Жанр: Детское: Прочее » Евгений Наумов » Утро вечера мудренее (страница 28)


- И придется тебе рассказать честно, как ты хотел всех обдурить, - добавил Живцов.

- Рассказать? - зашипел Лысюра. - Ты приказываешь мне рассказать?

- Не я - все приказывают.

- Как бы тебе плохо не... - начал было Генка, но тут вбежали Синицын и Поспелова и закричали странно веселыми голосами:

- Нина Борисовна идет! Нина Борисовна!

Все недоуменно посмотрели на них, а Генка проворчал, садясь:

- Идиотики... Кому радуются - учителю...

Но тут же ему пришлось вскочить: в класс вошла Нина Борисовна. Она поздоровалась. Раскрыла журнал:

- На прошлом занятии мы говорили о полезных ископаемых. Давайте вспомним, что это такое...

Рука учительницы скользнула по списку, и все как завороженные следили за ней.

- Чепурова.

Зоя чуть слышно охнула и вскочила.

- Я же почти ничего не знаю... - пробормотала она и пошла к доске.

- Расскажи нам о полезных ископаемых, Чепурова, - учительница ободряюще улыбнулась ей. Зоя всегда старательно учила уроки, но у доски на нее обычно нападала робость. Все вылетало из головы, и Чепурова еле могла выдавить из себя два-три слова. Вот и сейчас она принялась теребить фартук, то краснея, то бледнея.

- Откуда добывают полезные ископаемые? - задала учительница наводящий вопрос.

- Полезные ископаемые добывают из земли, - послушно подхватила Чепурова.

- Правильно. Какие ты можешь назвать полезные ископаемые?

Молчание.

- Уголь - полезное ископаемое или нет?

- Полезное! - обрадовалась Зойка. - Уголь - это очень полезное ископаемое.

- А где его добывают?

- В шахтах.

В общем, тягомотина. Ответы из Чепуровой приходилось, как говорят, вытягивать клещами. Зойка и сама это понимала.

- Садись, Чепурова, - вздохнула учительница. - Ума не приложу, почему ты всегда так отвечаешь...

И она повела ручкой по линейке, чтобы вывести напротив фамилии Чепуровой неизменную тройку. Твердую тройку. После этих твердых троек Зойка иногда втихомолку плакала и говорила, что мечтает хоть один раз получить мягкую четверку.

Но в это время Лысюра встрепенулся, торопливо схватил волшебную ручку и нацарапал в своей тетрадке: 5. И Нина Борисовна с превеликим смущением увидела вдруг, что ее рука ставит в журнале вместо тройки пятерку! Она в недоумении потерла лоб и продолжала:

- Отвечаешь ты неважно, но я ведь знаю, что ты всегда старательно учишь материал. И поэтому ставлю сегодня пятерку, чтобы ты так же старательно учила и впредь.

Ученики притихли в недоумении. А Зойка засияла, как электрическая лампочка: исполнилась, наконец, ее заветная мечта! От счастья она застыла за партой, выпрямившись и положив обе руки перед собой пальцы на пальцы, как учили еще в первом классе. Косички у нее торчали, как стрелки.

"Что за чепуха?" - подумала Нина Борисовна и, чтобы как-то замять неловкость, вызвала другого:

- Живцов!

Зина неохотно пошел к доске.

- Что с тобой, Живцов? - заинтересовалась учительница.

- У него мама заболела! - сказал кто-то. - Ночью в больницу положили.

- Что с ней? - сочувственно спросила Нина Борисовна.

- Не знаю, - потупился Зина. - Сегодня пойду ее проведать...

- Может быть, ты не готов? - предположила учительница. - Тогда я спрошу тебя в другой раз.

- Нет-нет! - он замотал головой так, что чуть очки не слетели. Я ведь... с вечера все выучил.

Действительно, урок он знал хорошо. Без запинки рассказал о добыче гранита, о свойствах песка и глины, об использовании торфа.

- Садись, - сказала довольная учительница. - Ты отвечал отлично.

Лысюра с нетерпением ждал этого момента. Он так и ерзал на месте. "Ага, значит, ручка волшебная! Сейчас ты за все ответишь, Живцов! У тебя пропадет охота указывать мне, старосте, что делать и чего не делать. Да и кто будет слушать тебя, двоечника? Отныне ты не будешь вылезать из двоек и тебя постоянно будут ругать на советах отряда и дружины. Ставлю тебе первую двойку, Живцов. Она, конечно, может стать последней, если ты вовремя одумаешься и не будешь перечить мне, старосте Лысюре..."

И он старательно нарисовал у себя в тетрадке двойку. Двойка была жирная, вызывающая. Генка несколько секунд любовался ею, потом с тревогой стал смотреть на учительницу, вытянув шею.

А Нина Борисовна с изумлением увидела, что ее рука почему-то поставила Живцову 2.

"Что я делаю?" - ужаснулась она, но вслух, спокойно сказала:

- Ты отвечал хорошо, Живцов, и все же я ставлю тебе два, потому что ты можешь отвечать гораздо лучше, но ленишься, надеешься на свои способности.

- Это Живцов-то ленится? - зашушукались ученики.

- Двойка заставит тебя требовательнее относиться к себе, больше работать, лучше готовить домашние задания.

Живцов сидел с окаменевшим лицом, и только руки его, державшие учебник, дрожали все сильнее и сильнее. Учебник упал на пол, а Зина спрятал руки под партой.

- Сегодня ты пойдешь в больницу навестить маму, - укоризненно продолжала учительница. - Чем ты ее обрадуешь - двойкой?

И тут Зина не выдержал. Он упал лицом на парту и зарыдал. Он плакал не из-за двойки, а из-за великой несправедливости, которая нежданно свалилась и камнем легла на душу.

До сих пор Синицын, как и все, с недоумением слушал учительницу и смутно чувствовал в ее словах какое-то несоответствие, как если бы на уроке физкультуры все начали варить борщ. Но не хотелось ничего делать, возмущаться, все казалось в общем-то нормальным, будто он находился под гипнозом.

Лишь когда Зина, рыдая, упал на парту, все словно

очнулись: заговорили, зашумели...

Синицын оглянулся и увидел торжествующее лицо Генки Лысюры, белую ручку с золотым наконечником. Как молния, озарила его догадка, и он вскочил.

- Не верьте ему! - крикнул Макар, указывая на Лысюру. - Все это неправда... Лысюра сам ставит оценки волшебной ручкой!

Никто ничего не понял, все уставились на Синицына изумленные. А он подскочил к старосте и схватился за ручку:

- Отдай! Ты делаешь зло!

- Не трожь, - запыхтел Лысюра.

Они дергали ручку каждый к себе. Она вдруг начала вытягиваться, покрылась черными узорами. В испуге оба выпустили волшебную ручку. Она упала на пол, свернулась гибкой змеей, завертелась, задымилась, и через секунду ничего не было на том месте.

Все как будто очнулись от глубокого сна. С недоумением посмотрели друг на друга Лысюра и Синицын. "Почему это я стою посреди класса?" подумал Макар и пошел на свое место. Зина Живцов снял очки и почувствовал на щеке что-то мокрое. Он провел ладонью по лицу. Слезы? Откуда они? Зина достал платок и поспешно вытер их, чтобы никто не заметил.

Нина Борисовна скользнула взглядом по списку. Так, опрошены уже двое: Чепурова и Живцов. Чепурова сегодня отличилась - получила пятерку, а Живцов молодец, хотя и заболела мама, тоже отвечал отлично.

- Теперь к доске пойдет Синицын, - объявила учительница. - Он расскажет, как добывают нефть.

Макар вышел и... замер. Не мог сказать ни слова. Это было невероятно!

"Как же я забыл, - мелькнуло в голове, - что теперь нужно самому учить уроки... Не подготовился!"

- Ну, что же ты? - повернулась учительница. - Рассказывай.

Макар откашлялся и, как раньше, начал издалека:

- Ископаемые. Ископаемые бывают полезные... а бывают и вредные.

- Постой, постой! - учительница откинулась на стуле. - Какие это ископаемые вредные? Что-то я про такие не слышала.

- Ну как же, - смешался он. - Если бывают полезные, значит, бывают и вредные. Так ведь?

Теперь пришла очередь смутиться учительнице.

- Так-то оно так... только... только вредных ископаемых не бывает.

Синицыну только того и надо было.

- Тогда почему полезные ископаемые назвали полезными? - заспорил он, уводя разговор от опасной темы. - Какие тогда другие ископаемые?

- Ну... другие просто не такие полезные. Пустая порода, например. Так и называется: пустая.

Впрочем, речь сейчас не об этом. Расскажи, как добывают нефть.

Макар тяжело вздохнул.

- Нефть, - промычал он. - Нефть добывают... добывают...

Он тянул время, ожидая, что, может быть, кто-то сжалится над ним и подскажет, но все спокойно смотрели на него. Кто же будет подсказывать отличнику, лучшему ученику класса? Пустая трата времени.

- Синицын! - сделала большие глаза Нина Борисовна. - Ты не знаешь урока, Синицын?

- Я... мм...

- Ну, тогда расскажи, что такое нефть, - учительница еще как-то хотела спасти лучшего ученика класса.

У него от напряжения замелькали перед глазами красные круги. А потом он мысленно увидел длинный железнодорожный состав цистерн. Большие желтые цистерны с надписью на боку черными буквами: "Нефть". Такие он не раз видел на станции. В отчаянии он выпалил:

- Нефть - это... как ее... Нефть добывают из цистерн.

И тут же с ужасом замолчал. Он вспомнил вдруг, что такое нефть и как ее добывают. Полузабытые страницы учебника стали всплывать в памяти. Нефтяные вышки... трубы...

Но было поздно.

- Садись, два! - сказала, как выстрелила, Нина Борисовна.

Сразу грянул хохот в классе. Синицын, остолбенев, смотрел, как рука учительницы выводит в журнале двойку. И странное дело: он вдруг обрадовался, как будто встретил старого друга. "Значит, действительно кончилось все волшебство, - думал он с грустью и вместе с тем облегченно. - Теперь самому придется все делать. Жизнь опять будет интересной и увлекательной". И Синицын неожиданно для самого себя сказал учительнице:

- Спасибо!

Нина Борисовна нахмурилась:

- Ты еще и паясничаешь!

- Нет, я не паясничаю! - задышал прерывисто Макар. Ну как объяснить, что он рад, действительно рад двойке? С нее начнется новая жизнь. Ведь это должно быть радостно - самому добывать свои знания! Может быть, он станет таким же ученым, как тот, на планете Свет Разума. Ведь даже там, в той волшебной стране, каждый учится и добывает свои знания сам.

- Садись, - кивнула учительница. - Перейдем к следующей теме...

ПОДАРОК ИЗ АРКТИКИ

Мама открыла дверь с таким счастливым, радостным видом, что Макар сразу же вскрикнул:

- Письмо от папы?

Она не успела ответить - появился сам папа! У Синицына перехватило дыхание. Он бросился к отцу и почувствовал, что летит вверх, под потолок... Отец тормошил Макара:

- Большой какой стал, а! Скоро отца догонишь!

Он посадил его к себе на плечо и пробасил:

- Ну-ка, пошли, я покажу тебе кое-что...

Как всегда после долгого отсутствия, отец был немножко незнакомым и чужим, и Макар исподтишка приглядывался к нему, узнавая и не узнавая его. Каждый раз он открывал что-то новое в своем отце и заново привыкал к нему...



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать