Жанр: Детское: Прочее » Евгений Наумов » Утро вечера мудренее (страница 14)


- Летит над железнодорожной станцией тихо-тихо: впереди белый шар, сзади два зелененьких, а по бокам - красненькие, - рассказывал он, округляя глаза. - Было уже поздно, я козу в сарай загонял. А она подняла голову и - ме-ме-е!

- Контакт с ними устанавливала, - многозначительно бросил Пашка.

- Коза? - зашумели все. - Ты что, спятил?

- А рога у нее зачем? - Пашка не сдавался. - Это же замаскированные антенны.

Но тут вмешался Олег Черепанов и, поправляя очки, стал доказывать, что на других планетах жизни нет. Только на Земле существуют подходящие условия - кислород, растения разные, вода в жидком состоянии, температура, солнечная радиация, животный мир, эволюция...

- Газ, центральное отопление, универмаги, - не выдержал Пашка и дал Черепанову по шее так, что у того слетели очки. - Из-за таких, как ты, зануд, и нет жизни на Земле!

Кто-то подставил Многолету подножку. Еще минута - и началась бы всеобщая потасовка. Но тут раздался голос подошедшей Влады Изотовны, точнее Владки:

- Прекратите дискуссию! Вот будет очередной турнир, тогда и будете доказывать. Только не с помощью кулаков.

Кто-то дернул ее за косичку, и она погналась за обидчиком.

Домой Макар возвращался взбудораженный. Хрустел под ногами недавно выпавший снежок. По временам Синицын останавливался и, задрав голову, смотрел на звезды. Там космос, неведомые планеты... Говорят, там страшно холодно, человек мгновенно превращается в сосульку. Бр-р-р!

Макар поежился.

Тут его чуть не сбил с ног вылетевший из-за угла темный предмет. Это был Гоша Шурубура. За ним гнался известный дворовый хулиган Коляша, второклассник-второгодник. Гоша увидел Синицына и облегченно заорал:

- Макар, дай ему, чего он лезет?

Синицын перехватил портфель и угрожающе пошел на Коляшу. Тот сразу же свернул в сторону, подскочил к дереву и стал раскачиваться, вцепившись руками за ветку. Гоша швырнул в него снежком.

- Уф! Еле отвязался. Он меня у котельной подстерегал... Синицын выудил из кармана несколько завалявшихся подсолнечных семечек и принялся их грызть.

- Дай и мне! - оживился Гоша. - Жареные?

- Последние, - развел руками Синицын.

- Трудно хлопнуть в ладоши? - упрекнул его Гоша.

Синицын спохватился. Через минуту они вовсю грызли семечки. Приблизился Коляша и стал клянчить:

- Подсыпьте на бедность...

Ему наполнили растопыренные ладони, и он ушел довольный.

- Ну, как жизнь? - полюбопытствовал Макар.

- Плохо, - вздохнул Гоша.

- Почему? - изумился Синицын. Ему казалось, что хуже, чем у него, ни у кого жизни нет.

Шурубура почесал живот.

- Грозится Елена Дмитриевна из школы выгнать. Учительница наша.

- За что? Ты ведь учишься на пятерки!

- За поведение. Потому что на уроках ничего не слушаю и не сижу спокойно. А я могу слушать?

Ведь я все знаю, что учительница говорит. Это другим надо слушать, которые не знают ничего.

- Постой! - схватил его за рукав Синицын. - У меня тоже так было, понимаешь?

- Из школы выгоняли? - заволновался Шурубура.

- Почти. Так я стал делать вид, что слушаю внимательно, и теперь все в порядке.

- А я не могу... делать вид, - понурился Гоша. - Не получается. То назад оборачиваюсь, то в потолок смотрю. А Елена Дмитриевна уже заметила, что, если я в потолок смотрю, значит, не слушаю. Она знаешь какая? Все видит! Рогатку в парте спрячешь, учебниками заложишь, а она все равно найдет. Во!

- А бывает у тебя такое, что иногда хочется уроки поучить?

- Бывает, - признался Гоша. - Да что толку учить, если и так все знаешь? Мне иногда хочется двойку получить, а то пятерки и пятерки одни, даже скучно. Все вокруг так и вьются: "Гоша молодец! Гоша умница! Вундер-кит!" Противно... Вот раньше житуха была: двоек полно, все ругают...

- И мне тоже противно, - признался Макар. - А тут еще этот Лысюра пристал...

- Что, тоже хочет одни пятерки получать? А ты скажи: много вас таких, на дармовщинку.

- Нет, он требует такой приборчик, чтобы через него всем учителям приказывать, кому какие оценки ставить.

- Здорово! - восхитился Гоша. - Он что, директором хочет стать? А ты не давай ему приборчик, себе забери.

- Не могу, - сник Макар. - Еще Поспеловой скажет...

Он поперхнулся. А Гоша продолжал допытываться:

- Она что у вас - староста класса?

- Нет. Староста Лысюра...

- Тогда чего ее бояться?

- Ну, она... как бы тебе сказать... - мямлил Макар, придумывая, как бы перевести разговор на другое.

- А-а! Ябеда! - подскочил Гоша. - Я знаю, все девчонки ябеды. А ты мне ее покажи, я ее подкараулю и так напугаю, что она не захочет больше ябедничать. Я умею их пугать.

- Нет, она не ябеда! - горячо запротестовал Макар. - Она хорошая.

- Разве девчонки бывают хорошими? - вытаращился на него Гоша. Все они или ябеды, или плаксы. Уж на что Людка, моя сестра, даже по деревьям умеет лазить, а и то...

Синицын замял опасную тему:

- Еще семечек хочешь? На, - и поднялся. - Ну, я поплетусь, а то скоро мама придет.

Когда стемнело, Макар снова прокрался к холодильнику и, затаив дыхание, постучал:

- Тик-Так, Тик-Так! Выйди, покажись, важный разговор есть...

Ночь была глухая, безлунная, по небу неслись тучи, тонко высвистывал ветер в рамах окна. Вдруг засиял теплый свет на холодильнике - и Макар увидел мышонка с золотым хвостиком.

- Чего ты хочешь, добрый мальчик Синицын? Какое у тебя важное дело?

Макар подскочил поближе, стал торопливо объяснять:

- Ты сказал, что

по первому моему желанию появится любая вещь. А сегодня я попросил приборчик, чтобы можно было через него приказывать учителю, какие кому оценки ставить. Но он не появился!

- Знаю, - ответил мышонок. - Все твои желания исполняются по моей воле, но этого желания я не мог выполнить.

- Почему?

- Потому, что эта вещь дала бы тебе власть над поступками и делами других людей. А такая власть всегда приводит к злу.

- Я не для себя просил, - стал оправдываться Макар. - А для старосты класса. Он хочет, чтобы в классе не было ни у кого двоек. Это же доброе дело!

Ничего не сказал мышонок Тик-Так и неожиданно исчез.

Днем Синицын собирал грязное белье в прачечную. Не нравилось ему это занятие, ох как не нравилось! Но ничего не поделаешь, мамины поручения надо выполнять. Кое-как набив сумку, он поволок ее со страдальческим видом.

"Только бы Поспелова не видела", - думал с опаской.

Почему-то ему казалось, что она станет презирать его, если увидит с хозяйственной сумкой.

Поспелова действительно явилась к Макару, но уже не застала его дома. Напрасно еще и еще раз нажимала она кнопку звонка.

Даша с утра билась над задачкой, но ничего у нее не получалось. Решила сбегать к Синицыну. "Уж Марочка поможет".

И вот неудача. "Почему он не открывает? - удивлялась она, притопывая от нетерпения. - Неужели в школу убежал? Рано... Спит, наверное, до сих пор!"

Не выдержав, она осторожно заглянула в замочную скважину. Тут кто-то схватил ее за пальто:

- Попалась! Ты чего подглядываешь?

Даша подскочила от испуга и оглянулась. Да это же тот самый мальчишка, который хрустальный стаканчик разбил!

- А тебе какое дело? - огрызнулась она.

Гоша отставил ногу и заложил руки за спину.

- А такое, что подглядывать некрасиво.

Даша покраснела.

- Я к Синицыну пришла... - залепетала она. - А его почему-то дома нет. Ты не знаешь, где он?

- Не знаю, - враждебно посмотрел на нее Гоша.

- Н-ну, тогда передай ему, как увидишь, что приходила Поспелова.

Она повернулась и начала спускаться по лестнице.

- Так это ты Поспелова? - изумился Гоша.

Она озадаченно остановилась.

- Я... А что?

- А то! - насупился Гоша. - Чего на Синицына ябедничаешь?

- Кто ябедничает? - возмутилась Поспелова и начала приближаться к Гоше. - Хочешь получить?

- Полегче, полегче, - опасливо попятился Шурубура.

Но Даша перешла в наступление:

- Кто тебе говорил, что я ябедничаю? Синицын?

Гоша задумался:

- Не... наоборот, он сказал, что ты хорошая.

Даша смутилась.

- Врешь ты все. Не мог он этого сказать.

- Точно! - осмелел Шурубура. - Говорит, что хорошая, а сам боится тебя. Это почему же, а?

- Чего он боится?

- Чтобы какой-то Лысюра...

Она перебила:

- Это староста класса, Генка.

- А, белобрысый такой! Знаю... И чтобы этот Генка не рассказал тебе чего-то. И потребовал он, чтобы Макар снабдил его приборчиком таким - команды учителям подавать, кому двойки ставить, а кому пятерки.

Даша только глаза таращила на Гошу. Потом приложила к его лбу прохладную ладошку.

- Температуру мерил утром?

- Отстань! - дернулся Гоша. - Я правду говорю, а ты...

- Пра-авду! - хихикнула Поспелова. - Как это он сможет учительнице приказывать?

- А так! Макар же волшебник, ты разве не знала? Ему только в ладоши хлопнуть - и будет, что захочешь.

- Ну какой же он волшебник? - улыбнулась Даша. - Если бы он был волшебником, то разве ходил бы в школу?

- А он так ходит, для вида. Думаешь, он учит уроки? Ха-ха. Он и мне так сделал, что я ничего не учу, а знаю всегда на пятерку.

Глаза у Поспеловой расширились.

- Правда?

- А то вру? - сплюнул Гоша. - Он и фонарик достал во какой, смотри!

Шурубура вытащил из ранца фонарик и совал его в лицо Даше.

- Да ты потрогай, не бойся! Я его, правда, никому в руки не даю, а тебе могу дать, только на минутку.

И тут в голове Даши вихрем пронеслись воспоминания о всех странных событиях, которые произошли в школе. В них всегда был замешан Синицын! И укутанные саженцы, и неизменные пятерки - а ведь он раньше из троек не вылезал. А волшебное мороженое, почему она забыла? А металлолом? Вот откуда он взялся! Если Синицын волшебник, ему ведь ничего не стоит достать сколько угодно металлолома!

- Но ведь это нечестно! - схватила она за плечо Шурубуру. Тот так и отпрянул.

- Почему? - обиделся он, пряча фонарь. - Что, я его украл, что ли? Мне подарили! Вместо него я еще ножичек отдал, четыре лезвия...

Но Даша уже вихрем летела вниз по лестнице. Гоша пренебрежительно посмотрел ей вслед.

- Вечно они так: не постоят спокойно, ни в чем не разберутся и сразу - трах-бах, нечестно, украл! Надо было ей рассказывать... А все Синицын - она хорошая! Не разбирается в людях, даром что волшебник. Нет уж, если девчонка - ничего хорошего не жди от нее... даже если по деревьям умеет лазить.

А Даша, вихрем промчавшись по двору, на узенькой улице нос к носу столкнулась с Макаром, возвращавшимся из прачечной с пустой сумкой.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать