Жанр: Русская Классика » Е Натали » Парадоксы (страница 2)


голубоглазый великан Коля, который почему-то представился моряком. Хотя,

на мой взгляд, к морю он был не ближе, чем к балету.

В дневное время мы с удовольствием дружно перекидывались в картишки

и болтали ни о чем. Разговаривали в основном Коля с отцом, а я молчала и

думала о своем.

В нашей семье никто никогда не курил, и было классно, что Николая

тоже не тянуло прочь из купе - отравиться. Мы иногда выходили с ним вместе

на коротких остановках. Или тесно стояли у вагонного окна, любуясь бешено

проносящейся мимо нас Россией.

Ближе к вечеру после вечернего туалета, когда очередь уже

рассосалась, мы как-то само собой задержались в конце вагона подольше.

Коленька вел себя вполне прилично. Даже почитал мне свои, весьма неплохие

стихи. Слегка приобнял, поводил губами по моей руке и по шейке. Меня

тронуло, что с поцелуями не приставал, а гладил меня ровно столько,

сколько хотелось самой. Между нами начало искрить. Вначале - понемногу, а

потом все сильней и сильней.

Но тут пошел умываться мой папахен. Он-то нас и спугнул. Смущенные,

отправились мы укладываться бабашеньки. Да, кстати, обе наши полки были

нижними. Больших остановок больше не предвиделось. Соседние купе,

угомонившись, постепенно начали засыпать. Захрапели и "мои" на верхних

полках.

Приоконный столик в купе, оказывается, - замечательное изобретение.

Мой бдительный папа так ничего и не заметил, а Коля времени зря не терял.

Всю эту сладкую ночь я как бы прожила наедине с его нежными и сильными

руками. Внешне мы лежали довольно смирно под своими одеялами, и, мне

казалось, со второй полки ровным счетом ничего не было видно.

Вначале Коленька завладел моею рукой, утянул ее к себе, процеловав

буквально до сухожилий. И языком ее обвивал, и вообще, чуть было не

обглодал. Так сильно ему хотелось.

Наш поезд дернулся, он выпустил мою замученную руку и дал нам

немного передохнуть. А потом его сильные тонкие пальцы пустились в

путешествие по моему вполне созревшему ржаному полю. И как же это было

томительно-сладко. Он прикасался столь трепетно, столь деликатно, словно

боялся обидеть мои раскаленные бугорки своим неловким прикосновением.

И этой заботой, осторожностью и с трудом сдерживаемым накалом он

распалял меня еще больше. Как сказал бы мой милый морячок: концы мы

отдавали вместе. И, по-моему, - не один раз за ту ночь. Я уж - точно.

*

М А Р Т

Сашок успел отучиться один семестр в "железке", как однажды

познакомился с длинноногой миловидной женщиной - проводником с поезда

дальнего следования.

Их роман томительно тянулся всю зиму и начало весны. Светочка его

мурыжила, как хотела. Возвращаясь из очередной поездки, благосклонно

принимала скромные студенческие подарки, разнообразные вкуснюшки и

сладости. Но дальше ни-ни. Отношения их не продвигались ни на йоту, хотя

Светик была тайной сластеной во всех разнообразных отношениях.

Но однажды, накануне 8 Марта, Саше был дан знак и сказано, когда

поезд прибывает в депо, в какой вагон, и к какому часу нужно прибыть и

ему.

Летел он туда как на крыльях. Но Сашеньку заперли в спальном вагоне.

И только во втором часу ночи, переделав все свои дела, женщина с лукавой

улыбкой легко тронула его за плечо.

Паренек будто спал и просыпаться не торопился, наблюдая сквозь

ресницы за действиями милой своей мучительницы. А та, неторопливо снимала

с него одежду, невзначай ласково поглаживая его мускулистые ноги и крепкий

живот.

Потом улеглась рядом и, набросив одну ножку сверху, долго-долго

перебирала ему волосы, целовала каждый палец, водила языком от его кисти

до плеча. Настойчивый ее язычок постепенно перешел на шею, ключицу, грудь

и смочил оба соска.

А когда прохладное дуновение внезапно и коварно обожгло грудь, у

Сашка перехватило дыхание. Блудливо улыбаясь, женщина достала откуда-то

полурастаявшее мороженное и, как в набившем оскомину фильме, начала

неспешно капать на грудь и живот юноши, чтобы потом быстро-быстро

слизывать сладкую влагу.

К этому времени сашкино эскимо было уже в полной боевой готовности,

и язычок нашей сладкоежки неторопливо перешел к нему. В общем, всю ночь

она, не раздеваясь сама, лакомилась "то пирожным, то мороженным". И так

по кругу.

До полного взаимного изнеможения.

*

А П Р Е Л Ь

Дьявольски прелестные женщины

созданы для преступно элегантных мужчин.

Антонина, в конец разочарованная в мужчинах, поехала в санаторий

зализывать свои свежие любовные раны. Андрюха вырвался туда же всего на

неделю по требованию своих "предков" в самый разгар учебы - слегка

оклематься.

Занимался он добросовестно, а режим свободного посещения давал

возможность бывать на интересных лекциях и спецкурсах еще на двух

факультетах. Так что нагрузки были, как вы понимаете, не слабые.

При рассадке в столовой ему предложили самое смешное, "женское"

место - лицом ко входу. И все же начало самой важной своей встречи Андрей

умудрился пропустить. Ужин уже заканчивался, когда Антонина подошла к

женщинам за соседний столик - переговорить о совместной вечерней прогулке

вдоль озера.

Парень мирно и без особого интереса ковырялся в своей тарелке и

вдруг, полуобернувшись на легкие шаги, увидел на расстоянии протянутой

руки крепкую, словно орех и подрагивающую попу. Это Тоня, пользуясь тем,

что столовая почти опустела, перегнувшись через стол к подруге, что-то ей

говорила. А может быть - совсем с другой

целью. Но Андрея она соблазнила

мгновенно.

Извинившись, он тут же попросился в компанию на ту роковую прогулку.

В середине пути тонины подруги как-то незаметно растворились в боковой

аллейке, ведущей к главному корпусу. Паренек остался с Тоней наедине. На

опушке леса было прохладно, подтягивал бодрящий ветерок, и женщина так

тесно прильнула к нему, что перехватило дыхание.

Мне хорошо.

Очень-очень.

Я вижу.

Но погоди, не так быстро. А как же насчет чая ?

Оказалось, что свою соседку Тонечка скоро не ждет.

Потом зачем-то настояла на том, чтобы в душ они зашли вместе.

Не спеши.

Вот так.

А теперь...

Теперь я вот эдак. Отдохни.

А потом - по новой.

Вот вернемся в Москву, буду спинку тереть?

Обязательно. Нежно и долго-предолго. Договорились?

Договорились.

*

М А Й

В одном только завитке

бездна поэзии, эроса, безумия, тайны,

муки, низости, величия и глубины.

К нам в институт приехала на концерты вокально-инструментальная

группа из Чебоксар. Ребята были, как водится, лохматые и уж очень

нестандартные. А вот солистка ничего себе: высокая, ладная, аккурат

куколка. И голос звучный, глубокий. Что это значит для женщины, объяснять

мне не надо, поэтому решил попытать ее поподробнее.

К началу перерыва выдвинулся в сторону кулис и находящегося

поблизости буфета. Немного потусовался там с умным, занятым видом

специалиста и бокалом в руках. Послушав разговоры музыкантов, понял, что у

них интересы - одни, а тяга у певицы - совсем к другому. Кстати, звали ее

Вика, Викуся.

Она сидела немного особнячком и тянула свой коктейль. Видно, искала,

на кого положить глаз в этой гастрольной скучище. Поэтому хорошо

откликнулась на скромное предложение о прогулке, если она, конечно же, не

устала. Например, завтра с утра.

Утром она легко ускользнула от беспечных музыкантов, занятых

местными поклонницами, и я поступил в полное викино распоряжение. Надо

сказать, что Викуся все любила делать обстоятельно и со вкусом. Рассказав,

какой у них график репетиций и концертов, попросила меня больше у сцены не

появляться.

Зато сама она начала бывать в моей келье в общаге с завидной

пунктуальностью. В первое утро мы сделали стратегические запасы отличных

напитков и деликатесов. Обустроив гнездышко и насытившись, не переставая

ни на минуту болтать, Вика принялась за меня.

В существовании на свете такой умелой и утонченной наездницы я даже

не подозревал. Пировала она на мне, словно голодная волчица, завалившая

резвого молодого коня. Тут наши аппетиты схлестнулись.

Викино нежное и сильное молодое тело вбирало, высасывало меня не

хуже, чем свежеоткрытую нефтяную скважину. При этом язычок каждый раз без

устали проходил от колен до самых сосков, вызывая крупную, глубинную

дрожь.

Однажды это светопреставление (переставление источников света)

закончилось тем, что предусмотрительно сдвоенные кровати под нами внезапно

разъехались. Мы же, грохнувшись на пол, и даже не поняв, что произошло, в

темноте на ощупь нашли друг друга. И бешеная скачка длилась и длилась.

А что же концертная программа, спросите вы.

Говорят, вокалистка была в ударе как никогда.

И успеху их группы в этом году могли бы позавидовать даже московские

группы.

*

И Ю Н Ь

Тогда и я был красивым, кудрявым

и гораздо выше ростом.

Федору Ивановичу совсем недавно исполнилось семьдесят, а Кристиночке

- двадцать два. Но он был огурцом. Чистеньким, крепеньким и аккуратным.

Какой у Вас хороший галстук.

У меня все хорошее - отшучивался он.

А у Кристиночки с прошлого лета был рано потухший взор из-за

нелепой, безысходной и логически незавершенной любви. Любви к человечку,

который четыре года водил ее за нос мимо постели, изображал страстные

чувства, но корыстный расчет взял верх, и он присосался к богатой дурище

старше его лет на пятнадцать.

Короче говоря, Кристинка решила от скуки проверить: действительно ли

у Ф.И. все работает хорошо. Или он фантазирует, обещает как всегда больше,

чем может. Сказано - сделано.

Был легкий намек на возможность совместного ужина, благосклонно

приняты цветы и другие знаки внимания. В тот вечер им никто не мешал.

Мысленно она насмешливо называла Ф.И. "папиком".

И вот Кристина удобно расположилась на просторном диване, а папик

начал нежно и бережно целовать ее всю, начиная с обнаженных рук, прямо

через платье. И кто же выдумал эту грязную дикость про слюнявый рот

старика. Прикосновения его губ были осторожными, выверенными, волнующими.

Понемногу ее кожа начала отвечать, к тому же помогал вездесущий

язык. И казалось, что сегодня вечером нашу маленькую-аккуратненькую

процелуют до дыр. Папик с чудовищной галантностью отзывался на малейшие

движения девичьей души. Он был само понимание и такт, но при этом

продолжал свое неустанное дело.

Почему-то быстро становилось душно, и часть одежды была отброшена.

Кристиночка решила в тот вечер во что бы то ни стало остаться в трусиках.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать