Жанр: Боевая Фантастика » Дэйв Волвертон » На пути в рай (страница 20)


Мы продолжали подниматься, пока не оказались на втором уровне. По коридору шел другой японец, усталая копия первого. Завала заставил его побежать по коридору, крикнув:

— Водяная грыжа слопала твоего друга! Вниз, японец, вниз по лестнице!

Коридор напоминал спицу огромного колеса. У лестницы в центре встречались шесть подобных проходов. Дойдя до внешнего коридора, служившего как бы ободом, мы повернули налево. Увидели дверь с изображением зеленого журавля на фоне солнца. Под изображением надпись «Боевое помещение 19» Перед дверью — лужа блевотины. Абрайра на мгновение задержалась.

— Все готовы попробовать будущее на вкус? — спросила она и открыла дверь.

Помещение маленькое, метров пять в длину, в нем пахнет рвотой и потом. На стенах вокруг всего помещения развешено боевое снаряжение светло — зеленого цвета, похожее на хитиновые экзоскелеты. Основную часть комнаты занимает судно на воздушной подушке, с открытой крышей и длинными стволами плазменных пушек. На полу перед ним неподвижно сидят два японца в древнем стиле seiza — ноги под ягодицами, пальцы направлены назад — этот подвиг требует такой гибкости, что мало кто на него способен.. Слева — человек — чудовище с мощным скелетом и мышцами, как у борца: рост у него — выше двух метров, и рядом с ним даже Перфекто кажется карликом. Как и у остальных японцев, на нем синее кимоно в лотосах, на поясе меч. Справа — человек небольшого роста, ниже меня, крепкий, жилистый, и у него нет оружия. У обоих сильно скошенные глаза. Завала поклонился, глядя в пол, все мы последовали его примеру Японцы приняли наши поклоны, кивнув в ответ.

— Быстро надеть снаряжение! — крикнул маленький.

Мы принялись рыться в груде костюмов, подбирая себе по размеру. Таких комбинезонов я раньше не встречал. Тонкие, без тяжелых защитных прокладок, от которых всегда так жарко. Элегантные сочленения делали надевшего комбинезон стройнее и выше ростом; в нем было удобно и нетяжело ходить. Я вскоре понял, почему оно такое легкое: костюмы предназначались для отражения тепловых лучей, а не снарядов. Шлем располагал необычной системой линз, которая действовала автоматически, пропуская внутрь всегда одинаковое количество света. Глаза прикрывали утолщения, напоминавшие глаза хамелеона. В каждом шлеме у основания черепа — отверстие, в него пропущены провода, соединяющие розетку в мозге с компьютером судна. В обычных шлемах есть еще фильтры, защищающие от дыма и отравленного воздуха, они размещаются около рта и носа; в этом шлеме система фильтров была расположена в трубках за головой.

Казалось странным, что нам предстоит носить этот защитный костюм, хотя настоящей схватки не предвидится, хотя вообще-то это можно было объяснить: костюм прекращал сенсорный контакт с реальным окружением. Когда подключаешь свою мозговую розетку, сенсорные и моторные области мозга замыкаются, начинается двусторонний обмен с компьютером, процессор передает необходимые ощущения прямо в мозг, а реакцию мозга — обратно. Иными словами, создается полная иллюзия пребывания в мире сновидений. Но устройство несовершенно. Иногда из реальности могут пробиваться незапланированные сигналы. Яркий свет или громкий звук в мире реальности могут повлиять на мир сновидений. Костюм и шлем сокращают эту возможность до минимума, не пропуская никакие акустические, тактильные и визуальные ощущения, и, таким образом, прочно запирают человека в мире сна, который создается специальным симулятором. Костюм служит той же цели, что и маски мониторов сновидений, только он отрезает сознание от реальности в гораздо большей степени.

Завала оделся быстрее всех; надевая шлем, он сказал:

— Эй, посмотрите на меня! Я большой зеленый кузнечик! — Он выставил пальцы над головой и пошевелил ими, как антенной. Громкоговоритель в шлеме изменил его голос, который стал похож на ворчание животного; со своими выпуклыми глазами и зеленым экзоскелетом он и вправду удивительно напоминал кузнечика.

Перфекто рассмеялся:

— Нет. Ты игривый богомол. Помни это Мы все — богомолы, это японцы — кузнечики [19].

Большой японец произнес что-то, и из микрофона на его кимоно послышалось:

— Прекратить разговоры!

Мы продолжали молча надевать костюмы А когда закончили это занятие, то совершенно перестали походить на людей.

Маленький «хозяин» хлопнул в ладоши и указал на пол перед собой.

— Садитесь, пожалуйста, — сказал он по-испански, но с акцентом. Мы сели на пол, оказавшись на уровень ниже.

Маленький продолжал:

— Я консультант в области культуры Сакура Химори, справа от меня ваш начальник — мастер Кейго. Он будет учить вас искусству самураев. Жаль, что ситуация для обучения не идеальная, но мы надеемся, вы обретете счастье на службе корпорации «Мотоки».

Абрайра перебила:

— Прошу прощения, но я поняла, что мы будем атакующей группой. — Она кивком указала на судно. — У этой груды лома нет оружия для нападения! Нет защиты от ищеек и даже от одиночек.

Спина рослого самурая застыла, он нахмурился, но продолжал неподвижно смотреть перед собой. Маленький, Сакура, со свистом втянул воздух сквозь зубы и посмотрел на Кейго. Хозяин Кейго протянул вперед перед собой руку, направленную ладонью вниз, и повертел ею. Я знал, что Абрайра его рассердила, но не понимал, что означает этот жест. Сакура повернулся к нашему командиру.

— Са [20]! — со свистом произнес он. — У нас нет наступательного оружия. Если вы не можете убить человека тем оружием, что мы вам даем, значит, он не заслуживает смерти. Далее. Я понимаю, что в вашей стране отношения между мужчинами и женщинами упрощены. Но должен

предупредить вас, сержант Сифуентес, что на Пекаре нет ничего подобного. Прошу вас вести себя скромно и покорно, как подобает женщине, иначе кто-нибудь из наших самураев в порыве праведного гнева отрубит вам голову. Обращаясь к хозяину, вы должны стать на колени и опустить голову, потом попросить разрешения говорить. Это правило относится ко всем вам. — Сакура деревянным взглядом посмотрел на каждого из нас по очереди, чтобы убедиться, что мы поняли. — Мы уже говорили вам, — продолжал он, — что наши действия на Пекаре носят исключительно оборонительный характер. Почему же вы решили, что входите в состав атакующей группы?

Абрайра сжала кулаки и начала слегка раскачиваться. Гнев ее был очевиден, хотя шлем скрывал ее лицо. Сдержанным голосом она ответила:

— Здравый смысл подсказывает. В контракте говорится, что вы оплачиваете пролет в оба конца и пребывание в течение трех месяцев. Оборонительная же группа должна пребывать на планете годы, а не месяцы.

Сакура торжествующе улыбнулся и снова по очереди посмотрел на каждого из нас.

— Видите, что происходит, когда женщина начинает думать! — поучающе произнес он. И, словно обращаясь к слабоумному, пояснил Абрайре: — Вы невнимательно прочитали контракт. Там сказано: минимальный срок пребывания — три месяца. Возможно, вы пробудете на планете очень долго. И поэтому больше не будем говорить о нападении. Нужно понимать совершенно ясно: «Мотоки» нанимает вас для оборонительных действий, как мы неоднократно заверяли ОМП. И так как Объединенная Морская Пехота запрещает использование на Пекаре наступательного оружия, там невозможны наступательные группы. Вы должны знать, что судно на воздушной подушке, ваши доспехи и плазменные ружья — все это оборонительное оружие, предназначенное для защиты исследователей, действующих за пределами безопасных зон. Можете использовать это оружие, как захотите. — Последние слова Сакуры повисли в воздухе. Смысл сказанного был очевиден. «Мотоки» не имеет права нанимать нас для нападения на ябандзинов, поэтому корпорация снабжает нас «оборонительным» оружием, предоставляет транспорт и дает возможность выполнять работу, как нам вздумается.

Перфекто низко поклонился, не желая вставать на колени.

— Сеньор, а каково оборонительное оружие нашего противника? — проговорил он, обращаясь к полу.

Сакура вежливо кивнул, показывая, что Перфекто ведет себя правильно.

— Города окружены специальными защитными периметрами: мины, нейтронные пушки, плазменные ружья — наружная защита, следящие системы и кибернетические танки — внутренняя.

Абрайра также задумчиво смотрела в пол. Перфекто заметил:

— Не так плохо.

И был прав. В джунглях Колумбии и на высокогорьях Перу большинству наемников уже приходилось иметь дело с такой обороной.

— Не понимаю, — заговорил Мавро, кланяясь. — Звучит слишком легко. Зачем мы вам нужны?

Сакура несколько мгновений смотрел в воздух, потом начал речь, которую, очевидно, помнил наизусть:

— Свыше ста лет назад корпорация «Мотоки» начала благородный эксперимент. Десятилетия довольства, проникновение западного образа жизни, изобилие и богатство ослабили дух японского народа, лишили его силы. Статистические данные и прогнозы свидетельствуют, что Япония вскоре утратит свое промышленное превосходство, уступит его Китаю, возможно, навсегда. Руководители «Мотоки» не хотели допустить этого, поэтому они начали обдумывать альтернативные возможности. Стала очевидно, что проблемы Японии можно решить, только преобразовав саму структуру общества. Нужно восстановить древние идеалы единства, чести и стремления к работе, которые делали Японию сильной. Но успеха можно было достичь, только изолировав часть населения, защитив его от воздействия культуры слабых, чтобы оно не оказалось зараженным. Если хочешь вырастить редкий прекрасный цветок, нельзя допустить, чтобы его опыляли обычные растения. И вот «Мотоки» отправила своих высших руководителей — лучших представителей человечества — на Пекарь, чтобы начать новую эру Мэйдзи [21], и восстановить нашу культуру.

К несчастью, этот проект осуществлялся совместно с японским правительством. Оно наняло своих собственных социоинженеров и отобрало своих представителей, которые оказались худшими генетическими образцами. Эти люди оказались неспособны отказаться от низких идеалов и разлагающих доктрин, которые лишили нашу страну наследия благородного прошлого. Они оказались слишком привязанными к мирским радостям, слишком изнеженными и ленивыми. В результате их города сейчас населены ябандзинами, варварами, непрерывно стремящимися уничтожить нас. Они неоднократно посылали убийц, чтобы взорвать наши инкубаторные станции и уничтожить наших еще не усовершенствованных детей, и поэтому ОМП официально запретила всякое использование инкубационных сосудов на всей планете. Всего пятьдесят лет назад мы были цветущей цивилизацией с населением свыше двух миллионов. Теперь наша планета обезлюдела, осталось всего несколько тысяч жителей. — Он тяжело вздохнул, показывая, что речь завершена. — Поэтому мы наняли вас, чтобы защитить наши города. Однако даже если мы уничтожим все восемьдесят тысяч ябандзинов, мы и на одну десятую не возместим нанесенный нам ущерб.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать