Жанр: Русская Классика » Николай Наседкин » Всех убить нельзя (Сценарий) (страница 1)


Наседкин Николай

Всех убить нельзя (Сценарий)

Николай Наседкин

Всех убить нельзя

Сценарий

ГЛАВНЫЕ РОЛИ

Антон, 40 лет.

Вера, его жена; лет 36, миловидна - типична.

Наташка, их дочь; 13 лет.

Сынок

Пацанчик

Деваха

Мордоворот

1

На экране - крестик в круге: оптический прицел. Он "шарит": мелькают крупным планом зелёные деревья, столбы, троллейбусы и машины. Но вот в прицеле появляется стена особняка, табличка с золотыми буквами "Администрация..." И, наконец, двери: массивные, солидные, с витой бронзовой ручкой.

За кадром всё время слышится тяжёлое дыхание целящегося. Прицел вздрагивает, колеблется. Проходит несколько секунд. Но вот двери раскрываются. Показываются несколько чиновных людей в галстуках, пиджаках, с папками и атташе-кейсами в руках. В центре группы выделяется один - важный, седовласый, массивно-жирный, Вальяжный. Остальные как бы вокруг него, внимают каждому слову, жесту.

Идут, переговариваясь, к машинам. Прицел следует за ними. Всё то же мучительное дыхание за кадром. Группа у двух иномарок останавливается. Крестик, поплясав, упирается в Вальяжного. Целящийся делает глубокий вдох, задерживает дыхание и стреляет.

В момент выстрела прицел дёргается, и сразу видно, как схватился за плечо и резко согнулся человек рядом с Вальяжным. Тут же следует ещё выстрел. И ещё. И ещё. Бах! Бах! Бах!

После второго выстрела другой человек - опять не Вальяжный подпрыгивает и, схватившись за голову обеими руками, падает навзничь. И только третья и четвёртая пули попадают в цель. Вальяжный после третьего выстрела, выронив папку, хватается за левую руку повыше локтя, а после четвёртого - грузно падает на колени, утыкается лбом в асфальт и медленно опрокидывается на бок.

Страшная паника. Крики. Кто-то пригнулся, закрыв голову, кто-то в столбняке, кто-то бросился бежать. Всё это видно через прицел.

2

"ВНУТРЕННОСТИ" МНОГОЭТАЖНОГО ДОМА. Прицел пропадает. Стрелявший вскакивает с колен. Камера продолжает смотреть его глазами. Он - на переходном уличном балконе, примерно на 10-11-м этаже. Он видит, как на другой стороне улицы в возбуждённой группе людей его заметили, показывают руками в его сторону. Он разворачивается и стремительно выскакивает на грязную тёмную лестницу с обшарпанными стенами, бежит вниз. Мы "бежим" вместе с ним: один пролёт, второй, третий, четвёртый... Поворот на переходный уличный балкон на высоте пятого этажа. Тяжёлое дыхание, всхлипы бегущего.

Дверь в тамбур. Другая дверь, с дырой в нижней части, в ещё один тамбур. Налево третья дверь - в коридор. Он - длинный, мрачный: на сорок метров одно маленькое окошечко и одна лампочка. Это - один из современных экспериментальных домов коридорно-секционного типа. Двери квартир направо и налево. "Бежим" по коридору. Направо предпоследняя дверь, на эмалевой простенькой табличке номер - 93. Судорожно прыгающая рука суёт ключ в один замок, открывает, потом другой ключ - в нижний замок. Попадает не сразу. Дверь распахивается.

3

КВАРТИРА. Человек вбегает, захлопывает с шумом дверь, поворачивает оба замка изнутри на все обороты, накидывает цепочку, задвигает мощный железный засов.

Отбрасывает связку ключей на полку. Откидывается в изнеможении спиной на дверь, закашливается. Мы наконец-то видим его лицо: худое, болезненное, с затравленным взглядом, сломанным носом. Его тёмные волосы мокрыми прядями облепили потный лоб. Одет в ковбойку и поношенные джинсы.

Бросается в глаза необычная дверь - она вся перекрещена толстыми металлическими полосами. Как ворота в крепости.

Человек (это - Антон) напряжённо прислушивается к тому, что происходит за дверью. Там пока - тишина.

4

КОРИДОР. Прошло некоторое время. У двери 93-й квартиры с обеих сторон, прижавшись к стене, стоят люди в штатском и милицейской форме. В руках пистолеты, автоматы. Соседская дверь - наискосок от 93-й -чуть приоткрыта на цепочке, оттуда выглядывает любопытствующий глаз.

Капитан милиции. Последний раз предупреждаем: выходите! Будем взрывать дверь!

Из-за двери 93-й грохочет выстрел - насквозь.

Капитан. Что будем делать, товарищ полковник?

Полковник. Что, что! Думать надо, капитан!.. Вот что, пригоните подъёмник - ну, с люлькой такой, на стройках применяют. Надо попробовать через лоджию ворваться.

5

ДВОР ДОМА. Подъёмная машина с гидравлической стрелой поднимает в люльках двух милиционеров в касках и с автоматами в руках. Поодаль, возле детской площадки, сдерживаемые оцеплением, толпятся, гудят зеваки. Два автоматчика с земли держат под прицелом окна осаждаемой квартиры. Люльки зависают рядом с лоджией пятого этажа. Она застеклена, створки закрыты. Милиционеры, полусогнувшись, ждут, когда стрела поднесёт их поближе.

Вдруг гремит выстрел. Один из милиционеров, веснушчатый, курносый, взмахивает руками, откидывается на спину, переваливается через ограждение люльки и медленно летит вниз. В толпе крики ужаса.

Антон (за кадром). Назад! Прочь! Прочь, я сказал! Убью! Назад!

Оставшийся в живых милиционер, скрючившись, прикрываясь, машет водителю: вниз! вниз! Стрела начинает опускаться.

6

КОРИДОР. Полковник - сухопарый, злой - раздражённо снимает фуражку, платком тщательно, пытаясь успокоиться, протирает внутренность околыша. Подчинённые напряжённо смотрят на него, ждут.

Полковник. Что ж... У нас осталось последнее средство...

Экран темнеет. Из глубины, из яркой точки стремительно под звук выстрела

выносится, вырастает слово "ВСЕХ", под второй выстрел - "УБИТЬ", под третий - "НЕЛЬЗЯ".

"ВСЕХ УБИТЬ НЕЛЬЗЯ"

Идут титры.

7

КОНТОРА. Вера разговаривает по телефону.

Вера (раздражённо). Антон, пожалуйста, не опаздывай, а то маме опять придётся самой доставать банки из погреба.

Антон (за кадром). Вера, ты же знаешь, у меня рабочий день до шести. Зачем каждый раз одно и то же?

Вера (ещё сильнее раздражаясь) Ну неужели нельзя в пятницу на полчаса раньше уйти? Одним словам, я уже выезжаю. Если в шесть часов тебя у мамы не будет - поссоримся. Учти!

Резко бросает трубку. Товарка по работе молча с удивлением на Веру смотрит.

8

ЗДАНИЕ КОНТОРЫ. Моросит дождь. Октябрь. Из подъезда выходит Вера. В плаще, косыночке. На крыльце долго борется с зонтом - тот капризничает. Заметно, что Вера взвинчена, раздражена донельзя. Так и не раскрыв зонт, бежит к остановке троллейбуса. Толпа. Из последних сил Вера втискивается в переполненный троллейбус.

9

САЛОН ТРОЛЛЕЙБУСА. Бедлам: крики, ругань, топтание по ногам. Крутом пьяные безумные глаза. Старая женщина, с усиками на жирном лице, притискивает Веру  к жёсткому ребру сидения так, что у неё перехватывает дыхание. Она еле сдерживает себя, молчит. Вдруг совсем рядом, над ухом (Вера задумалась, затихла, закрыла глаза) раздаётся липкий голосок.

Хулиган. А ничего тёлка. Щас познакомимся...

Вера чувствует тошнотный запах перегара, морщится. Нервно, испуганно оборачивается: "ухаживают" не за ней. В беду попала маленькая симпатичная Девушка - в очках, беретике. Пытается отмолчаться, однако два осовелых пса с грязными ногтями и сальными мордами взялись за дело всерьёз.

Хулиган. Ну ты, бля, чё нос воротишь? Мы ж по-хорошему, не хамим!

Девушка. Отстаньте, пожалуйста! Ну не трогайте, ну не трогайте меня!

Сцена сотворяется в вакууме. Девчонка даже в спину Веру толкает, отбиваясь от подонков.

Вера (за кадром). Надо вмешаться... Ну почему - я? Почему? Вон мужиков сколько!

Милиционер (пробираясь с передней площадки). Э! Э! Что здесь происходит?

Все облегчённо переводят дух, оживают, уже безбоязненно смотрят на хулиганов.

10

УЛИЦА. Вера выскакивает на остановке из троллейбуса прямо в лужу.

Вера. Проклятый извозчик! Не видит, собака, где останавливается? Гад ползучий!.. (Сладостно, в охотку ругается шёпотом, судорожно ищет в кружочке зеркала своё лицо; тушь, конечно, поплыла, глаза - как у крольчихи) Жуть!

Вера горько вздыхает, протирает лицо платочкам. Нашаривает в сумочке тубик с валидолом, выковыривает таблетку, кладёт под язык. С трудом раскрывает-таки зонт. Обнаруживает: одна спица вылезла наружу. Машет рукой ругаться уже нет сил. Ссутулившись, идёт по улице.

Вера (за кадром). И чего это я так расклеилась? Поди, магнитные бури опять... Что же так тяжело на душе?

11

КАБИНЕТ В КОНТОРЕ АНТОНА. Три стола, компьютеры, какие-то схемы на стенах. Антон и его Сослуживец сидят каждый за своим столом. Сослуживец, весёлый, жизнерадостный парень в добротном костюме, ярком галстуке, закуривает сигарету "Кэмэл", протягивает по-американски ноги в лакированных туфлях на край стола.

Сослуживец. Чего это ты такой кислый весь день?

Антон(морщась). Да пива вчера надулся, как идиот. Ну как тут удержишься? Иду мимо "Центрального", а там как раз рекламная кампания - по три бутылки "Клинского" в руки на халяву раздают. Две вчера же и оприходовал. Да ещё ставридину умял - одна соль. С моим желудкам - это самоубийство. (Держится за живот, массирует)

Сослуживец(подначивая). Это тебя жадность губит. Пригласил бы меня, поделился - я бы половину боли на себя взял.

Антон (кисло улыбаясь). Да ладно тебе.

Сослуживец. Слушай, старик, а чего мы здесь торчим? Шеф в управление поехал, уж не вернётся. Давай линять?

Антон. Иди, я сегодня к тёще - так что нам не по дороге. Давай - до понедельника.

Жизнерадостный сослуживец, посвистывая, уходит, на ходу сминает окурок в пепельнице на крайнем столе. Антон сидит некоторое время полусогнувшись, мнёт живот, морщится.

Антон (за кадром). Это уже не жизнь... Если так до могилы мучиться, лучше уж... Ждать, пока сгниёшь заживо? Где это, в "Комсомолке", что ли? За год в благословенной нашей стране оказывается восемьдесят тысяч людей сами точку в своей судьбе поставили... Чёрт-те что в голову лезет!

12

УЛИЦА. Антон (в плаще, кепке), всё так же массируя время от времени живот, идёт по раскисшему тротуара. Задумался. Дорогу ему преграждает Алкаш - образина в засаленой болоньевой куртке с продранными локтями небритая, смрадно дышащая.

Алкаш. Слышь, земляк!

Антон (вздрагивая). А?

Алкаш. Слышь, земеля, рубель надо. Рваный всего. Не хватает.

Антон напрягается. Он видит: шагах в двадцати, у дверей винно-водочного магазина, покуривают и поплёвывают ещё две образины, смотрят на него.

Антон. Нет у меня! (Пробует миновать вымогателя)

Алкаш (Тот, нагло ухмыляясь, преграждает дорогу). А поискать, земеля, а? В карманах-то пошарь, поищи. Сам понимаешь, на пузырь не хватает.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать