Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Передышка в Барбусе (страница 63)


Светлана поцеловала Кузю. Лицо тцарицы было бледным и печальным, а на чистом лбу пролегла первая морщинка. Кузя во сне порывисто вздохнула и обняла, не просыпаясь, шею старшей сестры. Светлана снова поцеловала, тихонько сняла с себя детские ручонки и одну повернула розовой ладошкой Кузе под щеку. Кузя довольно засопела.

— Мрак, — прошептала Светлана. — Таинственный и загадочный...

В глазах её была боль и странное выражение, которое Мрак никогда раньше не видел. В сердце предостерегающе кольнуло. Он отступил, повернулся и пошёл, ничего не видя, ударяясь о все камни, выступы, пока один прямой удар в лоб не бросил на колени.

Он потряс головой, вспомнил, что сейчас нет надобности выбираться из подземного хода наружу, а потом ещё и нестись на коне или в личине волка, вернулся, на ощупь отыскал среди шероховатых камней единственный гладкий. Ноздри уловили запах Кузи и аромат тела Светланы, от которого у него раньше рвалась душа и болело сердце.

Задержался на миг, ибо в черепе вдруг ослепительно вспыхнуло: а не потому ли бежит, что ведьма нагадала ему скорую смерть, если выронит хоть одну слезу, если начнёт страдать... Прислушался к себе, помотал головой. Нет, просто не хочет снова оказаться тем... нет, не дураком, но даже в святое место нельзя заходить дважды. Один раз — это красиво. Попытаться второй раз... да, такой заслуживает, чтобы его сердце разорвалось. Или ему разорвали.

В следующее мгновение он шагнул на ковёр своей исполинской спальни. Здесь горят все светильники, из распахнутых окон врывается чистый свежий запах ночи.

С постели приподнялась и смотрит обвиняюще Хрюндя.

— Да люблю я тебя, люблю, — сказал Мрак. — Ну что уставилась? Я ж чуть-чуть отлучился! Что, совсем нельзя твоему папочке отлучиться?

Нельзя, сказала Хрюндя и прыгнула ему на грудь.

Он сбросил одежду, за окном блеснуло, словно стремительно пронеслась серебристая рыбка. Хрюндя тут же начала вырываться, пришлось отпустить на пол, где она тут же придирчиво переворошила всю одежду: не прячет ли её лакомства. Пришлось дать ей по толстому заду, а одёжку сунуть в комод.

За окном блеснуло снова. С неба падал настоящий дождь из серебра, что уничтожит всякую нечисть, очистит мир. Тяжёлые капли блестели,

разбрасывали блики, весь мир блестел, искрился, серебро сыпалось длинными плотными струями. Он замер от видения чуда, ибо ночь черна, как грех, в небе ни звезды, а серебряные струи возникают прямо в черноте и устремляются к земле.

Серебряные струи разбивались о серые камни сторожевых башен, крепостных стен, на широких каменных плитах уже крохотные лужи, там подпрыгивают бойкие капли, в надежде снова взлететь в чёрное небо, лужи растут, выплёскиваются за края плит и устремляются в щели, пропитывая землю.

— До чего же красиво, — сказал он. — Сколько раз попадал под дожди... под такие же точно!.. а только сейчас заметил, что это красиво.

В серебряных струях замелькали серебряные крылья. Яркие и настолько блестящие, что он не сразу заметил, что на этих крыльях носятся и кувыркаются под дождем странные существа, блистающие, как осколки льда или горного хрусталя.

Наконец он различил полупрозрачных человечков со сверкающими, как у стрекоз, крылышками, что от дождя не намокали, а только блестели ярче. Он крикнул, помахал им рукой. В серебряных струях трудно было рассмотреть их лица, но ему показалось, что его заметили, кто-то даже помахал в ответ. Они кружились в танце, словно мотыльки вокруг огня. Серебряные крылышки и серебряные тельца сверкали, как и капли, настолько похожие, что Мрак иногда переставал их различать в потоке серебра.

Один подлетел к окну, прокричал тоненьким голоском:

— Приветствуем тебя, повелитель!.. Мрак помахал рукой.

— И вам привет, сереброкрылые.

— Раз уж ты видишь нас, — прокричал человечек, — то я, от имени цветочных эльфов, приглашаю тебя посетить наш Праздник Света!

— Спасибо, — ответил Мрак. — А что, другие вас не видят?

За окном прозвенел смех. К человечку подлетели ещё и ещё, кто-то крикнул серебряным голоском:

— Здесь ты — первый!

— И когда же праздник? — спросил Мрак.

— Через десять дней, — ответил первый человечек. — Мы прилетим за тобой!

— Спасибо, — ответил Мрак. — Буду.

Хрен буду, напомнил себе. Через десять дней здесь будет сидеть уже прежний тцар.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать