Жанр: Научная Фантастика » Антон Никитин » Амнезия (страница 14)


- Да почему же недостаточно?

- Потому что сказано: восходящий на трон должен пройти все пять ступеней посвящения в Тайну.

- Кем сказано?

- Сказано и все! - генерал был уже совершенно пьян.

- Ну хорошо, сказано, так сказано... Тело - понимаю, Душа - понимаю, Имя, Тень... А после Тени-то что? Что потом? Как это?

- Не знаю... Никто не знает. Потом... уже не возвращаются. Не важно уже... Может быть, там яду дают выпить, может, убить врага нужно, я - не знаю, не посвящен. Это вас, посвященных, волновать должно, а я пробовал не получается. В темноте начал видеть, ревматизм всего до корней съел. Все признаки уже есть, а - не получается...- он начал заговариваться.

- Ну если убивать надо, так это у меня, значит, все в порядке. Я уже закоренелый, - я усмехался, напоминая генералу свое признание в первый же день нашего знакомства, потом, вспомнив наивное лицо лейтенанта, опять погрустнел.

- Ерунда это все. Никого Вы не убивали. Не созрели Вы еще для этого.

- Да? А Сашенька? - я засомневался, задавая это вопрос, поймет ли меня генерал.

- Сашенька? - Генерал мутно улыбнулся, - Вот в чем дело... Это не убийство. Несчастный случай. Вы же не хотели. Непредумышленно...

- Непредумышленное, но - убийство.

- Что Вы знаете про убийства? Теория... Только теория... А вот своими руками... Пулю в затылок... А потом оказывается - не тот, опять не тот... Похороны... Дети плачут... Вдова... - генерал и сам всхлипнул, полностью теряя устойчивость.

Словно дожидаясь этого момента, в комнате принялся разбрызгивать звон телефонный аппарат.

- Сынок, это я опять. Не уезжай, сынок... Так лучше будет...

- Что же это ты, папа, в меня стрелял?

- Да ты что! Что ты говоришь такое - стрелял! Да как я мог, у меня рука бы не поднялась!!!

- Ну а кто же тогда, папа? Кому я нужен еще?

- Не знаю, не знаю... Это тебе генерал лучше расскажет - ему нужнее это знать, он и сам из соискателей...

- Папа, ты о чем, я ничего не понимаю.

- Значит, рано еще, не пора... Пойми - ты для меня - все, ты весь мир для меня строишь. Я не знаю тот это мир или нет, не мне судить... Ты не бойся, ты главное не бойся, не надо тебе уезжать, я чувствую, что все будет хорошо. Мы еще увидимся с тобой.

- Ты знаешь, меня ведь прослушивают. Тебя засечь могут... И папа, что мне тут делать? Зачем мне это все? - не знаю зачем, но я прошел с телефоном в комнату с кроватью, поставил аппарат на подоконник.

- Не смогу я здесь без тебя, просто не смогу... Не бросай меня... А что слушают - неважно, не засекут...

- А мама? - неожиданно вспомнил я

- Мама? Не сердись на нее, она же не могла по-другому, а я без тебя не смогу. Ни на что внимание не обращай. Не нужно. Я позвоню тебе.

Я положил трубку на рычаг. Незаметно прошел день. За окнами было уже темно, на натянутой между домами проволоке с изоляторами покачивался фонарь.

Вдалеке, в свете фонаря, было видно, как какая-то старуха в ватнике, роется в свалке. Достала что-то красное из мусора, попробовала примерить, но не сумела устоять - то ли велики, то ли каблук слишком высокий.

Захотелось лечь, распрямиться на всю длину, расслабиться.

Постель сохранила еще запах сашенькиных духов, женские духи, они очень прилипчивы - пройдешься с кем-нибудь под ручку, а потом на два дня воспоминаний - свитер то там, то тут подсовывает тебе знакомый уже запах. Приятные духи, ничего не скажешь, правда, неприятно, что самой ее уже здесь нет, и не будет, наверное, никогда.

Вспоминая про Сашу, достал из-под кровати связанную пачку документов, оценил соблазн на вес, о чем-то замечтался.

Я не заметил, как сон подхватил меня и, скручивая, высушивая на лету, как половую тряпку, понес, без края и направления. Во сне было темно и неуютно, сквозило, где-то на сквозняке захлопывались двери, мама звала меня с балкона домой - обедать, а идти не хотелось.

Когда очнулся - светало. Оказалось, что все еще держу в руках пачку документов. Надо было встать, умыться.

Сидя на крае ванны, как и вчера, я попытался понять, что со мной происходит.

Собственно, было уже все ясно. Оставалось только точно узнать, что делать дальше.

Сначала попадаешь в какой-то конкурс, слабаки отсеиваются, потом - по порядку, все ступени посвящения, до самой последней, загадочной... Если проходишь ее - тогда ты в порядке. Тогда с тобой можно иметь дело.

Что там, интересно... Какой-нибудь ритуал, святая вода? Нет, это из другой оперы совсем... Книга? Или папирус? Слишком просто. Что-то понятное, но невыполнимое сразу. Дуэль. Точно, дуэль. Или - война. Что-то там обязательно должно быть на крови замешано, иначе зачем им меня убивать? Что я знаю? Что я значу? Так - студент, недоучившийся, даже не отличник середнячок, ерунда, пустышка, ноль. Им не я нужен, им моя кровь нужна, они без этого не могут, не получается, наверное...

Тут главное - понять все до самого конца. Они ведь знают, чего хотят, а я нет... Нечестно получается. Что же потом?

Я открыл холодную воду, подождал, пока пойдет по-настоящему холодная вода, из недр, сунул голову под струю, чтобы было легче думать.

А может быть, все это схватка за трон, стремление получить место? Может быть, они меня с кем-то перепутали, открыли всю тайну по недомыслию, а теперь - уже поздно, и надо убивать, ритуально убивать...

Вот так, по случаю - прыг - и в дамки, и где-то рядом с Фараоном. Весь мир в кармане.

Вот в чем дело - я уже иду к Нему на замену. Или меня

ведут... Или закладывают в жертву. Неважно как, важно что.

Ну, папа, спасибо, вразумил, теперь я точно никуда отсюда не сдвинусь. Еще чего - отказываться от такого!!! Я им покажу, как нужно, они у меня поймут, что такое настоящая свобода. Теперь бы только туда попасть, а там немного мучиться.

Главное - не повторяться, не искать по пройденным тропинкам, там одна ерунда, сплошные ошибки, пустота. Смерть.

Я стряхнул с волос остатки влаги, встал. Бросил в ванную пачку документов, наклонился, достал из кармана зажигалку, поднес ее к светлой бумаге фунтовых купюр, и выстрелил коротким газовым пламенем прямо в лицо королеве, изображенной на купюре. Королева почернела лицом, расстроилась.

Горело весело, быстро, почти без дыма - старый дом, хорошая вентиляция, все сразу утягивает.

Когда хлопья пепла успокоились, опали, я смыл их водой, и вернулся в кухню. Генерал спал, сидя за столом. Бутылка водки была пуста.

Я потряс спящего за плечо.

- Вы знаете, генерал, мне нужно найти его.

- Кого - его?.. Генерал стряхивал с себя сон, пытаясь понять.

- Фараона... - мне с трудом давалось это слово.

Генерал проснулся и протрезвел, насколько мог.

- Что я Вам тут наболтал, Боже мой!

- Да не молчали Вы, генерал. Теперь что, теперь поздно, я знаю все. Ну так как?

- Дмитрий Евгеньевич, но это же отнимет у меня кучу времени... Это же невозможно почти, это же риск. Думаете, я не пробовал? Я только этим и занят. Но это риск. Правда, теперь уже не для меня - для Вас... Вас лично...

- Короче!.. Когда Вы это сделаете, генерал?..

- Не раньше, чем ко Дню Мира. Никак не раньше. Только вот...

- Хорошо, генерал. Приступайте. Если успеете раньше, чем за два месяца - я Вас не позабуду. 7. Классическая Книга Перемен. Язык

Человеку свойственно

интересоваться своей

судьбой в основном в

кризисные моменты, т.е.

когда течение жизни ...

направлено против него

или увлекает против его

воли.

Кэрлот Хуан Эдуардо,

?Словарь Символов?,

статья ?Кризис?

Время проходило незаметно. На деревьях появилась листва, во время одного из апрельских ливней фиолетовая юбка сорвалась на землю и через некоторое время пропала, будто и не было. Раз в неделю заходил генерал, напивался и оставался ночевать, сидя на стуле в кухне, как в первый раз. Поиски его пока не были успешны и временами я вообще сомневался, что он ведет их, но другого способа достичь желаемого я придумать не смог. В один из своих визитов генерал принес мне удостоверение Министерства Безопасности, я оказался старшим консультантом, и у меня был свой кабинет во внутренней зоне, и своя машина, которой я не пользовался.

В институт ходить не хотелось, я заказывал генералу книги, их присылали мне на квартиру, я валялся на кровати, читая днями напролет.

Помирился с мамой, она даже приезжала ко мне в гости, привезла чего-то поесть. Пришлось выкинуть сразу после того, как она уехала - холодильник забит до отказа, чуть не каждый день приносят что-то новенькое.

Пару раз выбирался из дому - проветриться, но долго гулять не мог нервы пошаливали - смотрел по крышам, оглядывался, боялся зайти в темные подворотни.

От однообразия жизни я совсем потерял счет времени, благо газет не читал, телевизор сломался после первого же включения, а чинить его не хотелось.

Иногда позванивал генерал, просто так, без повода, поэтому я ждал услышать его голос, когда снял трубку в ответ на один из телефонных звонков.

- Дмитрий Евгеньевич? - голос был мне совершенно незнаком.

- Алло, кто это?

- Мне передали, что Вы ищете меня.

- Кто это говорит?

- Так ищете или нет?

- Ищу.

- Сегодня, в два, на Ваганьковском кладбище. Памятник Шехтелю, знаете? И один, пожалуйста, без оружия.

- И что, без охраны придете? Целый Фараон - без охраны? Или кладбище оцепят?

- Я канцлер. Фараон заняты. Болеют.

- Ну хорошо, в два, у Шехтеля.

Все-таки генерал молодец. Не испугался. Мне захотелось похвалить его.

Генерал ответил сдержанно.

- Смирнов слушает.

- Как, новую секретаршу не нашли еще?

- Да первый отдел все никак не утверждает. Дмитрий Евгеньевич, если Вы поболтать хотите, так лучше чуть позже, хорошо? Я занят сейчас.

- Нет, Генерал, я чтобы поблагодарить. Вы Его все-таки нашли.

- Я Его нашел? Дмитрий Евгеньевич, я Вам признаюсь. Мое дело Вас сохранять, а не под пули ставить. Я Его и не искал вовсе. Ни к чему это, суета. Не нужно.

- Ну, значит, это Он меня сам нашел. У меня с Его человеком встреча через полтора часа.

- Вы уверены, что это Его инициатива, а не этого человека?

- Ну, мне так показалось... - тут я понял, что никакой почвы под этой уверенностью нет. Если это не наработанный генералом контакт, то инициатива могла исходить от кого угодно. Впрочем, мне все равно.

- Ни в коем случае не езжайте туда один! Я за Вами машину высылаю.

- Ну, генерал, я ждать не буду, - эти тупые культуристы из отряда прикрытия меня совсем не вдохновляли.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать