Жанр: Научная Фантастика » Йозеф Несвадба » Злополучное изобретение (страница 1)


Несвадба Йозеф

Злополучное изобретение

И. НЕСВАДБА

ЗЛОПОЛУЧНОЕ ИЗОБРЕТЕНИЕ

Перевод Р. Разумовой

Это был каскад смеха. Он смеялся долго и громко. Время от времени он переводил дыхание, а потом снова хохотал. Порой можно было подумать, что он просто кричит, но это был смех-победоносный хохот тридцатипятилетнего человека. Он сидел один в холле своего домика, перед ним стояли пустые бутылки из-под водки, горлышко еще одной он только что отбил. Он глотал этот непривычный для него напиток, как воду в жаркий день. Потом, пошатываясь, поднялся и сбросил с полки книги, растоптал магнитофонные ленты с записью поставленных им перед собой проблем. До того он уже успел расправиться с телестеной, ультразвуковой плиткой, инфракрасным радиатором, беспроволочным телефоном и старинной радиолой. Перед домиком собралось несколько соседей. Доносившиеся оттуда загадочные звуки встревожили их. Бауэров всегда считали такими спокойными людьми, и вообще в этом поселке, построенном правительством для научных работников еще в шестидесятых годах, обычно царила тишина. Но стены домиков прозрачны только для сидящих внутри, снаружи ничего нельзя было увидеть.

В конце концов пани Навратилова все-таки отважилась открыть дверь. Но едва она это проделала, как в нее полетел том технической энциклопедии. Книга была увесистая, по меньшей мере килограмма на два. Навратилова кинулась в свою квартиру и позвонила Бауэровой, которая работала в биологическом институте у Забеглиц, так что ждать ее пришлось довольно долго. Она приехала в старомодном бесколесном автомобиле с реактивным двигателем; он на ходу приподымался над землей почти на Метр. Даже не взглянув на счетчик, расплатилась с шофером и вбежала в дом. Дверь захлопнулась перед самым носом у любопытных. Бауэр сразу перестал хохотать. Наступила тишина. Соседи постепенно разошлись по домам.

- Вот она, благодарность, - проворчала пани Навратилова. - Даже спасибо не сказала! А я получила шишку сама не знаю за что!

- Чокнись со мной, - твердил Бауэр, пока его жена с изумлением разглядывала разбитые предметы. - Ты должна выпить. Я куплю все новое и самое современное. А кроме того, специальный вертолет для воскресных прогулок к морю или в Татры, а тебе шубу из синтетики и целый набор драгоценностей.

- Но что случилось?

Он как бы сразу протрезвился. И произнес тихо, словно вообще не пил:

- Получилось. Представляешь, Ирена, все получилось.

- И поэтому надо было разбивать бабушкину радиолу? Такую дорогую, старинную вещь?

- Я не мог бы больше и дня прожить в этой обстановке. Десять лет я тут корпел над своими чертежами, а теперь, понимаешь ты, теперь все должно быть по-новому. Я победил, Ирена, мы победили, и теперь я самый великий, самый заслуженный, самый талантливый, самый замечательный, самый своеобразный, самый... словом, творец будущего! Так сказал Коваль после сегодняшних испытаний, вот! - Он ударил себя кулаком в грудь. - Сегодня я создал будущее... - и, сорвав со стены последний чертеж, который не успел уничтожить, уткнулся лицом в письменный стол. Пришедшая в отчаяние Ирена, повернув рычаг, спустила сверху кровати и хотела перетащить мужа в спальню, но он был слишком тяжел, и пришлось постелить ему на полу, положив под голову "Основы кибернетики" и "Историю физических проблем". Затем она бросилась к телефону.

- Профессора Коваля. А где он? На заводе? - Ирена не поняла. Но твердо знала одно: она должна с ним поговорить, немедленно должна поехать к нему. Вывела из гаража свой летающий велосипед. И уехала.

Профессор Коваль был директором Научно-исследовательского института автоматики. Ирена разыскала его в большом цеху. Он стоял на каком-то низеньком помосте с несколькими ассистентами и представителями завода. Из-за грохота машин приходилось кричать.

- Я Ирена, жена Шимона Бауэра...

- Поздравляю, - улыбнулся Коваль. - Что вы на это скажете?

- Это ужасно!

- Что?

- Больше я не смогу с ним жить. Я пришла предостеречь вас...

Коваль недоуменно посмотрел на нее и поспешно увел в соседнее помещение, где когда-то работал мастер, отгороженный от заводского грохота стеклянной стеной.

- Кого вы имеете в виду? - спросил профессор.

- Шимона. Он ужасный человек. Я хотела предупредить вас. Сегодня он напился пьяным и болтал о каком-то изобретении. Ведь это неправда?

- Нет, почему же, правда. Ваш супруг решил проблему, стоявшую перед нашим институтом. Вы не заметили, что эти машины теперь работают сами? - он сделал жест в сторону цеха. Только сейчас это дошло до ее сознания. Сырье подвозилось, обрабатывалось, собирались детали и из них монтировались наисовременнейшие ракетные автомобили. - Еще вчера здесь работало около трехсот человек. И это сделал ваш муж. Теперь нам не надо строить новые автоматические заводы. Благодаря его изобретению мы сможем автоматизировать любой цех. Он решил величайшую проблему нашего времени. Надеюсь, вы понимаете, что это значит. Бауэр - гений.

- Он ужасный человек, профессор. Я предупреждаю вас. Он эгоист. И это окончательно испортит его, - твердила она в отчаянии.

- Вы намерены развестись?

- Не осуждайте меня. Я вышла за него по любви. Я знаю, что он умный, талантливый. Но он женился на мне только потому, что мой отец был заслуженным работником, и благодаря этому ему удалось сразу попасть в ваш институт.

- Было бы очень жаль, если бы он оказался в любом другом месте.

- Но,

прежде чем попасть к вам, он должен был бы в другом месте показать, на что способен, как вы этого не понимаете? Он думает только о себе. Сколько я с ним спорила из-за нашей обстановки! Он жаждет иметь только самое лучшее, думает только о выгоде и славе, не способен ни на какие жертвы, даже ради меня. И детей не хочет иметь, потому что ему пришлось бы в чем-то себе отказать. Он работал над своим изобретением только потому, что хотел прославиться. Он эгоист.

- Знаете ли, я не люблю клевету, - нахмурился профессор. - Для меня важно, как он ведет себя на работе. Он мой лучший ассистент.

- Он притворяется.

- Прощайте, - сказал профессор и распахнул перед ней дверь.

Лишь сейчас она заметила само изобретение. Оно стояло на помосте и походило на небольшой радиопередатчик. Какие-то лампы в нем то загорались, то гасли. Вокруг толпились рабочие.

- Он действительно никогда не испортится? И никому не надо за ним наблюдать?

- Нет, действительно не надо, - объяснял молодой инженер. - В него вмонтирован контрольный прибор. Он самостоятельно производит ремонт. А если возникнет проблема, которую он не сможет решить, он остановит работу и при помощи специального устройства вызовет нас.

- Значит, мы больше не нужны, - сказал старый рабочий в белом комбинезоне. - Я работаю на этом заводе с пятидесятых годов. Своими руками помогал его строить. Лопатами работали. Вы еще помните, что это такое?

- Что с нами будет? - спрашивали другие.

Подошел Коваль.

- Спокойно. Такие опасения возникают везде. Но вы не волнуйтесь. Первое время завод будет по-прежнему выплачивать вам заработную плату. Благодаря введению автоматов продукция возрастет во много раз и ваша зарплата будет незначительным расходом. А между тем вы найдете себе другую работу.

- Но пройдет время, и вы введете эти аппараты повсюду.

- Неужели вы ничем не увлекаетесь? Можете учиться, заниматься спортом, искусством или ремеслом, кому что нравится. Не все может сделать машина. А новая работа тоже будет вас радовать.

- Ничем я не увлекаюсь, - возразил старый рабочий.

- Как, а твой аквариум? - засмеялись остальные. - Вуалехвостки и кометы? И на футбол ты ходишь каждое воскресенье. Мог бы стать тренером.

Но он недоверчиво покачал головой. Коваль взял его под руку и вывел из цеха. Рабочие пошли за ними. Ирена осталась на помосте почти одна. Некоторое время она наблюдала за тем, как работают машины, как загорается свет в этом странном ящичке, созданном ее мужем.

- Мне становится страшно, когда я смотрю на это, - сказала она молодому инженеру.

- Вы не разбираетесь в технике?

- Нет. Я занимаюсь биологией. Как вы думаете, это хорошее изобретение?

- Вы хотите знать, будет ли аппарат хорошо работать? Безусловно. Ведь его создал Бауэр. Это наш лучший работник, гордо произнес он.

- Я Бауэрова. - Он с уважением посмотрел на нее. - И мы разводимся.

На следующий день приехал представитель правительства, чтобы официально принять новое изобретение, которое немедленно оценили по достоинству. Перед собранием все были настроены торжественно. Восторгались даже враги Бауэра. Ведь благодаря ему институт выполнил свою основную задачу. Еще до восьми часов все собрались в большом зале заседаний. В восемь, точный как всегда, явился Коваль. Еще через пять минут вошел министр в сопровождении своей свиты. Подали кофе. Воцарилась напряженная тишина. И только Бауэра не было.

- Он всегда очень пунктуален, - уже в который раз уверял министра Коваль. - И знает, что вы придете. Я звонил ему ночью.

- Его жена сказала, что он уже с час назад уехал, - доложила секретарша.

Все посмотрели на часы. Минуты шли. От нечего делать министр принялся просматривать планы работы. Коваль вдруг вспомнил, что у него не подведены итоги за прошлый месяц. Еще наживешь неприятностей из-за этого парня. Мысленно он всегда называл Бауэра парнем: ведь тот поступил в институт сразу после окончания учебы. Коваль подошел к министру и стал объяснять ему принцип действия автомата. Всем было неловко. Остальные работники стояли возле больших окон и смотрели во двор. В углу секретарша уже в пятый раз звонила в проходную, чтобы там поторопили Бауэра.

- Уж не умер ли он от радости? - спросил глуховатый доцент Шуба, который работал в институте с давних пор и сейчас его просто терпели из уважения К прошлому. Так иногда бывало...

- Вот он! - воскликнул вдруг кто-то. Министр поднялся и тоже подошел к окну. Коваль последовал за ним. Молодые инженеры кусали губы.

Бауэр медленно шел по двору с толстой папкой в руках; он был в свитере, хотя всех предупредили, что надо явиться в парадном виде. Брел он очень медленно; видно было, что он насвистывает и озирается по сторонам. Около него суетился привратник, видимо, что-то ему втолковывая. Он показывал Бауэру на вертолет новейшего типа, на котором прилетел министр, и, очевидно, с удовольствием сгреб бы его в охапку и отнес на заседание. Но Бауэр был невозмутим. Министр быстро отошел от окна и вернулся на свое место.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать