Жанр: Научная Фантастика » Антон Никитин » Амнезия (страница 5)


- Это Вы напрасно, я тут недавно читал отчет, так содержание одной конспиративной квартиры обходится Империи в пять раз дороже, чем одна тюремная камера, - генерал выдержал паузу, наслаждаясь произнесенным. Надо сказать, что определенного эффекта он достиг. Явная подготовленность ответа отбила у меня всякую тягу к полемике, - Но я согласен с Вами. Ваши требования совершенно справедливы. Завтра вечером у Вас будет все необходимое. Я надеюсь, Вы прочитали досье?

Я счел необходимым промолчать.

- Поймите меня правильно, проблема не в Институте, проблема в Вас. То досье, которое мы Вам передали - это пробный шар, проверка, не более. Мы приблизительно представляем себе ситуацию вокруг Института. Существует несколько неясных вопросов. Нет уверенности, а нарушать действие отлаженной структуры не хотелось бы... Вот мы и предоставляем Вам возможность проявить себя. Что-то вроде испытательного срока. Причем, даже если Вы не справитесь с заданием - это ничего не значит. Вы можете справиться и не подойти нам, или - наоборот - не справиться и подойти.

Зато мы поймем, какими методами Вы способны действовать. Понятно, что никакой, даже самый точный прогноз, не может полностью учесть психологический фактор. Так что для нас самое главное сейчас - понять, на что Вы вообще способны. Как Человек, - он так и произнес это слово, с большой буквы.

- Ну, способен, я, как известно на многое - я способен, например, на ложь, на сотрудничество с Охранкой, даже на убийство невинного постового. Похоже, я и сам не знаю своего резерва...

- Да, Дмитрий Александрович, я ведь звоню Вам именно по этому поводу мы делаем все возможное, но Внутренние Силы упорно стараются навесить на Вас этот труп. Я разобрался в ситуации, но до завтра Вы все еще будете под подозрением. Думаю, что этот досадный инцидент мы разрешим не позднее завтрашнего вечера. До той поры Вам лучше отсидеться - могут арестовать, и тогда мы уже ничем не поможем - Вас постигнет незаслуженное возмездие. Потерпите два дня, всего лишь два дня, ей-богу! Мы с Анубисом делаем все возможное! Просто есть некоторые обстоятельства... От меня они, к несчастью, не зависят...

- Не утруждайтесь, Климент Степанович, я признаюсь Вам. Честно говоря, я еще днем хотел Вам об этом сказать. Духу не хватило. Это ведь я убил того регулировщика. Так что возмездие я вполне заслужил, - и я опустил трубку на рычаг.

Уж не знаю, удивил ли я его этим признанием, однако удовольствие было получено сполна.

Они с Анубисом делают все возможное!!!

Эпидемия увлечения Египтом, как видно коснулась и Управления. Я никогда не понимал, почему лет пять назад, вместе с началом перемен, стало модным использовать египетские имена, названия и пророчества. Сам я не попал под дурное влияние этого поветрия, но все-таки немного знал.

Вот Анубис, например - покровитель мертвых, изображавшийся с лицом шакала. Ну, шакал - он шакал и есть. Я вспомнил лицо майора, и мне почудилось, что было в нем что-то от собаки. Кроме того, Анубис владел таинством обряжания умерших, что майору тоже было явно не чуждо. Ведь он наблюдал за процессом бинтования, провел меня по лабиринтам и представил пред очи.

Правда, мне во всей этой истории отводилась роль статиста. Видимо, Анубису нужна была послушная мумия.

С другой стороны, быть мумией не так уж и плохо - я посмотрел на свои бинты. Быть мумией - это означает привлекать внимание, особенно об этом внимании не заботясь. Потом, положение мумии - положение надежное, из этого состояния очень сложно вывести. Если вообще возможно. Правда, мумии, наверное, были уверены в том, что они - мумии. У меня же не было уверенности ни в чем.

Я твердо знал, что слова генерала пусты, что не в правилах Анубиса помогать умершим. За все остальное нельзя было поручиться ни на мгновение. Я не был теперь уверен даже в том, что меня кто-то травил с самого утра, моим единственным доказательством, связывающим меня с моей нормальной жизнью, была повязка на руке.

И, может быть, врач, которая мне ее наложила. Да, в конце концов, в мумию меня превращала именно она. Если она есть вообще, эта докторша, значит и я еще не совсем мертвый! По крайней мере, она может знать, был ли яд, она должна знать состав бальзама который лежит на бинтах.

Впрочем, этот разговор мне ничего не даст. Доктор или работает на Управление, или ничего не может сказать определенно. Логично? Вполне. Только одно но: эту логику тоже могли просчитать. Что, сказали они, ему делать у врача? Он что, ненормальный? Как знать...

Я выбрался на улицу по всем законам: через пыльный до тошноты чердак спустился в соседний подъезд, долго плутал по задним дворам, и на первом же светофоре поймал такси.

Начинало темнеть.

В переходе к нашей станции снова восстановили освещение.

Я постоял немного около разменных автоматов. На полу, там, где еще с утра лежал регулировщик, ничего не было - ни следа, ни капельки.

Снаружи, в переходе, мимо входа в метро, прохаживался постовой. Заметив, что я стою, не спускаюсь на платформу, он тоже остановился, пытаясь сквозь двойное стекло рассмотреть мое лицо. Думаю, он не пошел бы внутрь, даже если бы и узнал меня, но проверять догадку не хотелось - я отвернулся и направился в медпункт.

В медпункте никого не было.

На столе лежала книга. Я подошел поближе и увидел фотографию древнего папируса: божество с головой ибиса и Солнце на его

протянутых руках. На соседней странице было подчеркнуто:

"Человек состоит из тела (Хет), души (Ба), тени (Хайбет), имени (Рен) и, наконец, из Ка, что лучше всего передать словами "двойник, невидимый двойник". Последний рождается вместе с человеком, неотступно следует за ним повсюду, однако, Ка не умирает необходимо со смертью человека. Он может продолжать свою жизнь в могиле, которую и называют поэтому "домом Ка". Трудно сказать, всегда ли человек представлялся столь сложным существом, однако сегодня можно уже уверенно отметить определенную ограниченность трактовки христианства в вопросе человеческой организации."

В коридоре послышались легкие шаги и в дверном проеме показалась доктор. Едва увидев меня, она отшатнулась, коротко вскрикнула и бросилась прочь. Опрокинув по пути стул, я кинулся ее догонять.

Она бежала туда же, куда утром уходили мы с майором.

Доктор бросилась вниз, на помост, в пасть каменного каземата. Я подумал, что доктор хочет сбежать от меня по лестнице, а потом попробовать улизнуть по переулкам, но она пробежала мимо лестницы. Я видел впереди ее белый халат, бабочкой бившийся в сырой темноте узкого туннеля. Вдруг впереди раздался слабый вскрик - доктор уже не убегала, убегать было некуда - помост кончился. Она стояла лицом ко мне и судорожным криком выдавливала из себя слова:

- Я не знаю ничего, не знаю!!! Уходи только, уходи, нечисть, не было ничего, я же сделала все, что они велели мне, сделала... - доктор билась в истерике, едва не переваливаясь через поручень, вниз, на пути.

- Кто они, что ты несешь, дура!!! Говори, в конце концов, говори! - я подошел к ней вплотную и схватил за плечи - я подумал, что так я сумею остановить ее припадок страха.

Она вздрогнула, услышав мой голос и замерла.

- Как?.. Ты же живой совсем, ты же говоришь, как человек, может быть, ты еще и чувствовать умеешь да?

- Ты по делу говори, дура, по делу!!! Кто?!! - я тряхнул ее, что, похоже, прибавило ей осмысленности.

- А я не знаю, они где-то за полчаса до тебя пришли, один в куртке синей, у него еще зуб золотой был, а второй - низенький такой, чернявый, неприятный. Я еще удивилась, почему его не арестовали, раз он кавказец, сейчас же всех кавказцев задерживают...

- А чего ты их слушалась?

- Они мне удостоверения показывали...

- Какие?

- Я не запомнила - только герб помню и фотографию...

- Вот ведь дура! Что они тебе говорили?

- Они мне сказали, что тебя уже нет почти, что ты их предал, сказали, что это так - видимость одна, зомби. Только тело, оболочка одна, пустая. Ты думаешь, я зря придуривалась там с тобой, с утра? Я же тебя проверяла - ты же на мой бред не реагировал совсем. Я и подумала, что ты и вправду пустой... И бинты эти они мне дали, и мазь. Я еще заметила, что ты так порезаться часами не мог - это они тебя каким-то специальным инструментом исполосовали. Хочешь, мы бинты тебе снимем, я покажу...

- Ну, пойдем, - я пропустил ее вперед, - а ты чего от меня по лестнице не сбежала?

- А... Думаешь, там всегда открыто? Ее открывают раз в год, для капитального осмотра вентиляции, монтеры сверху обычно залезают, им так удобнее.

- Ну, а укол мне кто делал?

- А мне-то откуда знать? Я вообще не знаю, делали тебе его или нет. Я же всего третий месяц практикую. Если начальство узнает, во что я тут вляпалась - погонят с работы обязательно. Не Бог весть какие деньги, но я ведь институт кончала все-таки! Три раза поступала...

В медпункте было тихо и светло. Лампочка под потолком слегка качалась, отмечая проезжающие на поверхности автомобили.

Доктор пошла к шкафу с банками и инструментами.

- Подожди. Сначала паспорт мне покажи, потом уже будем разбираться.

- Паспорт? А, ну конечно, я же с ними заодно, правда? - она подошла к столу, вытащила из под него небольшую сумочку, достала паспорт, - Держи, козел.

Я взял документ, осторожно, с опаской, открыл.

Ирина Леонидовна фон Фирсофф.

Я так и знал - дура. Безмозглая дура. Только бешеные провинциалки сегодня способны на онемечивание фамилии. Да еще "фон"! Тоже мне графиня!

Детей, естественно нет. И спрашивать не буду, откуда она эту пигалицу взяла. Скажет - сирота, или сестренка младшая, или еще чего...

- А про Светланочку ты не думай, у нас с ней родители рано умерли, она мне сестренка, но я ей вместо мамы, - доктор стояла передо мной, словно на допросе, только в руке у нее уже блестели загнутые ножницы.

Прописана... Понятно... Вот: военнообязанность. Пусто. Ну, это, конечно, не значит ничего, но все же...

- Ну держи свой паспорт.

Я снял куртку, бросил ее на кушетку и засучил рукав.

- Давай, снимай свое произведение.

Она разрезала узел и стала сматывать посеревшие за день бинты. Когда работа была завершена, доктор достала с полки спирт и вату и протерла мне кисть.

Рука была абсолютно чиста. Ни единого следа, ни намека, ни белых полос едва наросшей кожи - ничего вообще.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать