Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Передышка в Барбусе (страница 61)


Старик низко поклонился, на глазах блеснули слёзы.

— Вам спасибо, Ваше Величество... Вот уж дивное дело! Мрак ухватил коня под уздцы и сам повёл в конюшню.

По бокам бежали испуганные конюхи, разрываясь между страхом и желанием поскорее заняться чудо-конём.

Мрак ввёл коня в ворота, навстречу пахнуло свежим сеном, холодной водой и пшеницей. Навстречу хромал главный конюх, седой, как лунь, но лучший знаток коней во всей Барбуссии.

— Вот что, паря, — сказал Мрак грозно, — это вот конь, видишь?..

— Ваше Величество, — вскричал воспламененный старик. — Какой же это конь? Это песня, а не конь!.. Это всем коням конь, это ж тцар коней!.. Это огненный дракон, принявший облик коня! Это бог, а не конь!

— Ага, — сказал Мрак глубокомысленно, — ага. Так вот, ты этого коня береги и холи. Корми тоже, понял?.. Мне ещё предстоит на нем, предстоит. Не щас, но предстоит...

Конюх счастливыми влюблёнными глазами осматривал волшебного коня.

— Как только скажете, — поклялся он, — так сразу! Этот зверь для подвигов, ему ли чахнуть под крышей?

К вечеру Аспард доложил, что кувшин от имени тцара пожалован хозяину лучшей оружейной мастерской. Доспехи и кольчуги, что делают в ней, всегда нарасхват, но хозяин бережёт имя, не гонится за количеством, а каждую вещь делает добротно и очень тщательно. Потому советники одарили его деньгами, а тцар пожаловал кувшином дивной работы.

На кувшин сходились смотреть оружейники всего квартала, а потом уже и всего города. Небольшой, узкогорлый, без ручки, весь в драгоценных камешках, он был неописуемо красив, и старшину оружейников кисло поздравляли, хлопали по плечам, просили не задирать нос, помнить о друзьях.

Аспард рвался сам остаться в комнате с кувшином, но Мрак сказал, что начальник дворцовой стражи должен быть при дворце. Аспард посадил в заветную комнату самого бдительного и верного человека, тот запер дверь на все запоры, задул огонёк светильника, лавку отыскал на ощупь, сел и стал ждать. По ту сторону двери затаились четверо самых крепких и надёжных парней, ещё с десяток ждут на улице, попрятавшись в густую тень.

И лишь тогда Аспард позволил себе чуть расслабить взведённые нервы, вернулся по наказу тцара во дворец.

Солнце уже опустилось за городскую стену. Наступал мирный и застывший вечер, в полном безветрии, с пронзительной чёткостью, что завладевает двором ненадолго, перед приходом ночи. Мрак хотел привычно напомнить Аспарду, чтобы до утра не тревожил, но Аспард стережёт кувшин и ловит Заура, у Манмурта поинтересовался, почему жаба такая грустная, двум-трём попавшимся по дороге придворным сделал замечания, так, на всякий случай, а то вообще о существовании тцара забудут, наказал строго до утра не тревожить — на звёзды поглядит хотя бы из окошка, и отбыл в спальные покои, где уже привычно запер двери на самый надёжный запор: ножкой кресла в петли.

Ковры закрывали грубую каменную кладку стен плотно, даже с его чутьём не угадать, под каким тот самый особый камень, что уже почти и не камень.

— Щас, — пробормотал он. — Столько золота истратил да чтобы не запомнил?

Ковёр подался в сторону, Мрак задержал дыхание, непривычно и странновато кидаться вот так в залитый золотом камень, но сделал над собой усилие, выругал магию, шагнул, и камень плотно и горячо, словно мокрая рубашка, обнял его тело. Показалось, что трудно дышать, ноги сами поспешно сделали ещё шаг, и он едва не упал, вывалившись в темном подземелье.

Ещё раз обругал магию, но уже не так зло, подземелье знакомо, через узкую щёлочку в каменной кладке сюда тянет ароматом сонной Кузи. Заглянул — у самой двери горит один-единственный светильник, Кузя не любит оставаться в полной темноте, виден краешек постели. Кузи не видно, но он ощутил её присутствие, вздохнул, отступил.

Тронный зал пуст, как и роскошная спальня, пусты еще пара богато украшенных помещений. Мрак прокрадывался по тёмному, хоть глаз выколи, ходу, пока не услышал запах, ощутил тепло, а затем уже донеслись голоса.

Комната выглядела очень просто убранной, но в ней, к его удивлению, настоящий трон, а на нём сидит Светлана. Трон на особом помосте, к нему ведут две ступеньки, а ещё пятеро мужчин сидят на низких стульях. Все в плащах, что защищают от сквозняков, ветер со стороны неплотно закрытых ставен шевелит волосы и заставляет трепетать пламя факелов. Плащи почти у всех скреплены на плече золотыми пряжками, отличие самых знатных полководцев, герцогов, баронов. Золото и серебро тускло и торжественно блистает в виде браслетов на запястьях, ровными бляхами на поясах. У двух сверкают драгоценные камни на рукоятях мечей, здесь собрались, как понял Мрак по их виду, те самые сильные и решительные, что посмели взять на свои плечи бремя управления землями и людьми.

В сторонке за отдельным столом расположились трое. Головы седые, но в лицах видна сила и решительность. Двое в чёрных плащах, это жрецы, а третий в пурпурном одеянии, что означает какую-то высокую ступень в их иерархии.

Мрак уловил, как один из полководцев сказал сварливо:

— Ваше Величество, я предпочёл бы, чтобы эти вопросы обсуждали не здесь. Не в этой комнате, что пользуется дурной славой...

Сидящий от него справа громко чихнул. Высморкался в платок, вытер нос, улыбнулся сконфуженно.

— Приметы говорят, что доблестный Макитр сказал правду... К тому же здесь дует из всех щелей.

Светлана пояснила, как могла холодно, но Мрак

уловил в её голосе извиняющуюся нотку:

— Я так решила — этого достаточно. Просто это самая защищённая комната в нашем дворце. Чтобы сюда попасть, надо пройти через десятки помещений, где стража схватит любого чужака.

Макитр почти подпрыгнул на лавке.

— Так это правда?

— Что?

— Что в прошлую ночь... или позапрошлую... некто проник даже в вашу спальню?

Светлана ответила ледяным голосом:

— Выбирайте выражения, благородный Макитр! С вашей кривой руки может пойти слух, что некто проник в мою спальню и даже обесчестил меня во сне! Объясняю, что со мной на ложе был мой тцарственный супруг Иваш. А злоумышленник всего лишь оставил на столе свой нож.

Жрец в пурпурном одеянии повернул голову, Мрак рассмотрел его лицо лучше.

В сердце кольнуло предчувствие, что этот человек очень опасен. И что с ним ещё придется столкнуться. Жрец совсем не стар, как показалось вначале, суров, в движениях является сила и твёрдость духа. Серые немигающие глаза яснее ясного сказали о нраве, решительном, крутом, что умеет и берётся решать сам, не спрашивая совета тцарских советников или даже саму тцарицу.

— Кто бы ни послал вам это предостережение, — проговорил жрец, — он сказал яснее ясного — Барбус может в любой момент ударить в самое сердце!

Иваш вскрикнул зло:

— Но как? Что за бред?.. У Барбуса не хватит силы. Это могла быть чья-то глупая выходка!

Он огляделся, но все отводили взгляды. Жрец сказал сурово:

— Подумайте, кто во всей Куявии сможет пробраться в вашу спальню незамеченным? Кто сумеет воткнуть кинжал в стол и уйти? Более того, уйти незамеченным и неопознанным?.. Тот, кто это сделал, мог легко зарезать вас обоих и уйти. Вы понимаете? Это и называется — ударить в самое сердце.

Рука Иваша поднялась сама по себе, он пощупал горло, увидел направленные на него взгляды, отдёрнул пальцы, вскрикнул тонким злым голосом:

— Но... если он этого не сделал, то либо страшится, либо... Он запнулся, Мрак видел, что даже ему трудно вымолвить какую-то дурость, но Иваш собрался с духом и сказал:

— Либо он этого не смог бы! Жрец сказал язвительно:

— Да-да, мы понимаем, что вы успели бы вскочить, едва он приблизился бы. И тогда ему, конечно же, пришлось бы плохо.

Иваш приосанился, сказал с вызовом:

— Именно это я и хотел сказать!

— Да, конечно... Он так устрашился вас, что вместо вашего горла с грохотом вогнал нож почти по рукоять в карту, где лезвие пропороло стольный город Куяву. Но вы не проснулись... Ладно, оставим это. Я хочу сказать, что в данный момент нам ни в коем случае нельзя задевать Барбуссию.

Может быть, когда-нибудь потом, но не сейчас... Это предостережение, но оно очень... я бы сказал, от человека злого и решительного. Он не стал писать письма, не шлёт послов. Он оставил знак воина! Кинжал, который носят в Барбусе.

Иваш сказал с вызовом:

— Вы хотите сказать, что наша охрана не в состоянии нас защитить?

Жрец ответил с поклоном:

— Я не сомневаюсь, что вы отважны... Ваше Высочество. Что ж, рискните. Я сам не прочь, чтобы Куявия прибрала Барбуссию к рукам. Пока её не прибрала Артания. Я только боюсь, что ваша гибель окажется... бесцельной. В следующий раз нож воткнется вам в горло, а войска вместо победного марша... отступят.

Иваш снова потрогал горло, слегка побледнел, но, видя устремлённые на него взгляды, сказал с усилием:

— Мы не должны страшиться какого-то... какого-то! Мрак отступил, пока ничего интересного, повернулся и в полной темноте, проклиная слепоту и глухоту людей, да ещё и отсутствие обоняния, потащился обратно.

Кузя спала, подложив под пухлую щёку розовую ладошку. Мрак грустно полюбовался единственным существом, что любит его, наклонился, хотел поцеловать в лоб, но устрашился, что испугает ребенка. Кузя во сне что-то пробормотала. Мрак прислушался, слов не разобрать, сказал тихо:

— Кузнечик... Кузнечик, это я, Мрак!..

Кузя плямкнула губами, снова улыбнулась, веки дрогнули, но глаза остались закрытыми.

— Кузнечик, — повторил Мрак. — Проснись, мне нужна твоя помощь.

Кузя снова подвигала надутыми детскими губами, веки затрепетали, с трудом поднялись. Затуманенные глаза сразу отыскали Мрака.

— Как хорошо, — сказала она сонным голосом, — как только захочу тебя увидеть, так ты мне сразу снишься... Только вчера долго не приходил... Почему?

Мрак сказал тихо:

— Кузнечик, ты уже проснулась.

Кузя посмотрела направо, посмотрела налево, двигалась она медленно, потом глаза её широко раскрылись, она счастливо взвизгнула и... в следующее мгновение оказалась на коленях у Мрака, обняла, прижалась всем крохотным трепещущим тельцем.

— Мрак, это я — Кузя!

— Да, — прошептал Мрак ей прямо в ухо, — ты мой Кузнечик...

— А ты мой Мрак, — заявила она. — Ты не забыл, что я на тебе женюсь?.. Ты меня жди, Мрак!.. Я буду очень стараться поскорее вырасти. И вообще... Если они хотят меня выдать замуж за какого-то Громланда, то почему не поженят на тебе?



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать