Жанры: Боевая Фантастика, Фэнтези » Наталья Игнатова » Охотник за смертью (страница 21)


Опомнился и с воем кинулся прочь из кургана.

Дети – не потеря, детей он наделает новых, потом, когда убежит достаточно далеко и спрячется в самую глубокую нору. Но что такое случилось с Пауком, с мертвым Пауком, с убитым им Пауком?.. Как же так вышло, что змеиный танец едва не втянул в себя могущественнейшего из детей ночи?! И как теперь быть?

Надеяться на то, что Гвинн Брэйрэ обязательно убьют новоявленного упыря? Все верно. Они убьют. Ведь это же их работа!


* * *


Сколь многого он не знал, прожив двадцать лет! Не знал подлинного страха. Не знал позора. Не знал слабости и стыда. И этого чувства абсолютной свободы не ведал тоже. Свободы смерти, когда нечего терять и не на что надеяться, и ничего нет впереди, а вокруг лишь враги, которых нужно уничтожить.

Это боль, но она так похожа на счастье. И ясно становится, что вкусить подлинного счастья раньше тоже не доводилось.

Только сейчас. После смерти.

Альгирдас смерчем прошелся по просторной усыпальнице, добивая тех, кто уцелел, выскользнул из тенет его танца. Крушил кости, рвал на куски мертвую плоть, остановился только тогда, когда понял: ничего, способного двигаться не осталось вокруг. Ни одного мертвеца, сохранившего целостность.

Кроме него самого, разумеется.


Когда Орнольф, готовый драться и убивать, во всеоружии, в сияющей дымке заклятий ворвался под своды упокоища, Альгирдас рассмеялся, стоя над изувеченными телами мертвецов:

– Что, рыжий, пришел на мои похороны?!

– Ты упокоил их, – изумленно проговорил Орнольф, – один, их всех… ха! – перешагивая через трупы, он пошел к Альгирдасу. – Мертвые подавились кровью конунга…

Он был уже близко и продолжал говорить, и голос его звучал весело и удивленно. Только скругленное острие меча смотрело не в пол, а в сердце Альгирдаса. И почти невидимые блики пробегали по лезвию.

– Я сложу о тебе песню, конунг Хельг Оржельссон.

– Да, – Альгирдас уже не смеялся, – ты настоящий Гвинн Брэйрэ, Касур, ворожишь даже тогда, когда все враги повержены. Вдруг да кто-то из друзей уже лишился своей тени.

Протянув руку, он коснулся острия клинка, вздрогнул, но медлил отдернуть пальцы:

– Жжет… как свечной огонек. Почти не больно. Давай договоримся, Орнольф, а? – Он легко отступил назад, так, чтобы дану пришлось сделать лишний шаг для атаки. – Я знаю: никаких разговоров с мертвяками, но с Сенасом мы все же беседовали иногда. Помнишь? А я одной с ним крови. Отпусти меня до утра. – Веселый голос посерьезнел, глаза отразили переливчатый блеск окружившей Орнольфа силы: – Эльне и Наривилас в большой опасности. Я должен спасти их.

– Почему именно ты? – отчасти Орнольф был даже благодарен Хельгу за то, что тот не стал притворяться живым. Так было легче. Намного. И одновременно сложнее. Потому что Хельг… потому что этот мертвяк не вел себя, как враг. – Я спасу их. Объясни, что нужно сделать.

– Ты не обязан помогать моей семье, – на тягучем родном языке проговорил, почти пропел Альгирдас, – ты не обязан помогать мне. …И ты не помог…

Снова сверкнули в улыбке зубы. Острые… кажется, Хельгу нравится то, чем он стал. И как похожа его речь на его же змеиную пляску, когда из плавной вязи красивых, неспешных движений выстреливают убийственные молнии атак.

Не помог.

Не успел.

– Просто позволь мне сделать это, – снова смягчился голос Паука. – Месть, Орнольф, – быстрая, как укус, и сладкая, как глоток крови… Ты же не хочешь, чтобы я погиб, не отдав долгов?

– Ты уже мертв.

– Но я еще здесь. И от тебя зависит, уйду ли я сейчас, чтобы вернуться к рассвету, или уйду навсегда. Как думаешь, Гвинн Брэйрэ смогут найти своего Паука? А если найдут, как быстро они сладят со мной? И чего это будет стоить?

– Ты не можешь ворожить.

– Да, – и Альгирдас протянул Орнольфу скованные руки, – сними это, прошу. Я вернусь к утру, рыжий. Обещаю.

Удивляясь тому, что делает, дан освободил его от браслетов.

Альгирдас, брезгливо шипя, по-кошачьи тряхнул одной ногой, затем другой, и разомкнувшиеся золотые кандалы упали на грязный пол.

– Так намного лучше, – глубоко вздохнув, он расправил плечи, – я словно заново родился. В хорошем смысле, Орнольф. Я говорю не о своей смерти.

Пройдя в глубь усыпальницы, туда, где лежало тело хозяина этого места – вполне себе порядочного мертвеца, хоть и совсем не человека, – Альгирдас принялся деловито обследовать лари и сундуки, окружавшие покойного.

– Ты что делаешь? – Орнольф не понимал себя, не понимал Хельга, не понимал вообще ничего.

– Одеваюсь, – Альгирдас покрутил в руках лежавший рядом с мертвецом боевой рог. – Этого покойника все равно как с меня лепили. Ты же помнишь: фейри хоронили в курганах Старейших… или как они называют своих конунгов? – он преспокойно натянул на себя найденные в сундуке штаны, рубашку из тонкого полотна, удобные сапоги. – И одежду им на тот свет давали отличную, чтоб навсегда, – подпоясался украшенным самоцветами поясом. – И утварь дорогую, – по полу со звоном раскатились чеканные кубки. – И оружие, – Альгирдас с особым удовольствием вынул прямо из мертвых рук длинный меч с овальной гардой, взвесил в ладонях и положил обратно. – Ты же не хочешь, рыжий, чтобы я явился туда голым…

– Да тебе-то можно, – проворчал Орнольф, смерив его насмешливым взглядом, – ты у нас красавчик – хоть одетый, хоть раздетый. Тебя, говорят, не отец с матерью

делали, сам знаешь, чем, а боги. Руками, – уточнил он, чтобы разрядить вдруг возникшее напряжение.

Альгирдас хмыкнул. Молча прошел мимо Орнольфа к выходу из усыпальницы.

– Вернусь к утру, – бросил уже снаружи.

Некоторое время Орнольф обалдело молчал, глядя на светлый проем входа. Потом понял, что действительно сам, вот только что отпустил на свободу упыря, да мало того – упыря-чародея! Еще подумав, вслушавшись в себя, осознал, что не чувствует за собой особой вины.

– Что ж я сделал-то?! – воззвал дан в пустоту. И задумчиво уселся рядом с древним покойником.


Наверное, это было плохо, но главное, что беспокоило Орнольфа сейчас, это то, что Хельг ушел один. Где это видано, чтобы не мог рассчитывать на помощь друга тот, чьей семье угрожает опасность? Нигде не видано – только здесь, на земле Альгирдаса, два Гвинн Брэйрэ встретились и разошлись, как ни в чем не бывало. Один – спасать жену и сына. Второй – тупо сидеть, ожидая, вернется ли тот живым… м-да… ожидая, вернется ли. Следовало пойти вместе с Хельгом, по совести, по зову сердца – да, следовало. Но вот долг не позволял. Потому что задуманное Пауком наверняка включало в себя убийство людей упырем, и Орнольф, Бронзовый Молот Данов, не мог принять в этом участие. Гвинн Брэйрэ защищают людей от нечисти, а не дерутся с ней плечом к плечу.

Нахмурив брови, Орнольф постарался объяснить себе все это как можно доходчивей. Вроде бы, получилось. И, кстати, о мертвяках: тех, что в изобилии валялись на полу усыпальницы, следовало сжечь. Потому что через несколько дней, или… – Орнольф попинал ногами изуродованные тела, похмыкал уважительно, – через несколько лун, они поднимутся, слабые и очень голодные. Раз уж представилась оказия, надо вычистить это гнездо.

Он обошел упокоище, внимательно глядя под ноги, искал недобитков, тех, кто может попытаться вскочить и убежать из пламени. Поддел ногой остатки золотой гривны. Красивой такой… Подобрал украшение и застыл, раздувая ноздри. А потом вдруг зарычал, саданув кулаком по окаменевшему столбу свода. Золотая гривна, залитая кровью, волшебной кровью Гвинн Брэйрэ. Золотой ошейник! Боги, или вы ослепили Орнольфа Гуннарсона, или помутился его разум? Что за беда стряслась с Хельгом? Как позволил он заковать себя в золотые цепи? Почему не позвал на помощь? Как оказался в гнезде навьев, нагой и безоружный, истекающий кровью?! Ты же видел все это золото на нем, Орнольф, видел кровь и даже не спросил, что случилось! Через что прошел Эйни? Ты не спросил, нужна ли ему помощь…

И что он делает сейчас с теми, кто обрек его на смерть?


Альгирдас издалека увидел зарево пожара. Он спешил, бежал в темноте по знакомому как родной дом густому лесу, но, увидев отсветы огня на кронах, крикнул:

– Этейул!

И взлетел над деревьями, быстрее сокола помчавшись к полыхающему терему.

Горело все. Уже обрушилась кровля, и никого живого не могло остаться внутри, но Паук, на ходу плетя узор защиты от огня, ворвался в дом, расшвыривая падающие сверху горящие балки. Он искал и до холода в сердце боялся найти, и все-таки нашел… то, что осталось от отца. Оржелиса оставили сгореть живьем – связали и бросили прямо в его покоях, – и Альгирдас не смог бы уже опознать тело, если бы не кровь – своя, волшебная, – которой осталось совсем немного.

Черное, скрюченное, изуродованное огнем… нечто. Ничто. Было его отцом.

Оржелис получил огненное погребение, пусть и не то, какого заслуживал. И он был смелым человеком и мудрым правителем… может быть, боги простят ему предательство. Как простил сын.

А Дигр сошел с ума. Совсем. Окончательно. Только безумец может открыть курган с навьями и этой же ночью покинуть надежные стены, предать огню дом, который защищал его, и сбежать.

Куда? Где Эльне? И Наривилас…

Хвала богам, Дигр не бросил их здесь.

Найти следы Пса было не трудно – дан и два десятка его дружинников оставляли за собой почти просеку. Альгирдас летел низко над землей, уворачиваясь от веток, задыхаясь от запаха крови. Он знал, чья это кровь, и когда он нашел Эльне, гнев его стал сильнее скорби. И сердце перестало биться, как и положено мертвому сердцу.

Что сделали с ней? С его женой, его лесной ланью, ясноглазой и веселой, его маленькой, любимой Эльне… Зачем?!

– Каор!

Вспышка пламени, ветвистая молния из раскинутых рук… и легкий белесый пепел на месте истерзанного тела.

Небеса вздрогнули, роняя на землю звезды: гроза среди ясного неба, страшный рокот грома отдается дрожью под ногами. Как же так? Одна ночь отменила всю жизнь. Все, что было – ушло, а это значит – не было, и не будет уже никогда. Что осталось от Альгирдаса-Паука? Такой же прах.

На отряд Дигра он рухнул с неба. Встал перед данами, мертвый перед живыми, без интереса наблюдая, как меняется лицо его безумного палача.

– Где Наривилас?

Надо отдать должное Псу, он не растерялся. Перед ним был враг, безоружный и одинокий, беззащитный, а значит смертельно опасный, но дан бесстрашно приказал своим бойцам:



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать