Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Передышка в Барбусе (страница 72)


Когда он поднял наконец взгляд, в глазах был вопрос.

— Ваше Величество, — сказал он осторожно, — вы, в отличие от Аспарда, не осыпаете меня упреками, что я опозорил высокий сан жреца... Почему? И вообще у меня странное ощущение...

— Ну-ну, — поощрил Мрак.

— Мне почему-то кажется, что мы с вами уже виделись. Аспард хмыкнул.

— Ещё бы, — сказал он саркастически. — Ты же являлся несколько раз и рассказывал, какую лучше ловушку устроить!

Заур покачал головой.

— Нет, это другое. Ладно, это померещилось. Давайте о том, для чего вы меня... пригласили.

Аспард многозначительно заулыбался, но Мрак радостно взревел:

— Ты эта чё?.. Совсем заграбился? Одно и то же долбишь, как дятел! Ты видал дятла?.. Во-во, как дятел!.. Там в пещере спрашивал, здесь спрашиваешь...

Заур вздрогнул, несколько мгновений всматривался в Мрака. Глаза начали расширяться, челюсть отвисла, а из груди вырвалось потрясённое:

— Великий Род!..

— Ага, — сказал Мрак довольный, — признал?..

— Так это был... это были вы, Ваше Величество?

— Ха, — сказал Мрак. Он высморкался, вытер пальцы о скатерть и посмотрел на Заура хитрым глазом. — Своих тцаров знать надо!.. Ну ладно, это так, шуточки. У меня к тебе сурьёзное дело... Но ты сперва расскажи, а то вон Аспард прямо мрёт от нетерпения, все жизненный кругозор расширяет... расскажи, как ты кувшин да браслет увёл! Там же столько охраны было... Друг на друге всю ночь сидели, пошевелиться боялись, тебя ждали.

— Кувшин? — переспросил Заур рассеянно. — Да все было просто... Я украл с крыши. Раздвинул там черепицу, сидел и ждал, пока эти дурни задремлют. А как не задремать, когда тишина, темень, скука? Сперва они болтали, потом я услышал храп. Тут же я осторожно опустил длинную камышинку со свиным пузырём на конце, опустил прямо в отверстие кувшина. Там горло узкое, а бока широкие... Потом начал дуть...

Мрак хлопнул себя ладонью по лбу.

— Пузырь раздулся внутри, а ты заткнул камышинку и вытащил кувшин? Как просто... Еще и черепицу сдвинул на место, так что никто так и не понял, куда девался кувшин.

— Да, — согласился Заур. — Но поставьте кувшин там снова, я утащу его другим способом. Никто не догадается, каким. Но когда расскажу, все скажут разочарованно: как просто, мы бы сами додумались!

— А как браслет? Ах да, ты ж тогда сумел прикинуться самим Аспардом! Как тебе удалось?

— Проще пареной репы. Я проник в комнату с одеждой, она совсем не охранялась, там увидел плащ начальника дворцовой стражи, его роскошный шлем с перьями. Ну, накинул плащ, надел шлем, зашёл с подлунной стороны, чтобы светила в спину, а лицо моё оставалось в тени, раскрыл дверь и сказал: хорошо, молодцы. Уже рассвет, можете идти отдыхать. Все уже почти валились с ног, а когда я им сказал такое, да ещё голосом начальника стражи, их как будто унесло ветром. Я взял браслет, отнёс плащ и шлем на место...

— А почему не спёр? — поинтересовался Мрак. — У Аспарда шлем и плащ знатные...

— Стража на выходе заметила бы. А так пришёл конюх и ушел конюх, которых никто не замечает.

Мрак рассеянно сжал и разжал кулаки. Руки лежали на столешнице, он по рассеянности уже перестал надевать длинное и бесформенное одеяние тцаров, оставаясь в рубашке из дорогого выбеленного полотна. К тому же рукава подвернул, а на груди расстегнул, так что не только Заур, но и Аспард не мог оторвать глаз от могучей стати их тцара-звездочёта.

— Ладно, — произнес Мрак, — давай теперь о деле. Понимаешь, Заур, ты бы видел, что за рожи вокруг!.. Каждый день. Либо дурни, либо большие дурни. А то и агромадные, как слоны. Веришь ли, человечек с ноготь, а дурень — со слона! Я тоже думал, что так не бывает... Одни из них верные, другие — не очень, третьи спят и видят, как бы ножиком под тцарские ребра... Но что самое поганое — нет орлов, понимаешь?.. Да ты пей, это хорошее вино. И не отравленное.

Заур не пил, медленно поворачивал кубок между пальцев. Брови сдвинулись, он поглядывал по сторонам, словно тянул время. Аспард сопел рядом, кому понравится, если тцар так обзывается. Вроде и хвалит, но так, что хоть вешайся. И говорит как-то непонятно. Что за пещера, что за тайны... Он видел, как проклятый разбойник быстро зыркнул в его сторону. Гад сразу понял, что ему, начальнику дворцовой стражи, неведомо, куда и зачем ходит охраняемый им тцар...

Жар опалил лицо и уши, Аспард чувствовал, как запылала от прилива горячей крови даже шея. Заур кивнул, словно Аспард подтвердил его догадку. На тцара смотрит с великим изумлением, уважением и даже почтением, как на противника, который переиграл чисто, без подвохов, не придерёшься.

— Да, — проговорил он медленно, — вы, Ваше Величество, все-таки орёл... Я сделал самую большую ошибку.

Мрак отмахнулся.

— А каково орлу среди кур?.. Вот и подумал, что дурость тебя — на вёсла. Ты вон какой, дважды меня обвёл вокруг пальца! Да такому... такому... гм... цены нет! Тебя поставь послом хоть к Ящеру, хоть дай тебе плести интриги против соседей... А соперниками у тебя будут не купчишки да мелкие торговцы, а тцары, короли, ханы!..

Заур кивал, слушал, снова кивал. Пригубил вино, с наслаждением прикрыл глаза, смаковал.

— Почему, — спросил он, — почему? Ведь я — разбойник.

Мрак отмахнулся с великолепной небрежностью.

— Да брось! Все мы — разбойники. Только тот, кто успел захватить власть, тот уже не разбойник, а зовется иначе. Чистые да честные таким сбродом править не смогут. Они всю страну кровью зальют!

— Да, нас поймали хитро, — сказал Заур невпопад. Глаза его были отсутствующими. — Как?

— Да был у меня один верный человек, — ответил Мрак небрежно. — По ночам сам

разбойничал... Слышал, шайку Волдыря зничтожил? Вот он походил, послушал... Дознался, что будет большой сбор всех мелких вожаков там в пещере. Побывал там, послушал.

Заур кивнул.

— Похоже, — признал он. — Мне кажется, я даже припоминаю того человека. Мне рассказывали про полуголого варвара, что в одиночку справился со всей ватагой Волдыря... Мол, совсем дикий человек, зверь. Дурак, не поверил! А мог бы докопаться ещё тогда. Нет, я всё-таки дурак.

Мрак широко улыбнулся.

— Никто ж не докопался. Вот посмотри на Аспарда. И сейчас ничего не понимает, а ведь честнейшей души человек! Заур, у тебя зоркий глаз...

— Ума бы ещё к нему, — вздохнул Заур горько.

— Какой тебе ещё? — возразил Мрак. — Ты чуть не сделал то, что не удалось ни одному из претендентов на трон, а их были тыщи!.. Такого орла, как я, дважды обставил!

Заур печально покачал головой.

— Но не хватило, не хватило на третий, самый-самый... А что с моими людьми? Ах да, на весла... В самом деле, зачем рубить головы, когда можно вот так...

— Так идёшь ко мне? — спросил Мрак с надеждой.

Заур допил вино, поднялся. Взгляд его чёрных глаз был чист и ясен.

— Ваше Величество, — сказал он негромко. — Вы же понимаете, что каждый мужчина хочет если не прожить красиво, то хотя бы умереть... Прожить мало кому удается, это ж мириады подвигов, а вот умереть... Так что убьют ли меня здесь...

— Размечтался! — ответил Мрак грубо. — О тебе, значитца, будут петь песни, а я — злодей?

Аспард незаметно для всех перевёл дух. С великим облегчением проводил

Заура до лестницы, а потом и вниз до самых ворот, крикнул ворам, чтобы отошли подальше. Заур вышел, стражи поспешно закрыли на все запоры.

Мрак с крыши, морщась, наблюдал, как огромная толпа разом взревела, двинулась в сторону ворот, а потом разом изменила направление и ринулась на баррикаду в переулке. Там загораживали проход телеги, груженные булыжниками, их не опрокинуть, а копейщики Геонтия быстро и умело наносили раны штурмующим. Да ещё град стрел со стен, и вскоре толпа отхлынула, а на булыжной мостовой осталось с полсотни трупов в красных лужах.

Один из вожаков сумел увлечь небольшой отряд в пару сот человек на другую баррикаду, там показалась защита слабее, но звёзды померкли, когда со стен раздался змеиный свист стрел. Последние из нападающих пали уже на самой баррикаде. Солдаты Геонтия рубили быстро, умело и безжалостно. Геонтий отобрал в самом деле лучших, пообещав после истребления ворья двухнедельный отпуск.

Ещё трижды пытались прорваться, бросались в разные стороны, но тупое отчаяние всё сильнее овладевало толпой, многие уже бросили оружие и сидели в позе покорности.

Наконец на площади затихло, воры сидели покорные, склонили головы. Одну из баррикад со стороны войск разобрали, воины выходили через узкий проход, связывали, уводили мелкими группами. Если у кого и была надежда ускользнуть, Геонтий не оставил хитрецам ни шанса. Среди ворья оказалось несколько весёлых женщин из местных, да с десятка три мужчин клялись, что они — жители Барбуса, вот их дома, есть свидетели, но Геонтий отмахнулся: порядочным людям нечего делать ночью среди ворья. Всех — на вёсла!

— Ваше Величество, — доложил он ликующе, — удалось взять больше, чем ожидалось!.. Я думал, от силы явится тысячонка-другая... Но чтоб десять тысяч?..

— Сколько осталось?

— Храбрых нашлось не больше пятисот. Их постреляли, порубили. Ещё думаю столько же порубить...

— Зачем?

— Больно хилые да слабые для вёсел, — сказал Геонтий откровенно.

Мрак поморщился.

— Я обещал всем, кто сдастся, верёвку заменить цепями на веслах... Ладно, но только в эту ночь, понял? Сойдёт, вроде бы они тоже герои, на баррикаду лезли, безумно храбрые... А потом ни-ни!

Геонтий поклонился, отступил:

— Спасибо, Ваше Величество!.. Теперь у нас будет сильный флот.

— Погоди, — остановил Мрак. — Что с Зауром?

— Пока не нашли, — ответил Геонтий. — Но я ж на глазок насчёт десяти тысяч. Мы едва половину вывели!.. Ещё и завтра будем вязать и уводить. Только куда? Разве что временно поместить на каменоломни?

— Помещай, — разрешил Мрак. — Только Заура не упусти.

У него была если не надежда, то смутное желание, чтобы Заур как-то улизнул, спасся. Однако, когда вязали и уводили последнюю тысячу, его отыскали: затоптанного, изувеченного, с множеством колотых ран. Горло перехватили от уха до уха, голову пробили, с левой стороны груди зияла широкая дыра, откуда уже не текла кровь.

— Свои же отомстили, — объяснил Аспард. Он сиял, приподнимался на цыпочки, вздувал грудь. — Бесчестный люд, Ваше Величество!

— Да везде одинаковы, — возразил Мрак.

— Ну, не скажите, Ваше Величество...

— А у нас не так? Вон разок всего посмотрел на звёзды, так сразу: слезай с трона, власть переменилась! Хорошо, зад у меня, как у слона... Заморились трон из-под меня вытаскивать, а кое-кому я вообще руки отдавил. Вместе с головами. Умный человек он был, Аспард. Вот ты человек честный, потому не годен в тцары, в большие правители. У тебя сразу все разворуют! А такой вор, как Заур, даст у себя украсть? Он еще и Куявию с Артанией голыми оставил бы! Сам знаешь, каким он был. В моём государстве своё ухитрился создать!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать