Жанр: Боевая Фантастика » Дэйв Волвертон » На пути в рай (страница 38)


Итак, дети не сражаются рядом с отцами. Они здесь лишь жертвы. Выросшие взаперти, они стеснительны, сторонятся общества, боятся незнакомцев. Но в то же время выживают. Они не тронут лежащей на земле конфеты, не понюхают хризантему; спят они и то с оружием. Им приходится быть осторожными. Может, излишне осторожными: их пугает все новое.

Но ведь это нелепо. Мы видели, как самураи быстро адаптируются и успевают противостоять всем нашим замыслам.

Я двигался в направлении, ведущем в тупик; я ничего не смог узнать и понимал это.

— Не думаю, чтобы такие фильмы нам помогли, — согласился Гарсиа. — Слишком тщательно по ним прошлась служба пропаганды. Я уверен, эти же ленты «Мотоки» показывала представителям ОМП на Земле, когда просила разрешения на полномасштабную войну. Здесь, в библиотеке, мы ничего не узнаем.

В последних трех записях содержалась примерно та же информация. На карте были представлены демографические особенности Пекаря. Поселок «Мотоки» отделялся от ябандзинов шестью тысячами километров пустыни и горных каньонов, «Мотоки» оценивала численность ябандзинов в 95 000 человек, примерно на 18 000 больше, чем у самой компании. Но на самом деле населения должно было быть больше, гораздо больше. Очевидно, «Мотоки» и сама нападала. Я, вспомнив о своей удачливости, решил, что, вероятно, воюю не на правой стороне — конечно, если тут есть правая и неправая стороны.

В фильмах не было никакого объяснения, почему самураи постоянно побеждают нас. Я ожидал зрелищ длительной жестокой войны: обожженные тела, киборгизированные граждане, постоянные защитные периметры, боевые машины — все, что может объяснить искусное владение самураев оружием. Но даже когда мы внимательно разглядывали второй план, сумели увидеть только черный кибернетический танк, проходивший по саду. Это не самое мощное оборонительное оружие, разрешенное ОМП.

Я вздохнул и выключил монитор.

Гарсиа смотрел через мое плечо. Он прислонился к стене и не слишком убежденно заявил:

— Значит, самураи жульничают в симуляторах. Придется напасть на одного из них, проверить его способности.

Я барабанил пальцами по контрольной панели монитора. Когда мы были пьяны, эта мысль казалась забавной. Теперь же — только глупой.

— Это рискованно. Даже если мы проиграем, самураи решат, что это акт неповиновения. И что они с нами сделают?

Заговорил Завала:

— Вы придурки! Втянете нас в неприятности. Вы знаете, что самураи не могут жульничать. Почему бы вам не признать просто, что духи самураев сильнее наших?

Мы с Гарсиа переглянулись. Гарсиа мрачно улыбнулся, в глазах его не было признания поражения. Я улыбнулся ему в ответ. Мы нажали правильную кнопку в Завале: он боится самураев. Даже если наш план глуп, стоит его обсудить, чтобы посмотреть, как Завала будет корчиться.

— Мы этого не признаем, так что насчет духов ты ошибаешься, — сказал Гарсиа. Он искал, куда бы деть руки. Наконец просто сунул их за пояс кимоно. — Сдавайся, Завала! Заплати мне миллион песо, и мы не пойдем драться с самураем. — Гарсиа облизал губы и смотрел на киборга, наслаждаясь своей игрой.

Тот задрожал, как загнанный в угол кролик.

— Ну и что, даже если они нас убьют? — поднажал я.

Завала поднял ладонью вперед свою механическую руку.

— Подождите! Подождите! — взмолился он. — Я вас обманывал. Я знаю кое-что, чего вы не знаете.

Мне пришла в голову мысль, что наш трусливый друг украл в библиотеке какие-то фильмы — фильмы, в которых показано, как дети упражняются с машинами на воздушной подушке и с лазерными ружьями. Но Завала стоял неподвижно.

— Ну? — торопил Гарсиа. Завала выпрямился.

— Я знаю… — он как будто вкладывал в слова всю душу, — я знаю, что это — волшебный мир, что в нем есть духи! — Должно быть, на наших лицах отразилось недоумение. — У меня есть доказательство! — закончил он.

— Ну, давай это доказательство! — предложил я.

— Я знаю, в это трудно поверить, но когда-то я был как вы — искал ответ на вопросы, у которых нет ответа, пытался постигнуть непостижимую вселенную. — Завала взмахнул рукой, словно хотел одним жестом объять весь мир.

— Это было до того, как социалисты напали на Колумбию. Мне тогда было шестнадцать лет. Я хотел жениться на девушке из Трес Риос и заработать немного денег, чтобы мы могли купить землю. Я отправился в Буэнавентуру и получил работу на корабле, китайском сборщике планктона. Мы должны были плыть к берегам Антарктиды и там собирать планктон, но корабль по пути втягивал все: бревна, медуз, водоросли, мусор. Моя работа заключалась в том, чтобы разбирать улов, мусор бросать на транспортер, который снова спускал его в море, а рыбу отправлять на обработку. Прошло всего три дня, мы находились к югу от Чимботы, когда я нашел это… — Завала смолк.

— Что? — спросил Гарсиа. — Ты нашел духа?

— Ты не поверишь, если я расскажу, — ответил Завала.

— Ты нам никогда не лгал, почему мы тебе не поверим? — спросил я.

Завала обдумал мои слова.

— Мы наткнулись на большое поле красных водорослей. И в клубке водорослей я кое-что нашел. Вначале я решил, что это большая морская свинья, и обрадовался, потому что уже много лет никто не находил больших дельфинов. Длинная, серая, с большим

хвостом. Но когда я отбросил водоросли, то увидел голову и грудь женщины! Это была сирена. Кожа у нее светло-голубая, волосы светлые, длинные тонкие руки с перепонками между пальцев. А вот здесь, — он пальцем показал себе под горло, — жабры, белые жабры, в виде веера, как у саламандры. Она была мертва уже несколько дней, и рыбы выели ей глаза. Но несмотря на это она была… прекрасна. Удивительна. Совершенна. — Завала взглянул на нас и, чтобы окончательно убедить, добавил: — Я знаю, что видел это!

Гарсиа смущенно улыбнулся.

— Итак, ты видел сирену. Возможно, — снисходительно согласился он, — но разве это доказывает существование духов?

Очевидно, Гарсиа не поверил этому рассказу. Но искренность Завалы убедила меня в том, что он говорит правду.

Завала же пришел в сильное возбуждение. Говоря, он размахивал руками.

— Разве вы не понимаете? Это доказывает, что на Земле есть колдовство. И если это волшебное существо тысячи лет жило в океане, откуда мы знаем, что не существуют и другие? Магия повсюду! Но наши мозги не в состоянии воспринять ее, и потому мы лжем, чтобы сделать вид, что все понимаем! Вы должны только ощутить это внутри себя, тогда вы не усомнитесь в существовании духов. Я спокойно ответил:

— Есть вполне логичное объяснение тому, что ты видел.

— Что? — Он сжал зубы.

— Ты видел химеру. Ведь это случилось вблизи чилийских вод.

— Нет! — Завала яростно покачал головой. — Это не химера! Никто не мог создать такую красоту!

— Я видел, как создана Абрайра. Поверь мне, если будет достаточно времени, человек может сделать все — даже сирену. Ты ведь видел химер, не очень похожих на людей, верно? — спросил я. — Разве не слышал рассказов о маленьких людях, похожих на гигантских летучих мышей? А возле поселка инженеров — генетиков у Токопиллы есть большие аквариумы, они соединяются прямо с морем. Разве там инженеры не могли создать сирену?

Завала презрительно рассмеялся.

— Мне не следовало вам рассказывать. Я должен был знать заранее. Великий врач! Как только я тебе что-нибудь рассказываю, ты сразу стараешься объяснить. Вы все, проклятые умники, таковы. Если не верите мне, давайте, нападайте на самураев! Но когда они вас убьют, я ограблю ваши тела и все равно получу свои деньги! Вы ничего не понимаете!

Он выбежал из комнаты. Я чувствовал себя отвратительно, но не знал, что делать. Гарсиа вздохнул.

— Итак, нужно подговорить химер напасть сегодня на самурая. Можем напасть на любого или мы должны выбрать?

Я махнул рукой.

— Для меня они все одинаковы.

— Для меня тоже. Они живут на вашем уровне. Предлагаю устроить засаду в коридоре, Как ты думаешь?

— Звучит неплохо.

— Значит, решено, — заключил Гарсиа. — Попробуем сегодня вечером.

* * *

Вечером к нам вошел Перфекто и небрежно сказал:

— В коридоре мертвец. — Сказав это, он прошелся по комнате и сел на свою койку. Говорил он таким тоном, каким сообщают: «Опять дождь».

Никто даже не посмотрел на него, не спросил, что это за человек и как он умер. Мавро повернулся на койке:

— Я устал от этого дерьма. — Может быть, он говорил о наших поражениях в симуляторе, или о тяжести возросшего ускорения, или о мертвеце в коридоре. А может, обо всем сразу.

Мы выглянули в коридор. У лестницы лежало тело. Без моего инфракрасного зрения я бы решил, что этот человек ранен, потому что лицо его не было искажено. Но тело остывало, платиновое сияние смягчилось, стало рассеянным; нет ярких световых пятен на лице и шее, где кровеносные сосуды расположены близко к поверхности. Густые черные волосы, смуглая кожа. Лежал он на левом боку, однако лицо было повернуто к потолку, а правая нога поднята, как у собаки, собравшейся помочиться. Губы искривлены, будто в рычании. Кто-то сломал ему шею. Хотя человек был небольшого роста, тело его перегородило узкий коридор так, что пройти мимо невозможно. Горячий платиновый воздух из вентиляционного отверстия в полу шевелил волосы мертвеца. Впечатление было такое, будто полоски света разглаживают прическу трупа. Мавро посмотрел на него и сказал: — Ах, Маркос, я вижу, Томас наконец застал тебя со своей женщиной! Не повезло! — И перешагнул через труп. При этом он выругался: при теперешней силе тяжести даже столь небольшое тело становится серьезным препятствием на пути. Я остановился, посмотрел на умершего и решил, что у меня не хватит сил, чтобы оттащить его. На Земле Маркос весил, вероятно, 65 килограммов. При корабельной силе тяжести он наверняка весит больше ста килограммов: это гораздо больше моего веса на Земле. К тому же как мне доставить его по лестнице в лазарет, где смогут избавиться от трупа? Я вообще не знаю этого человека… Помочь ему уже невозможно. Пусть его компадрес позаботятся о теле.

Я перешагнул через труп и направился по лестнице на третий уровень.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать