Жанр: Боевая Фантастика » Дэйв Волвертон » На пути в рай (страница 21)


Я не поверил в описание политического климата Пекаря, сделанное Сакурой. Ябандзины, несомненно, нарисовали бы другую картину. Ясно, что народ Сакуры подвержен мании величия, что нередко случается с изолированными группами фантазеров и мечтателей. Об этом свидетельствует опыт Лагранжа и звезды Барнарда. Сакура назвал своих врагов ябандзинами, варварами, но все «великие» японцы, которых я видел здесь, ходят полуголыми и носят мечи.

Записываясь на корабль, я хотел бежать с Земли. Я знал, что «Мотоки» нужны солдаты, но представлял себе, что буду управлять кибернетической оборонительной системой, а не сжигать женщин лазером и убивать детей. Мысль о подобном геноциде вызывала у меня тошноту. Ясно, эта работа — не по мне.

Большой японец, Кейго, заговорил грохочущим голосом, и микрофон выдал перевод:

— Начинаем тренировку.

Сакура ушел. Кейго приказал Мавро и Перфекто управлять плазменными пушками, остальные разобрали лазерные ружья. Потом в течение полутора часов он знакомил нас с оружием. Лазер примерно такой же, как тот, из которого я застрелил Эйриша, источником энергии служит такой же химический клип, но ствол гораздо длиннее, и он нагревает до 8000 градусов по Цельсию площадь в четыре сантиметра в поперечнике. При такой температуре линзы и фокусирующие зеркала нуждаются в мощном охлаждении, поэтому ствол изолирован и погружен в жидкий азот. На расстоянии в сто метров он повышает температуру цели до такой степени, что защитное снаряжение выдерживает лишь около секунды. Но с нашего судна, находящегося в движении, трудно на такое время удержать цель в фокусе прицела. Поэтому каждый лазер снабжен специальным наводящим на цель компьютером, связанным с фокусирующими зеркалами, который устраняет влияние толчков в момент выстрела. Иными словами, нажав курок, ты все время посылаешь луч в одно и то же место — в пустое небо, в головку гвоздя, в голову человека, и новый выстрел можно сделать только через две секунды.

Плазменные пушки с помощью твердого горючего, питающего двигатель судна, разогревают металлические шары до плазменного состояния, и эти шары взрываются металлическим газом на территории врага. Пушки эффективнее лазеров, потому что на небольшом расстоянии плазменный газ пробивает защитное снаряжение за долю секунды. Эти пушки опасны настолько, что вражеские стрелки в первую очередь охотятся за теми, кто ими управляет.

Объяснив все сильные и слабые места оружия, Кейго заставил нас заряжать и целиться, пока мы не устали.

— Сообщите, когда будете готовы к сражению, — сказал он. В его голосе звучало предупреждение.

Абрайра выпрямилась.

— Давайте начнем.

Мы забрались в машину.

Завала, металлическая рука которого была менее чувствительна, казался хуже других приспособленным к управлению оружием, поэтому мы посадили его на место водителя. Перфекто и Мавро сели за пушки, а мы с Абрайрой с ружьями в руках расположились по обе стороны от них, готовые в случае чего заменить артиллеристов.

Кейго подошел к каждому и соединил провода, идущие от наших мозговых розеток, с компьютером. Потом включил систему. У меня перед глазами вспыхнула надпись:

«Сценарий 1: Патруль средней дальности».

И вот мы несемся по красной пустыне на полной скорости, машина гудит, как стрекоза. Она прыгала на небольших подъемах и спусках, нижний станок лафета начинал дрожать, и зубы мои стучали, готовые вылететь из десен. Небо туманное, тусклого фиолетового оттенка, с полосками желтых и зеленых облаков, которые тянутся от горизонта до горизонта над головой, будто реки. Но это вовсе не облака. Потребовалось несколько минут, чтобы я понял, что они живые, — стаи птиц высоко в атмосфере.

В боевом помещении мое снаряжение пахло свежестью и смолой. Но симулятор придал ему тошнотворный запах давно немытого тела, как будто я провел в костюме целый месяц, ни разу его не снимая.

— Не спеши! — крикнула Абрайра. Громкоговорители в шлеме сделали ее голос словно исходящим от бога, он доносился со всех направлений и заполнял голову.

— Не знаю, как! — крикнул в ответ Завала. Он пытался дергать какой-то рычаг, в то время как мы поднялись над холмом и впереди увидели лес. Деревья были мне совершенно незнакомы. Каждое казалось огромным куском коралла в сотни метров диаметром. Ни о каких листьях и речи не было. Ствола у дерева не было тоже, ветви просто тянулись над поверхностью земли. Огромные ветви, толщиной с конский круп, были покрыты мхом, с них спускались темные лианы. Местами, где мох отпал, ветви были белыми, словно кость. Вокруг деревьев почва чистая, выметенная ветром, но прямо под ними опавшие листья покрывали землю, лианы висели сплошными завесами, так что каждое «коралловое дерево» казалось миниатюрными джунглями.

Завала сосредоточился на управлении, чтобы не наткнуться на подобное деревце. Мы обогнули ветви и спугнули небольшое стадо привозных пекари. Они с криком убежали за деревья.

Миновав коралловый лес, мы снова оказались в пустыне. Слева обозначились семь больших коричневых скал, каждая в три — четыре метра длиной и в метр высотой, все одинаковой овальной формы. Когда мы приблизились, я заметил, что они медленно передвигаются по песку, похожие на гигантских броненосцев без голов, лап и хвостов. Единственными видимыми органами чувств у них были антенны на передней части тела, длинные, как хлысты. Животные размахивали антеннами, двигаясь по пустыне к коралловым деревьям. Мавро выстрелил в одно из плазменной пушки, и бок животного превратился в расплавленный поток, а само оно опрокинулось на спину. Мы пронеслись мимо него так быстро, что я не разглядел никаких конечностей. Но

понял, что оно не создано генетиками Земли.

— Мне кажется, нам говорили, что эта планета терраформирована, — крикнул я в свой микрофон.

— Так и есть, — ответил Перфекто. — Содержание кислорода доведено до нормы. Выполнены минимальные требования.

— А как же местная флора и фауна? — спросил я.

— На пути к вымиранию, — пояснил Перфекто и выстрелил в еще одного гигантского броненосца.

Так как изображения этих броненосцев были созданы компьютером, я решил, что можно потренироваться в прицельной стрельбе, и тоже начал стрелять. Машину так бросало, что цель было трудно удержать. Красная точка лазерного прицела непрерывно перемещалась. И вместо того чтобы Тщательно прицеливаться, я начал стрелять наудачу. Мы преодолели еще один подъем и оказались в пойме широкой реки. Большая часть поймы поросла низкими красновато — синими растениями с плодами в виде желтых ананасов, но еще были заросли чего-то наподобие папоротников и высокие стебли хлопчатника.

Мы переправились через реку и начали подниматься на холм. Местность расчистилась, мы въехали в небольшую рощу коралловых деревьев и спугнули целую стаю маленьких лопатообразных ящериц. У каждой на плоской голове по одному глазу, все они уставились на нас этим единственным глазом, одновременно прыгая — каждый прыжок на два метра. Как круги по воде от брошенного камня.

Тут на самую большую серую ящерицу с неба упал словно кусочек красной пластмассы и обернулся вокруг животного.

— Да это же скат! — закричал Завала, указывая на красную пластмассу.

Действительно, по форме похоже на ската. Я понял, что на самом деле кусок красной пластмассы — какое-то древесное животное, охотящееся на ящериц. Когда мы проезжали мимо, я встал, желая получше разглядеть схватку.

Прозвучал сигнал сирены «бип-бип», и я решил, что компьютер предупреждает, чтобы я сел. Прямо перед нами с кораллового дерева свисали лианы, и я увидел за ними такое же судно на воздушной подушке как раз в тот момент, когда струи горячей плазмы обожгли мне шею.

Удар сбросил меня с машины, ружье взлетело в воздух. Я с грохотом стукнулся о землю, на груди костюм треснул.

Плазма прожгла панцирь, проникла в горло, шлем заполнился дымом. Пытаясь дышать, я подавился запахом горелой плоти и дыма, этот запах делал попытки вдохнуть бесполезными. Свернувшись клубком, я катался по земле, стараясь сорвать шлем.

Машина взорвалась, превратившись в огненный шар.

Магнитные застежки шлема никак не хотели разрываться… Недостаток кислорода затуманивал сознание. Плазма жгла шею, пластмасса расплавленного комбинезона потекла по коже. Меня вырвало, и я отключился.

* * *

Кейго отсоединил нас от симулятора. Сердце бешено колотилось, глаза болели. В каждом зубе словно просверлили по дырке. Рвота из шлема стекала по шее. Я открыл лицевую пластину и нагнулся. Кейго бросил мне тряпку. Я удивился, увидев, что все снаряжение цело, — несколько мгновений назад оно крошилось у меня в руках. Завала откинулся на сиденье водителя, его рвало прямо в шлем. Глаза у него закатились, похоже, он потерял сознание. Остальные тяжело дышали, пытаясь отделаться от эффекта симулятора.

Кейго дал нам две минуты, чтобы привести себя в порядок, потом сказал что-то по-японски; в воздухе у его ног появилась голограмма: миниатюрная машина на воздушной подушке двигалась по пересеченной местности.

— Это вы, — уточнил японец, показывая на машину. В дальнем углу комнаты через заросли коралловых деревьев пробиралось другое судно. — Это — самураи-ябандзины, — продолжал Кейго.

— Это настоящие самураи или компьютерная симуляция? — спросил Мавро.

— Настоящие, — ответил Кейго. Завала огляделся.

— Где же они?

Кейго посмотрел на него, как на дурачка, но ответил:

— Наверху, в боевом помещении три.

Вот и мое изображение. Похоже на туриста, который все время вертит головой, глядя то в небо, то на землю.

Кейго показал на меня.

— Ох, очень плохо! Ты должен научиться сосредотачиваться, не обращать внимание на окружение. Достичь однонаправленности. Ты здесь, чтобы убивать ябандзинов, а не изучать ксенобиологию.

Он смотрел до тех пор, пока я не встал для того, чтобы взглянуть на пластикового ската. Произнес два слова по-японски: картинка увеличилась, и мы смогли ясно увидеть себя и противников. Показал на меня.

— Куда ты собрался? Решил пописать сходить? Ты должен сидеть и сосредотачиваться. Успокойся.

Боевые группы встретились. Неожиданно движение в голограмме замедлилось. Можно было наблюдать, как враги одновременно подняли ружья и выстрелили. Каждый выбрал цель, и их лазеры точно прожгли Мавро и Перфекто, а пушки обрушили потоки плазмы на нашу машину, сбросив меня на землю. Завала погрузился в плазменную бурю, мощные потоки ударили его в грудь, прожгли дыры в защитном снаряжении. Из нас только Мавро сумел выстрелить, но выше цели. Я заметил, что, как и в сновидениях Тамары, компьютерный симулятор не сделал поправку на мое инфракрасное зрение, и я лишился своего преимущества: обычно при выстреле из лазера я вижу платиновый блеск в воздухе. А лучи этих выстрелов мне были совсем не видны. Кейго обратил внимание на выстрел Мавро.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать