Жанр: Научная Фантастика » Дмитрий Нечай » Старший брат (страница 6)


Виктор поймал этого человека случайно.

Он давно держал своих людей по всему миру, но сил у них хватало лишь на верхние структуры власти. Иметь же агентов в каждом участке было просто невозможно.

Кресло немного отъехало, и Джузеппе чуть не упал на пол. Он помассировал глаза и придвинулся к панели приборов.

-- Смотрите, коллега, -- обратился к нему Виктор, заметив, что тот находится уже во вменяемом состоянии. -- Я просканировал весь его организм. Сейчас осталась лишь половина головного мозга. Но, пожалуй, уже и так понятно, что он ничем от нас с вами не отличается: никаких аномалий, никаких болезней и помешательств. Абсолютно нормальный, с медицинской точки зрения, человек. Тем не менее он утверждает вещи, говорить о которых больше пристало бы умалишенному человеку.

Джузеппе привстал.

-- Быть может, он как-то заинтересован в этом? Какие-нибудь психологические тесты и тому подобное?. В этом случае вы не найдете никаких аномалий, его действия преднамеренны и взвешены, да и только.

Виктор каким-то не замеченным до сих пор Джузеппе, особенным взглядом окинул его.

-- Тесты. А вы намного умнее, чем я думал, коллега. Но только вы не попали в десятку, где-то рядом, но не в десятку. И, к сожалению, вы даже представить себе не можете, куда вы попали.

Виктор приступил к завершающей стадии исследования. Он отвлекся на минуту, чтобы обратиться к помощнику.

-- Идите, отдыхайте. Сегодня уже ничего интересного не будет. А заодно почитайте на сон грядущий -- это по поводу его заинтересованности в подобной ситуации.

Виктор протянул помощнику диск.

Джузеппе решил последовать совету шефа, да к тому же не хотелось оставлять на потом. Придя к себе, он упал на диван и не медля стал просматривать. На диске была справочная информация. Очевидно, шеф запросил ее за то время, пока он дремал в лаборатории. Краткие строки справки заставили его и без того утомленный мозг почувствовать себя на грани полного непонимания окружающего. После такого он был готов скорее поверить в то, что этот человек действительно гражданин той несуществующей страны, лишь бы его оставили в покое.

Справка сообщала имя и все личные данные этого человека, внешность, группу крови, генетический код и многое другое, после чего совпадение начисто исключалось. При всем этом был гражданином сообщества, жил, правда, далековато от тех мест, где его нашли, не числился пропавшими без вести и не занимался ничем таким, что могло бы привести его к каким-либо исследованиям. Он работал ассенизатором. После этого Джузеппе окончательно оставил свое предположение и ,не в силах разрешить этот вопрос, плюнув на все, заснул даже не раздеваясь.

Джузеппе проснулся от звона стекла. Его шеф сидел в комнате и пил какой-то сок из бокала. Видимо, перед этим он задел бокалом обо что-то, и поэтому был звон.

-- Ну, что, помощничек, отдохнули? -- улыбаясь, поинтересовался Виктор. -- Вставайте, приводите себя в порядок, а я вам кое-что расскажу. Только сначала возьмите вот это, -- он протянул Джузеппе диск. -- Здесь все то, что я вам расскажу, вдобавок еще кое-какая информация о местонахождении некоторых лабораторий, центров и тому подобное.

Джузеппе взял диск и, дотянувшись через диван до сейфа, бросил его в щель приоткрытой дверцы.

-- Слушая вас, судя по вашему настроению, у вас есть что-то важное.

-- Вы не так давно работаете со мной и многого не знаете о моих изысканиях. Вот уже тридцать лет я занимаюсь поиском и сбором материалов, касающихся внеземных цивилизаций. И хотя кое-что я вам уже говорил, это все -- лишь прелюдия к истине Уже многие десятилетия нам известны некоторые факты, касающиеся пришельцев. В наших руках есть неоспоримые доказательства этого. В свое время я был частью этой программы, но потом из-за своих взглядов на эту проблему и внутренних дрязг меня немного потеснили. Но и тогда, и сейчас я в силах узнать все, что мне нужно. Я решился поделиться с вами по нескольким соображениям. Первое, это элементарная подстраховка. Почти все считают вас не ученым, кто вы есть по образованию, а чинушей, чье место вы занимаете сейчас. И тем более на вас не обращают внимания, потому что вы никогда не знали и не видели ничего такого, что знаю и видел я. Вы -вне поля их зрения, я имею ввиду тех, кто может помешать нам, тех, кто имеет свое мнение по поводу моих теорий и, не удосужившись их проверить, пытается заткнуть мне рот. Их и здесь гложет зависть конкурента, они не понимают, что к этой проблеме необходимо подойти максимально объективно, иначе им никогда не достичь истины.

Ну, а вторая причина -- это мое опасение, касающееся моего состояния. Я чувствую, что со мной происходит нечто, и я очень боюсь однажды утром не узнать и не вспомнить себя. После объяснений вы должны понять меня более четко и глубоко.

Джузеппе уже привел себя в порядок и сел в кресло напротив, внимательно слушая шефа.

-- До последнего времени в особо засекреченных отделах нашей службы существовало твердое убеждение, что инопланетная цивилизация (имелась ввиду пока одна обнаруженная) ведет себя пассивно и, скорее всего, занимается наблюдением и сбором информации. В ангарах лабораторий имелось до шести единиц их техники, в том числе и ракетно-космической. Наш анализ показал, что уровень их развития на несколько тысячелетий опережает наш. Однако, среди принципов, положенных в основу их изобретений, не было ничего такого, что было бы нам непонятно по сути. Оно было недосягаемо для нас лишь с точки зрения технологических процессов и отсутствия некоторых материалов, которых нет на Земле. И вот однажды

мне посчастливилось попасть в отдел No 1. Этот отдел состоит из ученых маньяков. Они не общаются с внешним миром, они не желают никого видеть и слышать. Они желают лишь заниматься тем, что им интересно, тем, что как наркотик не дает им оторваться от себя, делая это смыслом их жизни. Их обеспечивают всем необходимым, а они сутками, год от года, пробивают те стены, до которых официальной науке пока, как до небес. Там-то я и столкнулся с тем, что стало целью моей жизни. Я стал таким же, как они, но только в своем, узком направлении. Они занимаются сугубо техническими проблемами и способами их разрешения, я же пошел по пути теории и ее доказательств.

Так вот, дорогой помощник, я увидел там космический аппарат, который отличался от других, что встречались мне раньше в лабораториях, настолько, насколько наш современный космический корабль отличается от первых аэропланов. Мне кажется даже, что это не самое удачное сравнение, на самом деле отличий больше и они гораздо глубже. Это было нечто. За пятьдесят лет, которые он пробыл в хранилище, о нем ничего не тало известно. Им еще повезло, что объект был открыт: он открылся сам в момент посадки. Но и это ничего не дало. Это был корабль совершенно иной цивилизации, неведомой ранее и настолько развитой, что мы не в силах проникнуть ни в одну из научных разработок, столь далеко уровень их развития отстоит от нашего. Год спустя я по роду деятельности был допущен еще к нескольким подобным объектам и, к сожалению, с тем же результатом, хотя кое-что наши "очкарики" из двух объектов извлекли. Я имею в виду идеи. Оказалось, что аппаратов этой группы найдено гораздо больше, чем тех, более простых и явно отличающихся по принципу технико-научного исполнения. Их просто больше засекречивали, и это становится понятным, если ознакомиться с особым докладом группы ученых к руководству секретных программ.

В нем говорится, что объем заложенный в устройстве аппаратов научной информации приблизительно равен нескольким тысячелетиям научных изысканий и открытий. А также то, что уже за двадцать лет интенсивного проникновения в тайны этой техники наша цивилизация получила сто сорок три принципиально новых, особо оригинальных открытия в различных научных областях. Это позволило совершить бросок в развитии, равный пятистам годам обычного прогресса (то есть без учета исследований этих аппаратов)..

Но не только это было причиной, по которой, пророни ты хоть слово об этом, и группы секретных отделов могли просто тебя уничтожить.

Спустя двадцать пять лет после обнаружения первых аппаратов случился инцидент, о котором было много домыслов, но почти не было правды. А произошло следующее.

Перед самым конфликтом разоблачили несколько агентов неприсоединившихся стран, но это не помогло. И, как оказалось потом, не могло помочь, так как они не были этими агентами. Они были самыми что ни на есть настоящими инопланетянами. Уж кто-кто, а я это могу утверждать как непосредственный руководитель их обработки. Так вот, случилось то, чего никто не ждал. Обнаруженный аппарат, сейчас мы можем лишь догадываться о том, был он из тех, что хранятся у нас, или другой, похитили. Похищение было столь дерзким и явным, что все, кто занимался этой проблемой, оказались буквально в состоянии шока. Да, они знали, что иной разум есть, они каждый день видели его творения и постигали его тайны, но такого внезапного и решительного проявления не ждал никто. Похищенный аппарат представлял особый интерес. Он, в отличие от предыдущих, найденных в слоях доисторических пород или где-нибудь в океанах, был первым аппаратом, посадку которого мы засекли и наблюдали. Быть может, в нем была какая-то форма жизни или нечто, управляющее им.

Так или иначе, но он отстоял от своих последних предшественников на несколько сотен лет и был явно совершеннее, что особо нас интересовало. Его похитили прямо с места, куда он сел. Военные пытались блокировать группу объектов, захвативших его, но в результате мы лишь потеряли несколько дорогостоящих спутников.

По результатам работы комиссии, проверявшей все обстоятельства этого дела, существует твердое убеждение, что похитившие аппарат, относятся к другой цивилизации, нежели та, которая создала корабли, найденные нами. Это подкрепляется и тем, что я уже говорил: аппараты похитителей также есть у нас в лабораториях, но попадали они к нам при совершенно иных обстоятельствах. Иногда их сбивали военные, или же они сами терпели крушение. Но и это еще не все о них. Сразу же после похищения за одну ночь провели грандиозную чистку. Отдел по обработке агентов противника возглавлял я. И могу вам доложить: был в полной растерянности, когда понял, с кем имею дело. Вне своих аппаратов они ничуть не превосходили нас с вами, а внешне были теми людьми, что и мы. Но внутренние исследования показали очень серьезные биологические различия. Тогда мы считали, что мы и они -- два ответвления с общими корнями, иначе подобное сходство было бы просто невозможно. Мы не особо обращали внимание на их показания о совершенно чуждой им нашей природе и на их претензии по поводу якобы захваченных когда-то у них тел. Все эти разговоры мы считали проявлением враждебности. Мы, но не я лично.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать