Жанр: Альтернативная история » Юрий Волошин » Казак в океане (страница 8)


Сверкающие глаза Савка лукаво прищуривались, давая понять, что тайна Луки уже ни для кого не является тайной.

Исчез Жан. Лука целый день его не видел. Индейцы продолжали работать на верфи, а мальчишки нигде не было.

Лишь через три дня он появился, весь ободранный и измученный.

— Ты где пропадал, паршивец? — накинулся на мальчишку Лука.

— Быть лес, Люк. Хотеть сам поглядеть, что там делать.

— И что ты увидел? Говори же!

— Плохо, Люк! Караибы победить нет! Я плакать. Плохо!

— Ты в этом не виноват, Жан. Ты ведь очень даже многое сделал для своего народа. А Катуари? Ты ее нашел?

— Нет, Люк. Один караиб говорить, что она на гора. Прятаться.

Лука немного пришел в себя, поняв, что с Катой пока ничего страшного не случилось. Но смертельно захотелось увидеться, поговорить, убедить в бесполезности ее участия в этой бойне, исход которой предрешен.

Он понимал, что это пока невозможно, но мысль эта прочно засела в голове.


Всем было ясно, что война не закончена. Французы горели непреодолимым желанием покончить с караибами раз и навсегда и не успокаивались.

Отдельные группки индейских воинов еще появлялись то в одном, то в другом месте, с дерзостью отчаявшихся жгли усадьбы. За ними бросались отряды поселенцев, устраивали настоящую охоту.

А ряды караибов таяли почти каждый день. Их женщины и дети были первыми жертвами бойни, а мужчины горели мстительным огнем, мало помогавшим им.

Приехал Назар. Был он угрюм и неразговорчив. Лишь на следующий день у Луки появилась возможность разведать, что так повлияло на настроение друга.

— Знаешь, Лука, ты, видимо, был прав, отказываясь от участия в этой бойне.

— Что так, Назар? Чем ты расстроен?

— Ужасное зрелище! Такая жестокость! Причем совершенно бессмысленная и не оправданная. Резали, кололи всех без разбора. При чем тут малые дети и старухи? Всех уничтожали, как у нас говорят, до ноги. Ужасно! И это христиане! Жуть берет. Пираты — и те так не поступали.

— Говорят, что хуже войны ничего не может быть, — философски заметил Лука. — Идет уничтожение целого народа. Согласен, что это ужасно. Ты должен знать по книгам, как это было и у нас при нашествии татар. В Киеве никого не осталось живыми. А это тебе не горстка караибов в тысячу человек.

— Это верно. Но то были завоеватели, дикие и необузданные. А это французы! Цивилизованные люди! Словно татары. Но те хоть детей, баб да хороших мастеров в плен брали, а эти резали всех. А пленных брали лишь для пыток, чтобы выведать какие-то тайны.

Лука насторожился. Назар, конечно, не имел в виду его личное участие во всей этой истории, но одно упоминание о пытках пленных встревожило.

— Про индианку ничего не слышал? — осмелился спросить Лука. Тот покачал головой и замолчал. Потом сказал угрюмо:

— Попадись она им, тут же вспороли бы живот, как многим женщинам, особенно беременным. Как такое могут творить христиане?! В голове не укладывается!

Назар был сильно взвинчен, обескуражен и никак не хотел успокоиться. Прошел месяц. Назар понемногу успокаивался, но от предложений опять поехать в отряды французов категорически отказывался.

— Я считаю себя христианином и не приемлю такой войны, поголовного и жестокого уничтожения народа. А они тут были хозяевами, с которыми надо считаться.

— Сударь, речь идет о судьбе наших усадеб, — говорили посланцы, вербовавшие добровольцев.

— Мы несколько лет жили мирно с туземцами. Чего ради начали их преследовать? Мы готовы жить и сейчас с ними в мире и согласии. Места хватило бы на всех. Нет, я больше не участвую в ваших авантюрах. С меня довольно!

Вербовщики с недовольством, граничащим с озлоблением, покинули усадьбу.

— Это нам может повредить, — вздохнул Лука, хотя в душе был доволен решением Назара.

— Ну и пусть! Лучше терпеть плохое, чем участвовать в кровавых избиениях несчастных караибов, вина которых лишь в том, что не могут они вынести издевательства белых.

— Что ж, придется готовиться к худшему, — отозвался Лука. — Нам не привыкать. Переживем, друже.


Больше месяца их никто не трогал. Потом начались непонятные вещи. С Лукой и Назаром не хотели совершать сделки, некоторые торговцы не продавали им товар, оправдывая себя различными глупыми отговорками.

— Придется нам переходить полностью на свое хозяйство, — заметил Лука спокойно, хотя внутри бушевало раздражение и озлобление.

— Это не так просто, Лука, — ответил Савко. — Попробую я заняться делами. Всё ж пострадал за общее дело. Посмотрим, как они поступят со мною.

Свои слова он вскоре проверил на практике. Поехал в поселок покупать товары для корабля и усадьбы.

Всё было хорошо, и фуры уже были почти наполнены, когда торговцы узнали, что Савко приехал из усадьбы Назара.

Тут же начались трудности, торговцы стали отказываться продавать ему что бы то ни было.

— Вы что, господа! — злился Савко. — Я сам сражался, получил стрелу от караибов, а вы так ко мне! Бога не боитесь, да?

Возмущение Савко никто во внимание не принимал. Пришлось залить злость в таверне, благо там никто не обращал внимания на него.

— Точно, ребята! — кричал он, вернувшись в поместье. — Теперь мы будем вариться в собственном соку! Мало кто осмелится иметь с нами дела.

— Придется побыстрее достраивать судно, — промолвил Назар после недолгого раздумья. — Оно нам может сильно помочь в наших делах.

— Верно молвишь, Назарка, — поддержал Макей. — Пусть подавятся своими товарами! Мы в других местах сможем закупать. Еще дешевле, чем

здесь.

— Не так это просто, дядько Макей, — с сомнением ответил Лука.

— И это верно, сынок. А суденышко так и так надо поспешать строить. Завтра же отправлюсь топориком тюкать. Хватит старые кости на солнце греть.

Все заулыбались, но отговаривать не стали.

А Лука уехал к соседу, живущему за восемь миль, договориться о посредничестве в закупке нужных товаров, без которых невозможно было обойтись.

Он уже давно поддерживал приятельские отношения с месье Кледоном. Тот владел среднего размера плантацией, но сильно нуждался в деньгах.

— Я понимаю ваши трудности, месье Люк, — отвечал сосед озабоченно, — но и меня надо понять. Стоит ли терять уважение общества из-за чужих, пришельцев, какими вас считают? Да, задали вы мне задачку.

— Зато вы получите определенную выгоду, месье Кледон. — Лука понимал, что сосед просто тянет время, выгораживая себя и набивая цену. — Мы готовы заплатить наличностью и немедленно. Да и товара нам нужно не так уж много.

— Договоримся так, сосед. Я вам доставлю товар, но вы будете об этом молчать. Лишних забот мне не нужно. Договорились?

— Конечно, месье Кледон! О чем речь?

Лука выложил перед хозяином кучку последних золотых монет и перечислил товары. Среди них, кроме того, что было необходимым для судна, значилось и оружие, что являлось вполне понятным в это смутное время.

— Проедете на обратном пути мимо нас, и мы быстренько сгрузим всё, — попрощался Лука.

А на судне работало уже вдвое больше работников. Лука радовался, прикидывал, когда можно будет спускать корабль на воду. По его расчетам получалось, что при таких хороших темпах можно рассчитывать на это через две недели.


Сразу после спуска судна на воду пришла весть о новом всплеске войны.

Жан, уже давно ставший связующим звеном в отношениях с Катуари, прибежал с плохой вестью:

— Француз узнал наш лагерь. Ходить туда, Люк. Я мог нет ходить, предупредить. Плохой дело!

— Что у них, своих разведчиков нет?! — возмутился Лука. — И Катуари там?

— Катуари там, Люк. Уже ходить нет. Дорога, тропа закрыть.

— И нет возможности пробраться туда?

— Можно, Люк. Трудно ходи. Лес густой, долго путь.

— Пусть так, Жан! Я должен увести ее из того опасного лагеря!

Лука надолго задумался. Да, ребенком рисковать нельзя никак. Затем с отчаянной решительностью заявил:

— Завтра ты поведешь меня тем дальним путем, Жан! Собирайся!

Мальчишка вздохнул и ушел в смятении.

Лука отдал распоряжения о строительстве судна, собирал вещи в дорогу, а в голове билась одна неотвязная мысль: «Успеть бы, успеть!»


Ранним утром они на лошадях выехали к вулкану. Рядом трусил негр, он должен был забрать лошадей, когда путь на них будет уже невозможен.

После полудня негр ушел с лошадьми, а путники продолжили путь пешком.

Тропа, вскоре исчезнувшая, петляла в предгорье причудливыми изгибами. В сплетении лиан, веток и кустарника трудно было пробираться в нужном направлении. Мачете крушили зеленое безмолвие, оно сопротивлялось, цеплялось, затрудняло ход вперед. За оставшееся до ночи время путники не одолели и двух миль.

— Этак нам до вулкана недели две придется тащиться! — в отчаянии восклицал Лука, вытирал обильный пот, ругался, проклиная тяжесть груза и оружия.

— Дальше, Люк, быть трудно. Ходить в гора, много камень, ущелье, ручей.

— Не пугай, Жан! Всё равно мы пробьемся! Надо успеть.

Неделя пути сильно вымотала их. Они едва передвигали ноги, но Лука требовал двигаться только вперед и без остановок.

— Люк, я больше не мочь! — взмолился Жан. Он повалился на землю и затих.

— Жан, надо успеть! Надо идти! Поднимайся! — Мальчишка не отвечал. Лука оглядел его. Тот спал, пульс колотился, голова была горячей. Лука испугался. Он торопливо достал желтый порошок и с трудом всыпал его в сухой рот мальчика. Дал запить. Сам опустился рядом.

В голове был сумбур. Всё тело жаждало покоя, отдыха и сна. И он не заметил, как погружается в тяжелый сон без сновидений.

Проснулся он внезапно. Сон как рукой сняло. Лука прислушался. В отдалении услышал звук не то выстрела, не то горного обвала. В груди что-то громко колотилось, подступало к горлу, не давало дышать.

И тут он отчетливо понял, что где-то далеко идет перестрелка. Одиночные выстрелы чередовались с залпами. Это было мили за две с лишним. Стало невыразимо страшно. Страшно, что он не успел!

Лука вскочил, начал собираться, в темноте заметил, что Жан еще спит. Он не стал его будить, схватил мушкет, пистолет, флягу с водой, немного еды и бросился кромсать мачете зеленые щупальца леса.

Ориентируясь только на звуки выстрелов, он медленно продирался дальше.

Было трудно. Множество камней, расщелин, завалов сильно замедляли его продвижение, но он неутомимо лез всё выше, не обращая внимания на царапины и ушибы.

Лука остановился, прислушался. Было тихо. Он не слышал больше выстрелов. Это пугало и обескураживало.

Постояв немного, Лука бросился дальше, стараясь выдерживать взятое ранее направление. Движения его становились всё неувереннее, медленнее. Он изнемогал.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать