Жанр: Русская Классика » Игорь Наталик » Парадоксы (страница 4)


халатике, без температуры, но с блестящими глазами. Ни слова о злополучном

зачете в тот день сказано не было. Да и к чему. Я, конечно, душистый чай с

плюшками выпил. И градусник поставил. Море ее нерастраченных чувств

захватило меня ну прямо по Айвазовскому. Вал за валом накатывали волны на

прекрасно ухоженный пляж. А девятый вызвал у англичанки такое смятение,

что стало немного не по себе - вдруг душа отделится от тела и воспарит.

Соседи наслушались в эту субботу столько... Но в стену никто не стучал

не то, что в общаге. Чувствуется, культурные люди. Сколько времени уж

прошло, но топик про Розу Шефигуллину, которая предложила свой глаз

американскому негру, до сих пор не могу позабыть.

* * *

Книга "ПАРАДОКСЫ" И Н О К И

И Н О К И

Учитель, спускаясь к ученикам с заоблачных высот знания, отлично

осознает, что было оставлено им в горах и что предстоит оставить в

долинах.

Поэтому настоящий Учитель имеет скорее местопребывание, чем

местожительство. Он как бы незримо входит в жизнь своих подопечных

иноков грохочущего мира.

Украшает каждый разгорающийся спор, но не удлиняет его.

Сожалеет, но не упрекает ушедших учеников - значит, им так было

нужно.

Защищает, но не ломает копья после спора.

Утверждает, не являя смущенья, правоту оппонента - ведь важно иметь

желание узнать.

Разит метким словом, но не принижает и не оскорбляет.

Благодарит учившихся у него - научивших его самого.

И никогда не забывает своих учеников.

*

ЗАЯЧЬЯ ЛАПКА ВРЕМЕНИ

По отношению к тем, кто на закате, молодые большей частью

снисходительны, редко - непримиримы. А эти опытные старцы зело агрессивны.

Ведь богатство юности промотано. Жизнь на излете. Терять больше нечего.

И тогда вечно брюзжащий, но хваткий старик идет на штурм юности,

используя свое положение, возможности и деньги. То есть мертвую часть

своей души. Опыт, расчет и корысть, словно ржавчиной, покрывают сердца,

попавшие в его цепкие пальцы.

Возможно, потом будут отрезвление и ужас перед содеянным. Но время

заячьей лапкой смахнет со стола немногие "золоченые крошки счастья".

Невостребованное или разбитое уже невосстановимо.

А до старости души у искромсанных молодых - рукой подать.

*

ДЕТСТВО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

По-видимому, словом "убогие" люди издревле обозначали тех, кто

пользовался особым вниманием и покровительством Бога. Находился у него за

пазухой и был таким образом особенно приближен к Нему. С другой стороны,

это могут быть и те, которые одной ногой сами уже шагнули туда, к Богу.

Более сноровистые, ретивые и удачливые чада Его уже оперились и

встали на крыло, а этих, почему-то, Он оставил у себя на груди. Внешние

причины тому могут быть самые разные: болезнь, искалеченность войной,

добрыми людьми или слепым случаем. А может быть, и судьба "ковырнула"

убогого, но не до смерти.

Им трудно состязаться с крепкими, вечно спешащими и самоуверенными

согражданами. Но никогда не замечал, чтобы у них бегали глаза. Скромность

сил и возможностей побуждает их надеяться только на себя самих и

довольствоваться немногим.

Но подчас в этом малом проявляются их удивительные качества: доброта

и бесхитростность, способность к переживанию, состраданию. Убогие - словно

дети.

Вечное детство человечества.

Как птенец, прижмуренный в горсти.

*

ЖИЗНЬ ДУХА

Смерть - важнейший момент бытия. Она может приоткрыть окно в новую,

неведомую прежде жизнь. И даже, если явится просто ступенькой в Никуда,

нужно принимать ее достойно, как высшую почесть от жизни. А горькие

"награды" обыденности пусть будут погребены в тайниках наших сердец.

В минуту смертельной угрозы спасительный круг - сила духа. Когда

слепнут глаза, ноги мешают движению, а сердце рвется наружу, и сухожилья

звенят от напряжения - бестрепетно обопремся на посох воли.

И тело воспрянет, сбросит ненужный груз, вырвет нас из рядов

нерешительных, отведет неминучую гибель. Но для этого нужно развить свою

душу и пестовать ее.

Час придет - и она воспарит. Вначале - осторожно встав на крыло. Но

затем - выше и выше. Сквозь пуховые облака малодушия, лености и прочих

обманок.

Дух закаленный - властелин всего. Ему подвластен и внутренний мир

человека, и вселенные других людей. Его оружие - отточенное лезвие мысли

разит мозг и сердце, и никого не оставляет равнодушным.

Жизнь порождает жизнь. Жизнь духа.

*

Ж Е Р Н О В А

В минуту человеческого грехопадения Создатель проклял все и вся:

змея, который отныне должен был ползать на чреве своем и питаться прахом

земным (долго у людей была уверенность в том, что змеи питаются именно

этим), мужа и жену - с соответствующими проклятиями о добыче хлеба

насущного и рождении детей. А на землю с тех самых пор снизошли глад,

хлад, мор и смерть.

Позволю напомнить всепонимающему читателю древнюю восточную мысль:

"Желаем жить вам во времена перемен".

Независимо от преобразований, которым подверглась цивилизация, ее

постоянной, мировой константой был половой голод, психическая энергия

либидо. Сытость в одном дополнялась неугасимым голодом и жаждой - в

другом. И эти "жернова" неукротимо и неостановимо перемалывали все. Так

было, так есть, так будет и впредь...

* * *

Книга "ПАРАДОКСЫ" В И Б Р А Ц И И

В И Б Р А Ц И И

Нельзя отдавать феномен гениальности на откуп только мужской

половине человечества. Действительно, мужчины увековечивали свои имена в

великих творениях. И

материал всегда выбирали могучий: в камне, мозаике,

холстах, в героической музыке, в слове - романах, трагедиях или поэмах.

Женщин - мировых гениев перечислить непросто. Но ведь творцы объединяются

творчески не по материалу, а по акту.

Женщина вложит всю душу, чтобы сшить одежду, создать убранство

гнезда-жилища: все истлеет. Или в приготовление пищи - тут же все съедено.

И, наконец, - в воспитание детей. А матери Леонардо, Шекспира, Бетховена

гениальны они или нет?

А женщины, вдохновлявшие певцов и поэтов на создание бессмертных

шедевров? Те, без которых невозможно было бы "вспомнить чудное мгновенье",

- нужен был запечатленный в сердце милый образ.

*

Р А З У М Н О С Т Ь

Умело играя на струнах мужской души, они извлекают из сокровенных

глубин порою неведомое самим творцам. Не создавая напрямую и не фиксируя в

Вечности конкретные шедевры, женщина воспринимает их глубже, а порою и

тоньше, чем авторы, - всем своим сердцем.

Камертон ее души безошибочен - здесь царит интуиция. Разум - а не

рефлексирующий и прохладный мужской ум. Женщине к лицу быть не столько

умной, сколько - разумной. Эти способности передаются ребенку. И при

благоприятных или несчастных прочих обстоятельствах рождаются гений,

злодей или "в полоску".

Ремеслу, всем работам по дому, по хозяйству девочек обучает мать, а

мальчиков - отец. А с другой стороны, воспитывает девочек именно отец (как

бы для себя в старости или для будущего супруга), а мальчиков - мать (для

будущей крупкой семьи). Это, наверное, именно тот крепкий фундамент, на

котором можно строить долгую и счастливую жизнь.

Женская доля - страдать втройне: и за себя, и за мужчин, и за детей.

А нимбы над головами людей пририсовывает в веках лишь неспешное время.

"Иных отметить кстати. Об остальных похвально умолчать."

*

ПОЧЕРК ЛЮБВИ

Ночь защищает почерк любви каждой пары от посягательств других,

стирая его от нескромных глаз своим мягким, но настойчивым ластиком.

И разнообразие этих почерков - это не разновидности извращения

чувства, а скорее проявление утонченности и многогранности вкуса.

С давних пор существует негласное правило: делать дело по

возможности тихо, не оглашая, не возбуждая изнемогающую от собственных

болячек общественность. Тогда и окружающие не возложат на тебя руки. Как,

например, "взорвутся" все вокруг, если двое возлюбленных отважатся бегать

вокруг многоэтажного дома нагишом, хотя в собственной квартире они

зачастую делают это с удовольствием.

Одушевление родительского акта - особая, интимная, изыскан-ная

нежность возлюбленных, в которую не должны вторгаться посторонние грубые

звуки и прикосновения.

Тише. Тише.

Возможно, сейчас зарождается новая жизнь.

* * *

Книга "ПАРАДОКСЫ" ЖИЗНЕННОЕ НАПРЯЖЕНИЕ

ЖИЗНЕННОЕ НАПРЯЖЕНИЕ

Истинная ценность победы сомнительна. Сравним восточные

единоборства, где желанная победа нередко достигается уступкой противнику.

Самое изощренное: уступка победы. Когда "победите-ля" можно затем брать

голыми руками.

У мужчин - это стремление достигнуть (хотя бы частично) женской

интуитивной высоты. Порою - довольно варварскими методами. Здесь - налицо

попытка подпитать собственную энергетику на флюидном уровне лучшими

женскими качествами.

Зачастую женским тотемом является обезьяна-хитрость или

змея-мудрость. Мужским же тотемом - тигр, мощь и сила. Прав был гений

Макиавелли, когда предписывал истинно мудрому государю быть в зависимости

от обстоятельств лисицей или львом.

*

П Р Е Д Ч У В С Т В И Е

Вначале это - случайный, пружинистый, полубесшумный звук, исходящий

от неведомого зверя. Волнующий шелест одежды.

Затем - целая волна, радуга запахов.

Всепоглощающая, тревожная, зовущая.

Пока еще не известны ни время, ни место решающей встречи. Есть

только зыбкая тайна появления его на горизонте души.

Если случай позволит мимолетное, слабое прикосновение - хвала и

слава этому случаю.

Тело словно пробивает легкий электрический разряд. По напряженной

коже бегут, догоняя друг друга, слабые волны-токи.

Потом они с поверхности кожи переходят во внутренний трепет, к

сердцу и гораздо ниже, мгновенно вызывая жажду и слабое, томительное

жжение.

Утолить их можно лишь глотком из желанного, любимого, но порою

недосягаемого родничка.

*

Ф Л Ю И Д Ы

При Встрече все "бугорки" одного мгновенно как бы ложатся на

"ямочки" другого, чаемого и желанного.

Возникновение взаимной симпатии после первого беглого взгляда,

брошенного друг на друга - это физическая притирка. Психологическая

происходит в результате длительного общения, взаимного "разграбления"

золотых кладовых души. Они от этого отнюдь не скудеют, а парадоксально

приумножаются.

При благоприятном результате этих притирок между мужчиной и женщиной

как бы проскакивает искра. Воспламеняется тщательно собранный сухой

"хворост".

Недаром первые признаки взаимного чувственного интереса похожи на

робкие язычки пламени. Или ростки, которые при благоприятной ситуации, при



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать