Жанр: Боевая Фантастика » Дэйв Волвертон » На пути в рай (страница 77)


Перфекто тоже разделся до шортов. Его бочкообразная грудь, руки и ноги казались тонкими, почти тощими по сравнению с телом ябандзина. Но это обманчивое впечатление. В теле его была сокрыта огромная сила.

— Осторожней с этим, — прошептала Абрайра. — Против тебя вышел их лучший боец.

— Si, — добавил Завала. — Даже когда он мертвым будет дергаться на конце твоего меча, держись от него подальше.

Ябандзин выбрался из своей машины и пошел навстречу Перфекто, перепрыгивая с камня на камень. Они встретились друг с другом на полпути и оба низко поклонились.

Потом вытянули мечи, держа их обеими руками, и так стояли на расстоянии нескольких шагов, внимательно следя друг за другом. Желтые тигровые глаза ябандзина не мигали. Не глядя по сторонам, бойцы начали медленно, с бесконечной осторожностью передвигаться, как движется богомол на своих стебельках — лапах.

Руки Перфекто дрожали от напряжения, он все крепче сжимал рукоять меча. Потом сделал ложный выпад, надеясь застать противника врасплох. Но ябандзин не поддался на хитрость.

Перфекто бросился вперед, меч ябандзина описал гигантскую дугу. Перфекто отразил удар и отступил.

Без предупреждения, не моргнув глазом, без всякого видимого напряжения мышц ябандзин напал на Перфекто.

И тут Перфекто достиг состояния Мгновенности. Я не мог уследить за его движениями, так они были быстры, но в следующее мгновение меч Перфекто пронзил сердце ябандзина, а сам Перфекто схватил противника за руки, не давая ему выпустить меч. Кровь брызнула из груди ябандзина и потекла по его животу, и я подумал, что он упадет, но ябандзин продолжал стоять и держать меч. Самурай использовал Полный Контроль, он остановил биение сердца, перестал дышать. Он должен был бы умереть через десять секунд, но, остановив сердце и позволив своему телу функционировать, пока не кончится запас кислорода, он смог на мгновения продлить схватку. Однако чем больше энергии он тратил в схватке, тем быстрее терял сознание. Перфекто продолжал удерживать его руки, сжимающие рукоять меча, заставлял в тщетной борьбе тратить последние силы.

Ябандзин вырвался наконец и правой рукой потянулся за коротким мечом вакидзаси. Перфекто ударил самурая коленом в грудь, оттолкнул назад.

Ябандзин прыгнул к Перфекто, держа в одной руке вакидзаси, в другой — тати. Но Перфекто увернулся от него. Самурай остановился и метнул свой короткий меч, но промахнулся, потом упал на землю лицом вниз и затих.

Не дышал, не бился. Лежал так неподвижно, словно никогда и не жил.

Перфекто извлек; свой меч из груди самурая, вонзил лезвие в землю и стоял, положив руку на рукоять, глядя на остальных самураев. Он спросил:

— Это был ваш лучший боец? Лучше нет? Или вы хотите оспорить мое превосходство?

Это зрелище прибавило мне нервной энергии. Осталось только девять ябандзинов, и один из них, с раной в груди, обвис на сиденье, глядя на бой.

Начал раздеваться второй ябандзин, черный человек с коричневыми узорами, лентами, кольцами, завитками, как на крыльях бабочки. Одна нога у него биопротезная, вместо пальцев на ней три больших когтя и еще шпора; но раскрашена эта нога, правая, точно так же, как левая, словно покрыта кожей поверх металлического протеза. У него большие пушистые усы и борода, и он крикнул: «Кусо кураэ! [43]» Вытащил меч и прыгнул из машины на землю. Он будто в порыве страсти сбрасывал с себя защитное снаряжение, и я вспомнил собственное состояние после поражений в симуляторе: как я напрасно надеялся на победу и какую пустоту потом ощущал внутри. Судя по лицу, у этого человека было похожее настроение.

Абрайра прошептала в микрофон:

— Они разозлились. И больше такого не допустят, не захотят, чтобы сравнялась численность. Не шевелитесь, но когда я скажу, открывайте огонь. Анжело и Завала, за вами стрелки. Мавро, ты берешь водителей.

Ябандзин не стал кланяться Перфекто. Вместо этого он бросился вперед, размахивая мечом, и Перфекто вынужден был отражать его удары. Ябандзин действовал искусно и умело, быстро и коварно. Град ударов обрушился на Перфекто, и причем каждый раз в самый последний момент лезвие неожиданно немного отклонялось в сторону, так что Перфекто было трудно парировать удар. Ябандзин не беспокоился о защите, он хотел убить, а Перфекто пока что мог только обороняться: времени на контрудар у него не было.

Во время шестого выпада ябандзин изменил направление удара на середине траектории, и меч обрушился за запястье Перфекто, прорубил броню и глубоко впился в правую руку.

Перфекто пнул ябандзина в колено и отчаянно пытался парировать удар и нанести ответный.

Это был отчаянный ход, самоубийственный. Оба оказались беззащитны. Оба умрут. Мавро понял это и, как только Перфекто отклонился, выстрелил самураю в грудь.

Абрайра включила двигатели, и наша машина с воем рванулась назад, к ябандзинам. Перфекто укрылся за камнем, и мы пронеслись мимо него. Я выстрелил и свалил одного стрелка, а второго ранил в лицо. И тут ябандзины открыли ответный огонь, и на нас обрушился дождь плазмы. Плазма залила мне голову и грудь, защитная броня предупреждающе вспыхнула, но я тем временем успел свалить еще двух стрелков.

Завала стрелял в пять раз быстрее меня, и четыре ябандзина буквально взорвались, а я тем временем занялся раненым в грудь. Абрайра нажала на тормоза, мы столкнулись с машиной ябандзинов, и

Мавро крикнул:

— Вниз! — и сбил меня на пол.

Завала по-прежнему стрелял трижды в секунду. Я даже не заметил, как он сменил обойму. «Боже мой, — подумал я, — он мертвец!» Завала решил погибнуть со славой и не обращал внимания на удары плазмы.

Выстрелы Завалы разрывали тефлексовую броню ябандзина. Я видел, как осколки разлетаются во все стороны, будто Завала стреляет по манекенам, набитым опилками. Он три или четыре раза выстрелил по каждому самураю, даже по мертвым, которые уже полчаса лежали на дне машин.

Я досчитал до пятнадцати, а плазма все жгла мою защиту. На груди вспыхнуло горячее пятно. Мавро спас мне жизнь, толкнув вперед, на пол. Я хотел еще две секунды стрелять, участвовать в бою.

Я посмотрел на Завалу. Из щелей его брони било белое пламя. Ногу окутал густой. жирный дым. Завала упал, и я бросился к нему, начал стаскивать броню. Остовы его ног были целы, но нити, служившие мышцами, расплавились, восстановить их невозможно.

— Как, во имя Господа, ты не поджарился? — крикнул я.

— Увернулся, — ответил Завала.

Абрайра и Мавро тоже упали на пол машины, получив плазменные удары. Они выждали, пока плазма перегорит, потом сели. Перфекто забрался в машину, поднял крышку в полу, достал медицинскую сумку и принялся накладывать турникет на запястье. На левой голени у него виднелась круглая черная дыра, ее прожгла плазма.

— Я мог погибнуть! — кричал он в экстазе. — Но вы этого не допустили!

Рана на руке у него была глубокая, до самой кости, и мне пришлось ему помочь, запечатать кровеносные сосуды, наложить скобки и перевязать. Потом я дал ему большую дозу обезболивающего. Рука у него сразу опухла, и я знал, что теперь он несколько недель не сможет ею пользоваться. Ногу Перфекто обработать было легче: рана небольшая, и крупные кровеносные сосуды не задеты. Нужно было только срезать обожженную плоть и наложить повязку.

Потом мы сняли шлемы и передохнули. В воздухе стоял дым и запах сгоревшей плоти — похоже на жареную свинину. Незнакомые ароматы растений Пекаря окутали меня.

Следующие два часа Абрайра и Мавро возились с машиной. Они извлекли поврежденные лопасти и заменили их частями, снятыми с машин ябандзинов. Собрали также топливные стержни, оружие и пищу. У ябандзинов нашлось пиво в холодильнике под полом. Мы сидели на скалах, грелись на солнце, ели и пили.

Приятно быть живым и иметь возможность поесть. Мавро и Перфекто говорили о том, как хорошо прошла битва, как мы все удивились, обнаружив, что Завала не погиб. Я часто облегченно смеялся, и все остальные тоже. Завала много пил, словно выиграл эту схватку в одиночку. Он был великодушен и все время повторял:

— Ты хорошо действовал, Анжело. Хорошо сражался. Прости, что я сомневался в тебе. Мы еще сделаем из тебя самурая, ne? — Он похлопал меня по ноге и продолжал: — Такие отличные ноги! Такие сильные! Хотел бы я иметь такие ноги! — Он шевелил своими протезами и смеялся. И все время предлагал мне пиво, словно это последнее пиво мире.

Мы всего на четыре часа отстали от армии, но Абрайра торопилась. Перфекто не в состоянии был сидеть за прицелом. Мы дали ему выпить несколько порций пива, помочиться, потом надели на него броню и усадили с самострелом рядом с Завалой. Его защита пострадала от плазмы, в перчатке образовалась дыра размером с мандарин, поэтому Завала занялся починкой, стал залеплять эту дыру. Я занял место Перфекто у пушки.

Мы вернулись по реке, выбрались из гор, пробрались через рощи деревьев с прячущейся листвой в пустыню. Завала сказал:

— Давайте не пойдем тем же путем. Если пойдем следом за армией, попадем в опасность. Сейчас уже поздно ее догонять.

Волосы встали дыбом у меня на затылке, и я друг догадался, почувствовал, что Завала прав. Но ничего не сказал, чтобы подтвердить свое согласие. Теперь я жалею, что не видел в тот момент глаза Завалы, его устремленный вдаль, к источнику духовного знания, взгляд. Мы решили, что он болтает спьяну, и Абрайра продолжала двигаться дальше. Завала как будто сразу же забыл о своей тревоге. Они с Перфекто запели старую песню о человеке, который напился пьяным и отправился искать свою постель в отеле, но постоянно попадал в постели других людей. Мы неслись по холмам и по бесконечной пустыне, заросшей переплетающимися вьюнками.

В сумерках мы увидели небольшой подъем в пустыне — не холм, а так, скорее складка местности. Перфекто закричал:

— Помедленней! Меня сейчас вырвет! Это все пиво!

Абрайра остановила машину и сказала:

— Давай побыстрее!

Перфекто встал, перегнулся через борт машины, принялся расстегивать шлем, потом выпрямился и подозрительно осмотрел горизонт. Снова застегнул шлем, его тревога заразила нас. Мы принялись следить за горизонтом. Перфекто принюхался и сказал:

— Чувствуете запах? Мы все были в шлемах и не могли ощутить запах. — Похоже на цветы. Может быть, орхидеи. Не похоже на пустыню. — Он снова принюхался и посмотрел на меня, потом начал поворачиваться вперед.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать