Жанр: Боевая Фантастика » Дэйв Волвертон » На пути в рай (страница 13)


У одного из поющих серые брюки и армейские ботинки.

Он поднял голову и взглянул на меня горящими черными глазами, но не пропустил ни одной ноты. Продолжая петь, снова опустил голову. Он не может напасть на меня в присутствии двадцати свидетелей.

Вначале я хотел выйти, но ведь он обязательно увяжется за мной. К тому же теперь я его видел, и, если захочу напасть в подходящий момент, преимущество будет на моей стороне. Нужно только проследить, с кем он связан, и я буду знать его сообщника. Я решил довериться судьбе.

Англичанка за стойкой знаком подозвала меня, потом взглянула на терминал компьютера. Я оставил Тамару у двери и подошел к столу.

Англичанка даже не посмотрела на меня и не потрудилась спросить, говорю ли я по-английски.

— Вы должны были пройти обработку в Независимой Бразилии или на борту челнока, — сказала она, кивнув в сторону экрана монитора, на стене: на мониторе виднелся посадочный вход в «Харон», через который двигались тысячи латиноамериканцев, высаживавшихся из челноков. Я удивился, увидев такую толпу людей. Много все — таки бежит нас с Земли. Хотя от них меня отделяла только тонкая стена, я вовсе не был уверен, что доберусь до корабля. — У вас всего несколько минут. Нам нужны образцы тканей для генного сканирования. Закатайте рукав и станьте сюда. — Она вышла из-за стола и направилась к рентгеновскому микроскопу в углу комнаты.

— Мой геном есть в документах, — сказал я, закатывая рукав. Руки тряслись. — Никаких незаконных генетических структур у меня нет. — Полное сканирование занимает несколько часов; в таком случае, я не успею к отлету «Харона».

Она посмотрела на мои дрожащие руки и равнодушно объяснила:

— Больно не будет. Это стандартная процедура для всех улетающих на Пекарь. Нам необходимо установить природу всех ваших усовершенствований.

Достав пластиковый прибор для забора образцов тканей с десятком различных игл, она поднесла его к моему запястью, потом отняла и положила в микроскоп. Щелкнула переключателем. Микроскоп испустил несколько скрежещущих звуков и начал читать мой геном, на экранах нескольких мониторов появились схемы моей ДНК. Я с облегчением увидел, что на каждом экране отдельная хромосома; нет перекрестной проверки для точности. Это сберегает много времени.

Сидящий у стены человек, который был сильно навеселе, спрашивал у своего компадре [9]:

— Не понимаю… С кем… с кем мы будем воевать?

— С японцами.

— Но я думал, мы будем работать на японцев? — недоумевал пьяный.

— Si Мы работаем на «Мотоки», а они японцы. Но будем воевать с ябандзинами, а они тоже японцы.

— Ага. Яба… яба… да что это за название?

— Означает «варвары».

— Не хочу воевать с варварами, — пьяный, похоже, искренне обиделся, — варвары — мои лучшие друзья.

— Никому не говори об этом, иначе потеряем работу, — предупредил третий.

Увидев, что микроскоп заработал, женщина за столом попросила мое удостоверение личности; я отдал его и прошел сканирование сетчатки. Потом она добавила:

— Когда челноки из Независимой Бразилии разгрузятся, мы откроем эту дверь и начнем окончательную обработку. Иммунизационные уколы будут сделаны вам на корабле. До того времени можете сесть и отдохнуть, мистер Осик.

Я сел поближе к выходу, в стороне от всех остальных, и подтащил к себе сундук с Тамарой. Человек в серых брюках продолжал петь. Он ни с кем не разговаривал и никому не делал никаких знаков. Что подумают таможенники, когда откроют мой сундук? Они найдут в нем только тощую маленькую ведьму с глазами зомби — Флако это понравилось бы, он бы стал называть ее «Глазки Зомби с головой, полной кошмаров». Но я все равно не хотел отказываться от нее.

Человек за несколько кресел от меня принялся рассказывать смешную историю:

— У меня был друг в Аргентине. Ночью кто-то разбудил его, постучавшись в дверь. Он решил, что это тайная полиция идеал — социалистов, поэтому спрятался в шкафу. Стук продолжался, дверь выломали, кто-то вошел в комнату и распахнул шкаф: перед моим другом, вся в черном, стояла Смерть. И тут друг закричал: «Слава Богу! А я-то думал, это тайная полиция!», на что Смерть удивленно открыла рот и сказала: «Их еще нет? Я, должно быть, пришла слишком рано».

Шутка вызвала лишь несколько смешков. Но человек в серых брюках, по иронии судьбы тоже принадлежащий к тайной полиции, засмеялся. Эта Мысль меня не очень утешила.

Перфекто прошел ту же процедуру, что и я, потом вернулся и сел рядом.

Таможенница вставила мое удостоверение в компьютер и начала набирать команды. Я опять стал нервничать. На лбу и верхней губе выступили капельки пота. Если смерть Эйриша обнаружена, она узнает об этом через несколько минут. В дальнем конце комнаты у стены сидело пятеро. Маленький человек с тонкими усиками и длинными волосами курил тонкую сигару. Он сидел так, чтобы ему был виден терминал компьютера, и очень внимательно посматривал на него. Этот человек отличался от остальных своей необычной внимательностью. И еще на нем была надета свежая белая рубашка — не мятая и грязная, как у всех остальных. Неожиданно таможенница выключила компьютер и поднялась из-за стола. Не глядя на меня, она вышла из комнаты.

— Интересно, какие у этой гринго волосы на лобке? — пробормотал рослый метис, когда женщина вышла. Все облегченно перевели дыхание и рассмеялись, потому что она просто подавляла нас своим присутствием.

— Наверное, наш запах ее вконец доконал, — пошутил один из индейцев, и все снова рассмеялись.

Плотного сложения человек спросил:

— Итак,

Перфекто, ты все же решил лететь с нами?

— Не я решил — за меня решили жители моей деревни, — ответил Перфекто.

— А я-то думал, ты уже alcalde [10] своей грязной деревушки.

— Нет. Три месяца назад моя жена родила восьмого ребенка. А на прошлой неделе объявила, что снова беременна. Когда соседи об этом узнали, то очень рассердились. Даже собаки на меня рычали.

Все рассмеялись, но некоторые понимающе переглянулись, и взглядами попросили Перфекто не продолжать.

— К несчастью, — заметил мой сосед, — после рождения ребенка я ни разу не занимался любовью со своей женой!

Среди друзей такое признание вызвало бы бурю смеха. Но здесь только некоторые усмехнулись, а сам Перфекто захохотал громко и с надрывом.

Человек в белой рубашке и с тонкими усиками встал и потянулся. Потом подошел к компьютеру таможенницы. Волосы у меня на затылке зашевелились, я заерзал. Он вставил в машину одну из моих карточек и снова включил компьютер.

— Восемь детей! — воскликнула женщина. — Тебе еще повезло, что тебя не убили! — Перфекто снова засмеялся чересчур весело. Я посмотрел на синяк у него на челюсти и порез над глазом. Наверное, кто-то все же предпринял попытку его убить или поранить.

Человек у компьютера, по-видимому, с интересом знакомился с моим файлом. От напряжения у меня свело живот; я не мог решить, что мне делать с руками. Затем человек начал нажимать клавиши, вызывая файлы, не имеющие отношения ко мне. Его действия привлекли внимание сидевших с ним рядом. Я подумал, чем это он так интересуется; если бы я мог остановить его, не привлекая внимания, я бы сделал это. «Его послал Джафари», — подумал я. Потом мне пришло в голову, что он может связываться с кем-то через компьютер, и сейчас, вероятно, он извещает начальство о том, что нашел меня. Я очень испугался, но делал вид, что не обращаю на него внимания. Вытер пот со лба.

— Сеньор, вы здоровы? — спросил Перфекто. Я взглянул на него.

— Спасибо, все в порядке.

— Вы плохо выглядите, — заметил Перфекто.

— Не очень хорошо себя чувствую, — правдиво ответил я.

— Малярия?

— Что?

— У вас малярия, — сказал Перфекто. — У меня она была много раз. Больные малярией бледнеют, потеют и дрожат, как вы сейчас, — Да, скорее всего, — Я обрадовался, что он не заметил, что я напуган.

— Вызвать врача?

— Нет, спасибо, я сам врач. — В противоположном углу один из поющих рассмеялся, и я подумал, может, он прочел язык моих телодвижений и понял, что я боюсь. Страх сразу меня выдаст, если я немедленно что-нибудь не предприму. Принять бы транквилизатор, но моя медицинская сумка служит подушкой Тамаре, и открыть сундук я не могу. Страх сжимал мне грудь, дыхание стало неровным. Я вспомнил о «коктейле конкистадора», который забрал у Эйриша. Состава и инструкции по применению я не знал, но по весу мы с Эйришем примерно одинаковы, поэтому я взял капсулу и раздавил зубами. Вкус, немного похожий на чесночный, но сладкий, крепкий, опьяняющий. Как теплое виски. На мгновение обожгло губы и десны, потом коктейль начал действовать, и лицо онемело.

Перфекто кивнул, очевидно, успокоенный тем, что я позаботился о себе. Я посмотрел на компьютер. Человек с узкими усиками улыбался, довольный собой.

Голову повело вперед, словно она была подвешена к маятнику, в тот же миг я почувствовал, что перехожу в другой мир, мир поразительной ясности мышления. Хотя предметы сейчас виделись мне нечетко, когда я смотрел на что-нибудь пристально, становились видны мельчайшие подробности. Я мог теперь прочесть во внешности Перфекто всю историю его жизни: вены у него на шее пульсировали, и от этого голова маленького льва на татуировке прыгала взад и вперед, и я неожиданно понял, что означает эта татуировка и кто такой сам Перфекто, — он химера, один из тех генетически преобразованных людей, которых генерал Торрес создал для войны в Чили. Но так как уши у него не деформированы, как у тех химер, у которых есть звуколокатор, и потому еще, что ему уже около тридцати, он, должно быть, одна из ранних моделей, не гуманоид, а преобразованный человек. Глаза широко расставлены, чтобы поле обзора было больше; густые волосы скрывают массивный череп и, соответственно, большой мозг; шея и плечи крепкие, и костяк способен нести мощную мускулатуру тела. Большинство людей считают табу брак с таким существом, и дети, родившиеся от него, считаются нежелательными. По положению в обществе химера ниже даже индейца. И когда он родил восьмерых детей, община действительно должна была рассердиться. Я все это понял мгновенно, пока «коктейль» скользил у меня по горлу, обжигая глотку и пищевод и вызывая их онемение. Я взглянул на остальных людей в зале и увидел, что большинство погружено в свои мысли. Глаза пустые, как у рефуджиадос, выгоревшие, безжизненные, лишенные надежды. Они участвовали во множестве войн в Южной Америке — и все проиграли. Все бедны; одежда свидетельствует, что они жили в домах с земляным полом. Только у одного непроницаемое серебряное лицо. А еще в комнате — человек в серых брюках. Он сидел неподвижно, собранно, готовый действовать, и упрямо не смотрел» мою сторону.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать