Жанр: Боевики » Андрей Дышев » Закон волка (страница 28)


Кныш, как только я поднял трубку, сразу перешел к делу:

— Записывай: Симферополь, Ялтинское шоссе, дом сто двадцать восемь. Блинов Евгений. Отчества и телефона не знаю.

— Кто это? Зачем он мне нужен? — спросил я, едва успев записать адрес огрызком карандаша на подоконнике.

— Это патологоанатом, — негромко ответил Кныш и замолчал, полагая, что мне теперь все стало ясно. Но я все же не мог сообразить, как мне использовать этого патологоанатома. — Ну что тебе не ясно? — добавил Кныш в тишину. — Он занимался убитой и может рассказать тебе кое-что любопытное. Только на меня не ссылайся, понятно? И поезжай к нему сегодня же, сейчас же, а то он свалит в командировку в Киев.

«Интересно, — думал я, выходя на улицу, залитую липким зноем, — а как я представлюсь этому патологоанатому, если не буду ссылаться на Володю Кныша?»

Как раз в это время напротив меня остановился рейсовый новосветский автобус. На нем можно было доехать до обсерватории, откуда пешком спуститься к морю, к палаточному городку хиппи. Я еще не знал, как организую «очную ставку», как буду уговаривать моего бомжа отправиться послезавтра в Морское, к разбитому памятнику, где в восемь часов вечера наверняка прозвучат выстрелы.

20

Для меня, человека нетерпеливого, спускаться с горы намного труднее, чем подниматься. Вниз тело само летит, и кажется, что стоит только посильнее оттолкнуться ногами, как легко воспаришь над склоном, поросшим можжевеловыми кустарниками и кипарисами, а затем спланируешь на берег. Но приходилось все время притормаживать, противиться земному тяготению, мелко перебирать ногами, подобно инвалиду, бегущему за отходящим трамваем, петлять между темно-зелеными пятнами стланика, ветви которого цеплялись за ноги и царапали кожу.

У меня как будто все начинало складываться, и я боялся новых фактов, которые могли бы не вписаться в стройную схему, как неожиданный поток нестандартных фигур в игре «Тетрис», которые сыпятся сверху непрерывным потоком, и ты не знаешь, куда их воткнуть, чтобы не нарушить гармонию уже возведенного строения. Потому к встрече с патологоанатомом я относился с некоторым суеверием — как бы он не выложил мне такого, что сразу разрушит хрупкое достижение в моем частном сыске.

На тот момент, когда я, обливаясь потом, скакал на дикий пляж, как кенгуру под гору, у меня была такая версия: Гурули, как никто другой, кто вращался вокруг дела Милосердовой, был заинтересован в смерти своей начальницы. Как коммерческий директор, он, безусловно, имел доступ к наличным деньгам, а в случае внезапной смерти генерального директора мог все претензии по выплатам переадресовать покойнице. Что, в общем-то, и сделал. Готовя преступление, он нашел в лагере хиппи и бродяг девушку-наркоманку, в течение нескольких дней накачивал ее омнополом, а когда воля и разум Татьяны были совершенно подавлены, пригласил ее на борт «Ассоли», на которой должна была совершить прогулку Милосердова. Параллельно господин Гурули выяснил, что некий Вацура каждый день проводит несколько часов кряду вблизи Дикого острова, а его лодка лежит на берегу в одном и том же месте. Где он раздобыл образец моего почерка — вопрос открытый, но ничего невозможного в этом не было. Зимой я работал в Ялте по делу о шантаже, и там наши пути могли случайно пересечься. Гурули открыл фиктивный счет на мое имя, навесив на меня еще одну улику, и девятнадцатого числа в полдень поднялся с Татьяной на борт яхты.

Возможно, Гурули представил Татьяну Милосердовой как свою любовницу и, оставив двух дам в каюте, запустил мотор и погнал яхту на остров. Одурманенную наркотиками Татьяну ничего не стоило завести, вызвав в ней ревность к богатой и умной сопернице, а затем, причалив к острову, предоставить ей возможность расправиться с дамой. Гурули, «случайно» став свидетелем кровавой сцены, должно быть, сыграл растерянность или панику и вместе с девушкой перенес труп на яхту (здесь есть некоторые неувязки, но я полагал, что позже найду им объяснение).

Потом они покинули остров, возможно, при помощи моей лодки. Татьяна наверняка сразу же уехала из Крыма, а Гурули вернулся в Ялту…

Я споткнулся о лежащую на земле, похожую на окаменевшую змею ветку можжевелового стланика, и на мгновение моя мечта сбылась — я полетел по низкой глиссаде, при посадке тараня лбом ствол молодого кипариса, который, собственно, и сохранил для человечества и правосудия мои мозги. Матерясь, я некоторое время сидел на камне, растирая кровь по разбитому локтю. Еще окончательно не придя в себя после столь стремительного взлета и приземления, я посмотрел вниз, на пляж, на каменную корону, цирком опоясывающую присыпанное желтыми иглами ложе, в котором я провел минувшую ночь. Все было как и прежде. Все, кроме одного: бесследно исчез дырявый навес, служивший моему бомжу и его подруге-наркоманке крышей. От него осталась лишь одна палка-опора, сиротливо торчащая среди камней.

Прихрамывая, я спустился на пляж, обошел каменный цирк по окружности, спел себе под нос песенку о том, что «наша крыша — небо голубое, а наше счастье — жить такой судьбою», затем, прикрывая ладонью глаза от чрезмерно усердного солнца, стал осматривать прибрежную полосу. Бомжа нигде не было видно. Но не это насторожило меня. В «тайнике», где бродяга хранил коробочку с иглами Татьяны и куда я положил опустошенные вчера водочные бутылки и стаканы, теперь ничего не

было, кроме высохшей крабьей клешни да пучка водорослей. Все остальное — закопченный чайник с проволокой вместо ручки, гнутые алюминиевые тарелки, пакетики с порошковым супом и крупами, дорожный знак — лежало на своих местах. Но не было главного, во всяком случае для меня, — тех предметов, к которым я прикасался.

«Ерунда, — успокаивал я себя, стараясь не принимать во внимание дурной знак. — Это просто совпадение. Бутылок нет потому, что бомж-попросту понес их сдавать, а стаканы он спрятал в более надежное место. Стакан для алкоголика — все равно что смычок для скрипача, он его должен беречь и лелеять. А что касается иголок, то на кой черт ему эти иголки, раз Татьяна уехала».

Раздумывая таким образом, я бродил по берегу, наступая на вялые волны, которые ложились мне под ноги, словно ковровая дорожка, и чуть было не прошелся по девушке, наполовину лежащей в воде. Брызги упали ей на впалый живот, она ойкнула, сняла темные очки, и я узнал Киру, которую вместе с угрюмым хиппи встретил у магазина.

— Привет, — сказал я, заходя по колено в воду, чтобы обойти девушку. — Я подумал, что это лежит большая рыбина, которую выбросило на берег штормом, и хотел стащить ее в море.

— Ну стащил бы, — ответила Кира.

— А твой вечно недовольный пацифист не станет возражать?

— Он в поселке. Как с милицией уехал, так до сих пор не вернулся.

— Разве его забрали в милицию?

Кира скривила лицо, словно наступила на медузу, и снова опустила на глаза очки.

— Нет, его не забрали. Он деда помогал наверх затаскивать.

— Какого деда? — не понял я.

— А ты разве не в курсе, что здесь произошло? — По моему лицу Кира поняла, что я «не в курсе», и пояснила: — На тех дальних камнях пьяница один обитал, так сегодня в обед он сыграл в ящик.

— На чем он сыграл? — переспросил я и кашлянул, поперхнувшись чем-то. В горле саднило, словно я подавился рыбьей костью. — Он что, умер?!

Кира кивнула.

— Я туда не ходила, мне не нравится на покойников смотреть. А ребята «Скорую» и милицию вызвали и вытащили его на шоссе.

— А что с ним случилось? Почему он умер? Он сегодня утром был жив и здоров! — воскликнул я, медленно опускаясь в воду, словно хотел сесть поверх волны.

— Ну от чего еще алкаш умереть может? Отравился денатуратом или тормозной жидкостью — словом, суррогатом каким-то. Рядом с ним бутылку и стакан нашли.

— Он что — один пил? — спросил я, с ужасом ожидая, что ответит Кира.

— Один. Я видела его утром — он песком чайник драил, а потом к нему сверху какой-то мужик спустился.

— Какой еще мужик?

— Не знаю. Мало ли кто здесь ходит! Собутыльник или бродяга. Я так думаю, что этот мужик нашему алкашу бутылку с денатуратом и продал.

— С чего ты взяла, что это он продал?

— Аон минут через пять ушел наверх, а наш алкаш тут же квасить начал. Мы еще смеялись: вот, мол, бизнес и на диком пляже процветает, опохмелятор прямо на берег доставляют. Он стакана два выпил, а потом его как поведет из стороны в сторону, он как шваркнется мордой о камни — и все, никаких признаков жизни. Ребята сбегали к нему, перевернули, а тот уже хрипит, и пульс на нуле. «Скорая» только через сорок минут приехала.

— А этот, собутыльник… — бормотал я с таким чувством, словно падал в затяжном прыжке, а у меня не сработали ни основной, ни запасной парашюты, и я пытался раскрыть хотя бы зонтик. — Ну, этот, который бутылку принес… Ты его запомнила? Опознать смогла бы?

Кира отрицательно покачала головой, мокрые каштановые пряди хлестнули ее по лицу, и она тотчас принялась отжимать их такими движениями, будто доила.

— Нет, вряд ли. Это далеко. Да и не приглядывалась я.

— А как он был одет, ты ведь могла запомнить?

— В спортивный костюм, кажется… А чего это ты так всполошился? Родственник, что ли, помер? Одинокий бомж случайно напился яду…

Я смотрел на наивное существо, лежащее в тихом прибое.

— Случайно, девочка, ничего не происходит. Особенно на этом берегу.

* * *

«Труподелы, ублюдки, — мысленно думал я, — специалисты по убийству тихих пьяниц. Они разошлись, почувствовав свою безнаказанность. А я невольно стал предвестником смерти. И все происходит по одному сценарию: сначала распиваем бутылку, затем моего собеседника развозит до откровенности, а в скором времени я узнаю о его смерти… Сухой закон! — крутил я в мыслях какую-то ахинею. — Первым делом объявляю для себя сухой закон. А вторым делом, вторым делом.. »

Я остановился на повороте. Дорога, уходящая вправо, к морю, вела к моей даче. Со дня отъезда Анны я там почти не появлялся. Ноги неожиданно сами понесли меня к морю, где на крутом обрыве стояла четырехгранная Портовая башня, увенчанная площадкой наблюдения, ручьями пересекались узкие дорожки с млеющими от тепла, запаха хвои и безделья отдыхающими и звучали мелодичные перепевы, доносящиеся почти из каждого фанерного домика, спрятанного в тени плотных зарослей.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать