает?

— Боюсь, Ваше Величество, что этого не знают даже старейшие из мудрецов.

Мрак почесал в затылке снова. Рожа страшно перекосилась, зубы в свете факела нехорошо блестели. Тцарский облик казался весь жутковатым, Аспард сразу вспомнил, что основатели тцарской династии были свирепыми разбойниками, умелыми воителями и храбрецами, это иногда всплёскивается в потомстве, но быстро тонет в вине и утончённых придворных забавах.

— Ладно, — сказал Мрак наконец, — поступим, как усе люди.

— А... как?

— А люди отступать не привыкли, — прорычал Мрак. — Нам Род велел... вперёд, глыбже, шырше, а потом ещё и шыршее!

Аспард видел, как тцар напрягся, плечи раздвинулись, стали массивнее, всё тело окаменело, будто весь мягкий жир и сало мгновенно превратились в твердые тугие мышцы. Он втянул голову в плечи, отступил на пару шагов.

Его словно метнуло из невидимой катапульты. Только что стоял рядом с Аспардом, в следующий короткий миг тяжёлый удар, металлический звон, створки распахнулись, болтая искорёженными остатками засова, а тцар ввалился в открывшееся помещение.

Аспард метнулся следом, факел в одной руке, меч — в другой. Мрак сам уже перекувыркнулся через голову и вскочил, чувствуя, что ещё чуть-чуть, и превратился бы в волка.

Они оказались в просторной пещере. Факел бросал кровавые блики на красные стены, там гранит почти пурпурный, зловещий, словно забрызганный кровью. Просторная пещера оказалась не пещерой, как показалось вначале, а богато украшенным роскошным залом. Багровое пламя испуганно прыгало по стенам. В нишах в пугающей неподвижности застыли огромные бронзовые воины с обнажёнными мечами. На всех четырёх стенах на крюках висят мечи, кинжалы, щиты, под стенами горками свалены доспехи невиданной красоты, а посреди зала — огромные сундуки с откинутыми крышками.

Блеск золота слепил глаза. Крышки откинуты потому, что золотые монеты не помещаются в сундуках. Золотом усыпан пол, Мрак наступал на золотые монеты и чувствовал, что золота ему по щиколотку, а кое-где и до середины голени...

— Аспард, — сказал он, — ты всё это видишь?

— Да, Ваше Величество, — прошептал Аспард потрясение. — Только мне чудится, что я сплю.

— Щас я тебя разбужу, — сказал Мрак зловеще. — Хошь?

Аспард посмотрел на огромные кулаки Его Величества, отшагнул в сторону.

— Нет, я лучше останусь в таком сне, — сказал он торопливо. — Если скажете, что не знали, что здесь лежит... не поверю!

— Не верь, — ответил Мрак скромно. — Но знаешь, звёзды говорят одно, снится другое... всё-таки я мог сомневаться, верно? Словом, зови своих орлов. Надо будет перетаскать это золотишко в казну. А то я уже днём не сплю, ночами не ем: всё думаю, чем платить армии в следующем месяце...

Он прошёлся в глубину пещеры. Аспард слабо крикнул в темноту позади себя, но, разрываясь между прямым приказом тцара и стремлением его охранять, решился на прямое нарушение: Мрак чувствовал его сопение за спиной, зато факел в руке Аспарда услужливо освещал дорогу.

Под ногой хрустнула мелкая кость, а другую ногу Мрак задержал в воздухе. Красноватый свет выхватил белые кости на полу. Чёрные тени заметались внутри рёберной клетки, но едва Мрак прикоснулся к ней, изогнутые кости обрушились на пол.

— Крупный был мужик, — сказал Мрак задумчиво. — А где одежа?

— Истлела, Ваше Величество, — ответил Аспард за спиной. — Как и доспехи.

— Наши кости крепче металла?

— Да, Ваше Величество.

— Видать, нелегкую долю нам уготовил Род.

Он нагнулся, тонкие косточки левой кисти сомкнулись на тусклом камешке треугольной формы, рассыпались при касании. Мрак взял камешек, оглядел, в одном уголке дырочка, явно же там была продета верёвочка или тонкая цепочка.

— Амулет, — пробурчал он. — Если бы амулеты помогали...

Он сунул его в карман, переступил через кости и остановился в удивлении. Прямо в стене тускло блестела металлом дверь. Но вроде бы и не дверь, а как будто дальше туннель просто залит металлом. С этой же стороны его красиво отшлифовали и даже начертали какие-то знаки. Трудно представить себе дверь такой формы и немалой, как чувствуется всеми фибрами, толщины. Если правы насчет Древних, которые и не люди вовсе, что понастроили, а потом ушли под землю, отгородились от людей, то именно за такой вот дверью и могут отсиживаться. У них наверняка что-то есть полезное для дома, для семьи, для хозяйства. Не какое-то уже привычное золото, а что-то тоже древнее...

— Ну, — сказал он с раздражением, — людей позвал? Ладно, я их сам пришлю. Жди. До утра чтоб всё перетаскали.

Аспард сказал всё тем же ликующим голосом, словно ему велели не таскать наверх сундуки с тяжелым металлом, а пировать с весёлыми девками:

— Да хоть и две ночи таскать! Не беспокойся, Ваше Величество! Если доверяешь, втроём всё переносим.

— Доверяю, но жилы не порвёте?

— Чем меньше народу будет знать, тем лучше.

— Да, — вздохнул Мрак, — мир таков. Но ты тут не задерживайся, понял? Покажешь откуда и куда таскать, я те щас ключ дам, а потом приходи в тронный. А то мне чё-то скучно там бывает.

Он ёрзал на троне, стараясь устроить зад поудобнее. Полчаса просидел, а как будто сутки на коне с каменной спиной скакал. К счастью, появился Аспард, исхудавший и бледный, как пастернак, он смотрел испуганными глазами, раздавленный великой ответственностью: ему доверили ключ от казны!

— Что-то со мной не то, — сказал Мрак задумчиво. — Никого выслушивать не хочется, поесть снова готов... Наверное, простудился?

— Не дай боги, — испугался Аспард.

— Что, мне уже простудиться низзя?

— Ваше Величество, —

взмолился Аспард, — всем зя, только вот вам одному — не надо! Вы ж всю крышу подхватили и держите. Вам даже чихнуть нельзя, всё развалится!

Мрак смотрел исподлобья, мыслил, хоть и по-своему, вдруг тишину разорвал треск распахнувшейся двери. Вбежал запыхавшийся Квитка. Длинные полы яркого цветного халата развевались за ним, как крылья огромного мотылька.

— Ваше Величество!.. Ваше Величество!..

Аспард инстинктивно сделал движение загородить собой тцара. Мрак отодвинул его жестом, Квитка хватал ртом воздух.

— Ну, — сказал Мрак с неудовольствием, — эт я — Ваше Величество. Или — Его Величество, хрен вас поймешь... Чё, пожар?

— Да, Ваше Величество!.. Нет, Ваше Величество!.. Там привели настоящий пожар, Ваше Величество! Конь-огонь, Ваше Величество!.. Говорят, желают подарить только вам-с, Ваше...

Аспард не сдержался, присвистнул. Манмурт подскочил, зачем-то посмотрел в потолок, будто надеялся увидеть звёзды.

Мрак медленно воздел себя с трона, хотя на самом деле еле сдержался, чтобы не сойти с трона в лихом кувырке через голову. Оглядел всех орлиным взором, крякнул, повёл головой из стороны в сторону, и все разом присмирели.

— Звёзды не врут, — сказал он внушительно. — Кому воробья, кому — овцу, а Моему Величеству — коня. Тцар я или не тцар?

— Тцар, — раздались голоса со всех сторон. — Тцар, ого какой тцар!

— Тогда пошли принимать коня, — решил Мрак.

— Такому тцару могли бы и слона, — сказал кто-то льстиво.

На площади перед дворцом широким полукругом собрался народ. Даже на высокой стене, что опоясывает городскую площадь, часто поблескивало, это из-за каменных зубцов высунулись стражники. Аспард показал им кулак, там сделали вид, что снова смотрят на внешнюю сторону.

Мрак со ступеней озирал мир тцарственным взором. Перед дворцом, в трёх шагах от нижней мраморной ступени, казалось, полыхает жаркое пламя. Крупный ярко-красный жеребец, весь налитый огнём, перебирал ногами от избытка силы и желания понестись вскачь. Длинная оранжевая грива из жидкого злата трепетала по ветру, таким же слепяще оранжевым выглядел роскошный хвост. Грудь коня шире, чем у буйвола, а длинные мускулистые ноги заканчивались копытами, шириной с тарелки.

Самое дивное же, что повод заканчивался в сморщенной ладони сгорбленного старика. Старик был в старой латаной-перелатаной одежке, весь покрыт пылью, словно шёл по солнцепеку посреди дороги целые сутки.

При появлении Мрака народ разом выдохнул: «Тцар!», старик вздрогнул, Мрак начал неспешно спускаться по ступенькам. Глаза старика становились всё шире, брови поползли на лоб, а за ними полезли и выпученные глаза.

Мрак остановился на предпоследней ступени, так виднее всех вдаль, сказал по-державному отечески:

— Ну и чё те надобно, старче?..

Старик бросился на колени, поклонился, намереваясь стукнуться лбом о мостовую, но короткий повод не пустил, конь негодующе дернул головой, и старика вздёрнуло на ноги. Он начал часто-часто кланяться оттуда, наконец пролепетал задушенным голосом:

— Ба-а-атюшки... Великие боги!..

— Да ладно те, — ответил Мрак скромно. — Не такой уж я и великий... Или не самый великий. Говорят, ты коня мне привел?.. Это я подсказываю, вдруг ты забыл.

Старик вздрогнул всем телом, похоже, в самом деле всё вылетело из головы, настолько потрясён тцарским величием, проговорил трясущимся голосом:

— Да-да, привёл... Как есть, привёл!

— Ага, — сказал Мрак. — Ага... А чё, неплохой конь...

В толпе раздались вздохи, ахи, приглушенные восклицания, но другие их толкали в бока, чтоб не мешали слушать. Старик судорожно передохнул, сказал торопливо:

— Как скажешь, светлый тцар... Ваше Величество...

Мрак поинтересовался:

— Сколько за него просишь? Старик пролепетал:

— Да разве ж можно такого коня продавать? Ваше Величество, это никак нельзя.

— Ага...

— Это подарок... Ваше Величество! Подарок.

— Ага, — сказал Мрак. — Откуда у тебя такой конь? Небось краденый? У кого спёр?

Старик взмолился:

— Ваше Величество! Ну как я могу украсть такого коня?.. Я цыплёнка не сопру, просто не сумею, а вы — коня!.. Да еще такого. Ваше Величество, хватайте, пока... пока можно. Другого такого коня на свете нет.

Мрак обошёл коня, потрепал по шее, сказал с удовольствием:

— Да если даже и краденый... Эх, какой конь, какой конь!.. Такого и украсть можно...

Конь потянулся к нему, обнюхал, узнавая, шумно вздохнул и положил голову на плечо. Даже глаза призакрыл. В толпе радостно зашумели. Конь приоткрыл один глаз, вздохнул с укоризной. От Мрака веет той мощью, что позволяет мчаться, не сдерживая себя, и любой конь мечтает о таком всаднике.

— Да, — сказал Мрак наконец, — тут ты прав. Такого больше нет. Спасибо!.. Раз не хочешь продавать, то принимаю как подарок. Но, тцар я или не тцар? Вот, как тцар, изволю возжаловать тебя взад, так сказать, лично — ответным даром... Вон на том краю Барбуса хороший добротный домик. Он вроде бы и в городе, но вторая половина прямо на простор, там большой сад. Яблоки как раз созрели, сам бы через забор полез воровать... Этот дом и сад жалую тебе. Перевози туда старуху и обоих детей... живите счастливо. На обустройство и переезд я велю выделить из казны. Так что собирай яблоки, околачивай груши. Спасибо тебе, старик!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать