Жанр: Героическая фантастика » Юрий Никитин » Передышка в Барбусе (страница 8)


Начальник стражи встревожился.

— Может, всё-таки врача?

— Не надо, — ответил Мрак слабым голосом. — Ты, Адерт, пока не суетись...

Начальник стражи сказал, заикаясь:

— Ваше Величество, умоляю... Называя меня именем нашего великого предка, давшего начало нашему роду, вы заставите меня покончить с собой от глубочайшего стыда... Зовите меня мерзавцем, сволочью, негодяем, Аспардом в перьях, но только не упоминайте нашего предка, которого я так опозорил...

Мрак благодушно кивнул:

— Ладно, Аспард... это я так... от раздражения. Начинай работать, но уже по-новому, понял?

Аспард, если это в самом деле его имя, поспешно поднялся, низко поклонился. Нет, на морде облегчение, значит — с именем удалось.

Когда тот был же у дверей, Мрак сказал вдогонку:

— И еще, Аспард!.. С этого дня ты вхож в мои покои. Понял?.. Молодец, хорошо нож бросаешь.

Осчастливленный Аспард едва не вышел, ничего не видя перед собой, прямо сквозь закрытые двери.

Едва за ним захлопнулась дверь, Мрак встал, быстро осмотрелся. Там, за дверьми, прозвучал строгий голос Аспарда, гоняет стражей, даёт указания, но и потом Мрак слышал, как там устраиваются стражи, сопят, чешутся, готовятся коротать ночь дальше.

Так, в его спальне, к счастью, горят все светильники, ибо никакому костру не осветить дальнюю стену, даже вторую половину спальни. Стены, все четыре, по большей части укрыты толстыми коврами. Ага, это он уже заметил... Такие же и на полу. Нет, на полу всё же толще. Ноги медленно несли вдоль стен, уши ловили каждый шорох, ноздри бешено раздувались. Ага, вот здесь что-то вроде слабенького дуновения. Или чуть-чуть воздух холоднее. Нет, огонёк светильника рядом даже не колышется, ровный такой огонёк, застывший, смотрит остриём в потолок, но всё же... обернуться бы волком, тогда бы сразу учуял, где и что, но пока рискованно. Неизвестно, кто может зайти.

Он оглянулся на дверь. Поколебался, кто знает, какие тут правила, взял кресло, засунул ножкой в петли, вроде бы не выпадет, после чего отступил, грянулся оземь. Толстый ковёр спружинил, но Мрак очень уж старался, боль кольнула по всему телу, а мир сразу преобразился. Стены стали выше, цвета изменились, но главное — он видел вторую картину, очень яркую и чёткую, что накладывалась на первую, дополняла, корректировала, исправляла... Он постоял, свыкаясь с переходом. Это человек видит только один мир, а волк — другой, привыкают, даже друг друга видят иначе, каждый по-своему, а вот он...

Ковёр мягко пружинит под лапами. Запахи лезут в ноздри со всех сторон, надо убрать из носа все ароматы притираний, мазей, душистого масла, вот и здесь разлито и затерто, и здесь... и ловить только то, что тцар хранит в секрете от других...

Или кто-то хранит от тцара, добавил он про себя. Возможно, тцар знал только про тот ход, а про этот, что ведёт куда-то из спальни, даже не догадывался?

Он несколько раз пробежался по всей гигантской спальне. В подозрительных местах останавливался, замирал, подолгу прислушивался. Мешало ещё и то, что волчьи уши чувствительнее в десятки раз, он явственно слышал и разговоры стражей за дверьми, и уговоры конюха в темном дворе за окном, женский голосок игриво повизгивает, но куда важнее вот эта струя прохладного сырого воздуха...

Ударился об пол, перетёк в человеческую личину и некоторое время приспосабливался из красочного мира запахов к скудному миру слабых звуков, но ярких красок. Ковёр как ковёр, но, когда Мрак рванул за нижний край, отодрал с лёгким треском, там обнаружилась каменная стена. Снова ничего подозрительного, если не учитывать, что этот камень чуть прохладнее соседних. А если очень хорошо прислушаться, то можно поймать на послюненный палец едва заметную струйку свежего воздуха из неприметной щели...

— Это мне уже знакомо, — проворчал он. — Наконец что-то знакомое... Неужели начинаю обживаться в этом мире?

Массивная глыба подалась нехотя. Мрак вытащил её, тёмный лаз пропустил его неохотно, оттуда дотянулся до глыбы и снова надежно закупорил дыру, а гобелен опустился, прикрывая все следы.

В тайном ходе холодновато, темно, но сухо. Человеку в таких подземельях не обойтись без факела, пришлось снова о камни, снова в волка, и тут же мир засверкал, зашумел, запел. На этот раз все легко и мгновенно, ибо человечьи уши, как и глаза, ни черта не ловят, а волчий слух сразу ухватил и журчанье подземных ручьёв, и дальние звуки, скрежет, шорохи, а запахи нарисовали весь проход на десятки шагов вперед.

Если прислушаться, то можно увидеть сквозь камень и гобелен даже то, что в его спальне, ибо крохотная щёлочка дает его нюху всё необходимое, но Мрак отступил, побежал потихоньку, всматриваясь носом и вслушиваясь чуткими волчьими ушами.

Этот ход шёл вдоль жилых помещений. Можно подслушать, о чём переговариваются даже солдаты в своей комнате отдыха, а вот начали накатывать запахи варёного мяса, ухи, ещё через десяток шагов Мрак добрался до щёлочки, через которую одним глазом можно увидеть дворцовую кухню.

Потом ход раздвоился, Мрак долго принюхивался, один рукав вроде бы просто шпионский, а второй должен вывести из дворца. Похоже, у тцара был не один тайный ход для вылазок в город.

Или же, подумал Мрак с подозрением, этим ходом пользуется совсем не тцар... Несколько помещений показались неподходящими для его цели, пока

наконец не обнаружил комнату — старую, запылённую, заполненную рухлядью, а также всякими узлами со старым тряпьём. Возможно, её и держали в таком виде только для того, чтобы можно было незамеченным пользоваться ходом, но это их замыслы, а у него мысли и желания намного проще.

Он порылся в тряпье, выбрал наименее поношенное, связал в узел и снова скользнул в ход. Этот второй туннель пошёл от дворца, снова плечи царапают холодные камни, но теперь под лапами часто плескала вода, брызги летели во все стороны. Дважды ручей едва не сбивал его с ног, но в конце концов ход пошёл вверх.

На минутку сердце дрогнуло: впереди показалась груда камней от пола до потолка, могло завалить и в самом деле, однако ноздри уловили струйку свежего воздуха. Ударился оземь, поднялся, разбросал камни, а когда в дыру заглянуло чёрное небо с тусклыми звёздами, быстро оделся, неслышно вышел и привалил ход камнем побольше.

Он с наслаждением вдохнул ночной воздух, полный совсем других запахов. Он ощущал их даже в этой, человечьей личине. Запахи далёкого рыбного квартала, запахи свежевыделанных кож, а вот порыв ветерка донес ароматы свежего хлеба, горящего угля...

Ему не надо было смотреть на звёзды, чтобы определиться. Этот ход, как он и опасался, вывел на другую сторону города. Он стиснул зубы, выругался, всё-таки посмотрел на небо: да, половина ночи уже прошла. Да где там половина, три четверти прошло!

— Хорошо ещё, — прорычал он зло, — что Барбус — это не Куява... Ту за день не объедешь даже на коне...

Земля понеслась под ним, словно под скачущим конём. Так он бегал в Лесу, так учил бегать друзей, но сейчас ещё и постоянно наддавал, ибо ночи летом, в самом деле, короче женской молодости.

Луна перешла на вторую половину неба, когда он, обогнув Барбус, добежал до постоялого двора на перекрёстке дорог. Тревожить никого не стал, пусть народ спит, взобрался по стене на второй этаж, плечи привычно вздулись, когда ухватился за железные скобы на ставнях. Едва слышно заскрипело.

Очутившись в комнате, он на ощупь зажигал светильник, когда сзади обрушилось холодное, мягкое, тут же в кожу впились острые коготки. Жаба вцепилась, будто его не было год, если не два. Мрак подхватил её на руки, а она все тыкалась мордой, обхватывала его голову передними лапами, цеплялась задними, прижималась нежным бархатным пузом. В ярком оранжевом свете выпуклые глаза горели, как два солнца, а по крохотным чешуйкам спины пробегали зелёные искорки.

— Да что ты опять обслюнявила, — сказал Мрак сердито. — Куда я пойду, обслюнявленный? Отстань, отлипни...

Но жаба не желала отлипать, вся тряслась, дёргалась, её узкий длинный язык хлестал его по глазам, щекам, лез в уши, задние лапы загоняли в его толстую кожу коготки все глубже.

— Брысь, — сказал Мрак строго. — Это что же, я должен всё при тебе сидеть? А ежели твоему родителю восхочется поразвлечься?.. Тогда как?

Жаба запищала, прижалась крепче, маленькая и толстенькая... но почему-то напомнившая худенькое тельце Кузи. Сразу в голове мелькнуло виноватое: какое там поразвлечься, если Кузя ждёт... Ха, она ж собирается за него выйти замуж. Нет, даже жениться, она так и сказала... Всего-то и осталось подождать, что лет десять...

И хотя все это было смешно, но почему-то образ светлой девчушки с серьёзными глазами шугнул мысли о всяких поразвлечься, он поцеловал жабу в тупую зелёную морду.

— Ну, ты чего тут натворила? Рассказывай!

Жаба виновато втягивала голову в плечи. В комнате, понятно, всё разбросано. Она ухитрилась вытащить из-под ложа дорожный мешок, вытряхнула из него всё, перепробовала на зуб, растащила по разным углам, разорвала на длинные ленты его запасную рубашку, сжевала трут и сумела искрошить огниво, что за зубы у этого крохотного чудовища...

Он сердито смотрел в выпуклые глаза жабы, полные вины и страдания, и, даже не будучи магом, прочёл в них яснее ясного: это для тебя час и даже день проскакивает быстро, а для меня час — это твоя неделя. Не оставляй меня так надолго! Не сердись на меня и не оставляй в темной комнате. У тебя есть твой мир, у тебя друзья, враги, просто люди, а у меня только ты, мой папочка! Разговаривай со мной чаще! Я не всегда понимаю тебя, но я знаю, что ты говоришь со мной, и я от счастья готова прыгать на стенку и ходить на ушах... которых у меня почему-то нет. Я маленькая, но у маленьких память лучше, чем у взрослых. Я помню, кто и когда в меня бросил камень, а кто сказал ласковое слово. Я очень люблю тебя, мой папочка! Не оставляй меня так надолго...

Мрак схватил её в объятия, прижал к груди, уткнулся в её холодное шипастое тельце лицом. На глаза, он не поверил себе, навернулись слезы. Странно, не плакал, когда конь Фагимасада наступил ему широким копытом прямо на причинное место, а вот сейчас глаза щиплет, взор расплывается, а в груди щем и виноватое царапанье.

— Я не оставлю тебя, — прошептал он ей тихо. — Мы с Кузей очень любим тебя...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать