Жанр: Боевая Фантастика » Дэйв Волвертон » На пути в рай (страница 59)


Я схватил ее за плечи, и глаза мои заполнились слезами гнева.

— Абрайра, — воскликнул я, — клянусь перед тобой и Богом, что сделаю тебе подарок: принесу на серебряной тарелке яйца тех, кто так поступил с тобой.

Она улыбнулась. Рука ее ласково коснулась моей. Я не понимал, как она может улыбаться после такого ужаса. Такая улыбка может быть только фальшивой.

— Почему ты думаешь, что мне нужен такой ужасный подарок? — спросила она. — Ты достаточно сделал! К тому же это произошло так давно…

Я хотел ей сказать, что для нее это было два года назад, но для меня с тех пор прошло всего несколько часов. Посмотрел ей в глаза — и увидел только мягкость и радость. Никогда прежде не было в ее взгляде ничего, кроме холодного расчета и иногда гнева. А теперь глаза у нее яркие, живые, счастливые! Словно она воскресла после смерти.

Такая перемена невозможна. Я вздрогнул. Мне показалось, что земля подо мной зашевелилась. Она потянула меня за руку к двери.

— Пойдем возьмем твои вещи.

Абрайра вывела меня в ночь. Поднимался резкий ветер, предвестник бури. За зданием стоял грузовик, на нем пластиковые контейнеры с вещами. На двух ящиках было мое имя. В одном боевой защитный костюм; в другом хрустальный нож, маленькое складное лазерное ружье Тамары, моя медицинская сумка и небольшая коробка с сигарами. Из барака дальше по дороге слышался непрерывный крик: «До — мой! До — мой!»

Я ничего не понимал. Невозможно измениться так, как изменилась Абрайра.

— Надевай костюм, — сказала она, — и не снимай, пока война не закончится. Он слегка отличается от старой модели, тяжелее, не так хорошо уравновешен. Тебе нужно привыкнуть к нему.

Я снял кимоно и обувь и принялся одеваться. Абрайра помогала соединять части, словно одевала инвалида или любовника. Она близко пригнулась ко мне, поправляя грудную пластину, и я вдохнул запах ее волос, ее пота. Теплый и мускусный.

У меня началась эрекция, и я был рад, что этого не заметно под снаряжением. Молодое, тело реагировало на женщину так, как я уже и забыл.

Абрайра открыла карман у меня на бедре и достала несколько небольших тюбиков.

— Ты должен научиться сам чинить свою защиту. Нужно заполнять краской трещины доверху. А если будет дыра, залей веществом вот из этой зеленой канистры. Оно называется «вспышка». Я тебе покажу, почему…

Она растянула телескопический ствол моего маленького лазера и выстрелила мне в ногу. Ярко — зеленое пламя вспыхнуло в месте попадания.

— Обратную сторону покрывай из этой синей канистры. — Она еще раз выстрелила мне в ногу сзади, послышался резкий свист. Абрайра говорила уверенно, как самурай. — Это называется «крик». Если увидишь такую вспышку или услышишь такой свист, это означает, что в тебя попал снайпер. Немедленно принимай меры. Ясно?

— Да, ясно.

— Хорошо. Позже мы тебя научим тому, что необходимо, чтобы оставаться живым. — Она говорила озабоченно. Сложила лазерное ружье и спрятала его в карман моего костюма. Справа на ноге в костюме оказался проем, а в нем тонкий, но острый нож — мачете. Абрайра достала его и хотела положить на это место мой хрустальный нож, но решила, что он не войдет. Проверила несколько карманов на поясе и поняла, что ни один не подходит. Я взял нож и прикрепил на браслет у нее на запястье. Она улыбнулась, довольная подарком.

Я сказал:

— Я видел, как люди сражались в симуляторе — трое против многих. Ты можешь научить меня тому, что они знают? Этим состояниям сознания? Мунэн. Мгновенность. Чему еще вы научились? Она опустила голову.

— Ты видел наших самураев — химер. Они воевали с людьми. Я не могу научить тебя тому, что они знают. Ты слишком… человек. Понимаешь?

— Ты хочешь сказать, что у меня нет генетического потенциала. Но самураи, которые вас учили, тоже его не имеют. Однако смогли это передать вам. Никто из вас не мог сражаться так хорошо два года назад. Я могу узнать то же, что знают самураи!

— Может быть, со временем. Но у нас нет доступа к мониторам с биологической обратной связью, которые нужны при обучении Полному Контролю. Мы принимали наркотик, который помогает достичь Мгновенности, какое-то вещество с Эридана. Я тебе его достану. Через несколько недель ты сможешь вызывать это состояние без помощи наркотика, когда тебе угрожает опасность. Но у тебя не будет времени для тренировки.

Я печально улыбнулся. А Гарсиа затратил столько времени, пытаясь убедить Завалу в превосходстве генетики и подготовки самураев. Теперь все ясно: у них более мощные медикаменты. Интересно, вернул ли Завала деньги.

По-прежнему слышалось скандирование: «Домой! До — мой!»

Я посмотрел Абрайре в глаза.

— Каковы мои шансы? Без тренировки? Что говорит компьютер?

— Не очень хороши.

— Насколько?

Абрайра пожала плечами, ей не хотелось отвечать.

— Один на сто. Но процент улучшится, если будешь держаться с нами. Не расстраивайся. Разве не ты однажды сказал: «Будущее кажется мрачным тем, кто отказывается видеть цветные сны»?

— Не я это сказал. — Кивком указал на старый амбар, где мои компадрес разогревались для нового мятежа. — Мне кажется, я должен быть с ними. Не думаю, что стану вместе с вами воевать против ябандзинов. Прости.

— Если корпорация «Мотоки» будет настаивать, ты ничего не сможешь изменить, — сказал из-за моей спины Перфекто. Я обернулся. Не слышал, как он подошел. Он стоял в двадцати метрах от меня, у

здания. Вместе с ним Мигель. Они подошли, обняли меня, похлопали по спине, улыбаясь. — Как приятно, амиго! Давно мы не виделись.

— Слишком давно, — сказал я. Абрайра подобрала мои сигары и кимоно.

— Пойду поищу тебе место для сна. — Она пошла к дому, и я болезненно остро ощутил, как ее бедра колышутся под кимоно.

Перфекто обнимал меня за плечи; когда Абрайра свернула за угол, он странно, почти сердито посмотрел на меня, потом вдруг улыбнулся. Мигель рассмеялся.

— Видел, как она тебе глазки строит? — спросил он.

— Ах, у дона такой обреченный вид, как у мартовского кота! Я думаю, оба они подняли температуру в долине на добрых два градуса. Должно быть, это новая молодость дона. Он выглядит очень аристократично, даже красиво. Как ты считаешь, Мигель?

— Да. Если бы я был женщиной, мое сердце трепыхалось бы, как птица в клетке.

— Мы вовремя подоспели. Не то еще пришлось бы увидеть, как у них на земле идет любовное сражение, — сказал Перфекто. Оба рассмеялись, а я в замешательстве повесил голову. Немного погодя Перфекто продолжал: — Как я уже говорил, дон Анжело, не думаю, чтобы эти люди в амбаре смогли оставаться в Кимаи-но-Дзи. Несмотря на твою новую красоту, большинство японцев считает нас уродами. Они не хотят нас видеть и называют тэнгу, нечистью.

— Верно, — согласился Мигель. — Они нас не любят. Лагерь, где мы живем, разместили подальше от города, чтобы не видеть нас, чтобы мы не отравили их культуру.

— Да, — подтвердил Перфекто, — а вас всех они вообще хотели оставить в криотанках до конца войны, но хозяин корабля заставил забрать вас.

— Но чиновники «Мотоки» не хотят оставлять вас здесь. Особенно когда мы пойдем в бой. Так что, я думаю, вам всем, необученным, придется идти с нами. Гарсон, вероятно, поставит вас за спиной самураев.

— Звучит не так плохо, — заметил я. Кивнул в сторону амбара, откуда по-прежнему слышались крики. — Мне кажется, они согласны улететь.

— О, их расстроило не это, — ответил Перфекто. — Корпорация «Мотоки» не платит им за годы, проведенные в криотанках, таким образом, они потеряли деньги за двадцать два года службы. — В голосе его звучала горечь. — У многих из этих людей есть семьи. Как и моя, они полностью зависят от нашей зарплаты.

Я был поражен несправедливостью, сотворенной с этими людьми. Бедняки согласились воевать только потому, что знали, сколько это даст их семьям: братьям, сестрам, овдовевшим матерям и их собственным детям. Их родным больше не придется выносить неимоверные тяготы войны в Южной Америке. Для некоторых наемников оставить семьи — это невероятная жертва, акт истинной любви. И вот они узнают, что через две недели после их отлета с Земли семьи перестали получать плату, ради которой они пожертвовали собой. Для многих это означает, что их родственники на Земле умерли в нищете. Юные сестры вынуждены были стать проститутками, а больные матери умерли с голоду.

— Мы все им сочувствуем, — сказал Перфекто. — Все обозлены. Мы сами узнали об этой несправедливости лишь несколько дней назад. Думаю, если бы узнали раньше, корабль не долетел бы до Пекаря. Ты чувствуешь, какой гнев разлит в воздухе, чувствуешь напряжение, как перед грозой?

Я кивнул. Почувствовал сразу, как только вошел в помещение, где объявляли ставки.

— С самого мятежа не было такого, — добавил Перфекто. — Много месяцев я этого не чувствовал.

— Правда, — согласился Мигель. — Все было спокойно до самых последних дней. После мятежа положение изменилось. Самураи обращались с нами как с друзьями, особенно когда увидели, как мы сражаемся. Большинству из нас присвоено звание самураев. Но местные жители смотрят на нас, как на грязь. Генерал Цугио, здешний главнокомандующий, смеется при упоминании о самураях — неяпонцах. Он грозит снизить нам плату, если мы не уговорим своих компадрес сделаться уступчивей. Посмотри в глаза нашим людям и поймешь, о чем они думают. Они думают, что им не следовало лететь сюда. Что им не нужно сражаться. Но что мы можем сделать? Вернуться не можем, потому что не можем заплатить грекам за корабль. Не можем найти другую работу. Остается либо воевать с ябандзинами, либо умереть с голоду!

— А нельзя ли действовать через голову генерала Цугио? — спросил я. — Нельзя ли поговорить с президентом Мотоки? Это не такой большой город, и президент не может быть так уж занят. Перфекто покачал головой.

— На Пекаре у каждого свое Metro. Они верят в то, что называют естественной иерархией. Мужчина выше женщины. Чиновник корпорации выше солдата, а солдат выше фермера корпорации, который выше фермера, не работающего на корпорацию. Все японцы выше китайцев, которые, в свою очередь, выше корейцев. А где-то в пыли наряду с прочими червями — латиноамериканцы. Матерь Божья! Мы не японцы и не работники корпорации, у нас нет с ней постоянного контракта. Мы настолько низко стоим в их списке, что даже Гарсон не может непосредственно разговаривать с чиновниками. Ему позволено говорить только с генералом Цугио и его адъютантами.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать