Жанр: Детское: Прочее » Евгений Наумов » Утро вечера мудренее (страница 15)


Она резко остановилась и смерила его взглядом с ног до головы. Пальто ее было расстегнуто, одна косичка распустилась и выбилась из-под шапочки.

- Это правда? - крикнула она.

- Что правда? - буркнул Синицын. В животе у него заныло. Неужели этот Лысюра все-таки рассказал ей?

- Что ты волшебник! - выпалила Даша.

- Ну, правда, - сник Макар, но тотчас встрепенулся. - А ты откуда знаешь?

- Мне тот мальчишка рассказал, из вашего дома, который хрустальный стаканчик разбил, помнишь?

Синицын стиснул кулаки: ах ты, Шурубура несчастный, так ты отплатил за все добро?

- Значит, металлолом вы с Лысюрой нигде не собирали, он достался вам очень просто? - прищурилась Даша. - Ну-ка, покажи как.

- А зачем тебе? - попятился Синицын.

- Показывай! - наступала Поспелова. - Хочу знать, тяжело ли было. Хлопай в ладоши!

- Ну... а чего ты хочешь? - промямлил Макар.

Даша подумала.

- Давай старую кровать.

В это время из переулка вырвался самосвал. С пронзительным визгом машина затормозила перед внезапно появившейся кроватью так, что снежная пыль заклубилась под колесами. Шофер высунул из кабины побледневшее лицо и озадаченно завертел головой.

- Что за черт? - пробормотал он, еле ворочая языком от испуга. Ведь только что на улице ничего не было.

Тут он увидел стоявших на обочине детей.

- Чего хихикаете? Зачем поставили? - взорвался шофер. - А ну, мигом уберите!

И едва Синицын и Поспелова оттащили кровать в сторону, он дал полный газ. Если бы он оглянулся, то удивился бы еще больше: кровать исчезла.

- Значит, вот как ты делаешь чудеса, - протянула Даша, когда вдали затих шум мотора. - Хлоп в ладоши - и пожалуйста! Десять тонн как с неба падает. Вот так механизация...

- Не так уж и хлоп, - насупился Макар. - Мы по частям набрали, я все ладоши отхлестал, два дня болели. А Лысюра на одну ногу шкандыбал - ему утюг на ботинок шмякнулся. Производственная травма!

Даша залилась смехом, а потом посерьезнела.

- Ладоши, нога! А ребята пока наберут какую-то сотню килограммов, так у них все заболит - и руки, и ноги, и спины...

- Не так уж и заболит. Я сам когда-то собирал металлолом.

Он гулко ударил себя в грудь кулаком:

- Я тоже в детстве лиха хлебнул! И на прополку сахарной свеклы, и на сбор помидоров неоднократно хаживал.

- Знаем, как вы хаживаете, - буркнула Даша. - Девчонки работают, а вы по кустам хоронитесь...

Она снова загорячилась.

- Все равно, ведь это получается не по-пионерски: одни собирают на совесть, трудятся, а другие в это время спокойненько похлопывают в ладоши - и у них в десять раз больше. Да еще их же и хвалят. По-пионерски это, скажи?

- Нет, - вздохнул Синицын. - Не по-пионерски. А разве я виноват, что мне привалила такая удача? Зачем же я пойду собирать металлолом, как все, когда я могу набрать, сколько захочу, за одну секунду?

- Ну да, - подхватила Даша ехидно, - зачем мне и уроки учить, если я и так все знаю...

- Конечно, - тупо кивнул Синицын.

- Так из тебя тунеядец получится! - ужаснулась Поспелова.

- Чего это из меня тунеядец получится? - оторопел Макар.

- А как же, - убежденно сказала Даша и начала загибать пальцы. Учиться ты не хочешь, работать тебе не надо, все получаешь готовенькое. Кто же ты такой на самом деле? Да ты уже стал тунеядцем!

И она, победоносно задрав нос, пошла домой, но вдруг вернулась.

- Слушай, - зашептала она, отчаянно покраснев, - раз ты волшебник, то я хочу попросить...

- Ну, что ты хочешь, что? - торопил Макар.

Он обрадовался несказанно. Для Даши он сделает все на свете, что она только пожелает. А она вдруг выпалила:

- Сделай меня красивой!

- Как... красивой? - он оторопел.

- Ну да, красивой, самой красивой на свете, - пробормотала она. Красивее этой... Аллы Пугачевой!

- Какой Пугачевой? - хмыкнул Макар. - Которая в девятом "А" на конкурсе "А ну-ка, девушки!" главный приз получила?

- Что с тебя... Ну, в общем, чтобы я была красивее всех! нетерпеливо топнула Даша. Макар нахмурился.

- А зачем это тебе? - спросил он подозрительно.

- Чтобы стать киноартисткой! Неужели не понимаешь? - глаза Даши ярко блестели. Но Синицын заложил руки в карманы и твердо отчеканил:

- Нет, нет и нет.

- Это почему же? - побледнела Даша.

- Чтобы тебя другие целовали? - ляпнул Макар. Теперь Даша снова начала краснеть, но уже какими-то пятнами.

- Ты что говоришь, Синицын? - высокомерно посмотрела она на Макара прищуренными глазами. - Кто это меня вообще целовал?

Синицын вспыхнул.

- Да я так просто... - замямлил он. - Я ничего. На экране всегда целуются... с главным киноартистом. Прости, пожалуйста!

- Ладно, - успокоилась Даша. - Ни с кем я не собираюсь целоваться, даже на экране. Прощаю... если ты сделаешь меня самой красивой.

И тут у Синицына вырвалось:

- Зачем? Ты ведь и так самая красивая!

Даша смотрела на него во все глаза.

- Что? Что ты сказал?

Но Синицына уже никакими силами нельзя было заставить повторить то же самое. Он потупился и ковырял снег ботинком.

- Это правда? - допытывалась Даша. - Говори, правда?

Синицын только быстро взглянул на нее исподлобья.

- Мне этого еще никто не говорил, - шепотом призналась Даша и убежала.

А Синицын долго стоял на том же месте, пока не вырыл ботинком в снегу внушительную яму. Потом спохватился и стал ее закапывать.

ПЕРЕВЕРТЫШИ С ЧЕРНОЙ ЗВЕЗДЫ

По школе разнеслась весть, что Пашка Многолет

строит в своем сарае космический корабль. После уроков почти весь четвертый "А" отправился смотреть.

В сарае было холодно. В углу валялись старые доски, под ногами хрустел уголь, но "конструктора" это не смущало. Он так и кипел энергией: носился по сараю, весь чумазый, цепляясь ногами за мотки проволоки, обрезки жести, раскиданные вокруг. Из карманов у него торчали плоскогубцы, отвертки, гаечные ключи.

При виде корабля у всех перехватило дыхание. Вот это корабль! Сделанный из белой тонкой жести (и где только Пашка добыл ее?), он сверкал при свете единственной запыленной лампочки и острым носом целился прямо в толстую серую балку потолка.

- Какой! - замерла Даша. Макар искоса посмотрел на нее и сердито засопел. Подумаешь, корабль! Это же игрушка. Он даже и не взлетит!

Макар не заметил, что последние слова он выкрикнул. Пашка, прилаживавший в это время "дюзу", вскочил на ноги:

- А тебе чего?

Синицын постучал костяшками пальцев по обшивке. Раздался звонкий пустой звук.

- Внутри-то ничего нет. Ха-ха-ха!

- Это у тебя в голове ничего нет! - вскипел Пашка.

- А как он полетит? - не сдавался Макар.

- Как надо, так и полетит. Тебе какое дело? Уж тебя-то в полет не пригласим.

- Больно надо! Если захочу, я и сам могу полететь! - сорвалось с языка Макара. Лучше бы он не говорил этого. Ох, какие крики и смех раздались вокруг!

- Во, загнул!

- Болтун - находка для шпиона! - кто-то хлопнул его по плечу.

Макар готов был сквозь землю провалиться. Он опрометью бросился из сарая. Вслед ему раздались гогот и улюлюканье.

Он летел, не разбирая дороги. Эх, жаль, что не может он сразу же показать всем свое могущество. Надо немного потерпеть, подождать, зря он сгоряча сболтнул...

Дело в том, что в сарае у Макара уже давно стоял космический корабль, только не такой, как у Пашки, а настоящий, с двигателями и всеми приборами. Тик-Так выполнил просьбу Макара, но не сказал, как им управлять, велел подождать до какого-то времени. А Макару не терпелось, и он тайком каждый вечер ходил в сарай, пытаясь разобраться сам в механизмах корабля.

Но ничего, скоро они узнают!

Неожиданно он почувствовал, что кто-то ухватил его за рукав. Это была Даша.

- Расстроился? - спросила она сочувственно. Макар дернул плечом, но на душе у него стало тепло.

- Ты, небось, тоже не веришь? - бросил он угрюмо.

- Почему же? Ведь я-то знаю...

Макар окончательно оттаял. Он стал усиленно размахивать на ходу портфелем.

- Макар... - голос Даши заставил его насторожиться. В нем послышались необычные нотки. - Макар, возьми и меня с собой, пожалуйста!

Он остановился, будто о стену лбом ударился. Откуда она и про это узнала?

- К-куда? - выдавил он, прикидываясь.

- В космос, куда же еще! - затараторила Даша. - Ты не бойся, я тоже пригожусь, не буду сидеть без дела. А вдруг на нас чудовище какое нападет? Я могу перевязку сделать в случае чего, ведь я сандружинница! Правда, правда!

Он ошарашенно затоптался на месте.

- Да я не знаю, когда еще полечу... - промямлил он, оттягивая время.

- Не ври, пожалуйста, - строго сказала Даша. - Я ведь знаю: ты решительный. И смелый. Ты хочешь стать первым пионером-космонавтом. А я хочу стать первой пионеркой-космонавткой... то есть космонавтом. И ты не имеешь права не взять меня с собой!

Она наступала на него, размахивая портфелем. Макар пятился, не зная, что отвечать. Вдруг Даша заплакала.

- Вот это космонавт... - опешил Макар.

- Значит, ты обманул меня, - всхлипнула Даша.

- Я?! Обманул?

- Да, - прошептала она. - Вчера...

Макар залился жаркой краской. В душе его шла отчаянная борьба. Он действительно собирался тайком лететь один на космическом корабле, как только разберется в его устройстве. И уже оттуда, из космоса, радировать на землю: "Чувствую себя удовлетворительно, готов выполнить любое задание!" Он не сомневался, что задание тотчас последует какое-нибудь очень трудное, невыполнимое для других, но не для Макара.

И по всей земле радио то и дело будет передавать: "В космосе советский космический корабль супер-экстра класса, пилотируемый пионером Макаром Синицыным!"

Вот будет переполоху в школе! Все станут думать и гадать: как попал Макар в космос? А он передаст оттуда привет своей средней школе номер пять и учительнице Нине Борисовне.

Потом будут рассказывать по радио его биографию. Что же, интересно, сообщат в биографии? Родился... пошел в школу... А что еще? Найдут, наверное, что. Портреты его в газетах, по телевидению... Лишь бы о двойках ничего не говорили. Нет, пусть скажут так: "Космонавт Макар Синицын ранее систематически... нет, лучше "иногда" получал двойки, не успевал, но потом начал упорно заниматься и больше двоек не получал, только одни пятерки..." Правда, упорно он не занимался, но кто знает об этом? Про космонавтов тоже небось всю правду не говорят. Ведь не может быть, чтобы все они на пятерки учились.

И вдруг Даша разгадала его планы! Ему хотелось, чтобы она оставалась на земле и оттуда с восхищением следила за его подвигами. А она сама хочет лететь в космос!



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать