Жанр: Научная Фантастика » Дмитрий Нечай » Прорыв (страница 1)


Нечай Дмитрий

Прорыв

Дмитрий Нечай

Прорыв

В дверь негромко постучали. В появившемся просвете показалось растерянно улыбающееся лицо секретарши.

- Сергей Павлович. Приехал сотрудник института контроля, хочет с вами побеседовать.

- Пусть проходит, - не отрываясь от документов произнес Сергей.

Дверь закрылась. И не успел он прочесть двух строчек, как, постучавшись, в кабинет бодро вошел молодой человек высокого роста в аккуратно выглаженном форменном костюме.

- Добрый день, директор, - блестя хитрыми глазами сказал он. - Я Троин Михаил Витальевич. Будем знакомы. Прибыл для проверки отчетных документов.

- Садитесь, пожалуйста, - с интересом глядя на молодого ревизора сказал Сергей. - Представляться вам не буду, вы и так, наверняка, меня знаете. Небось перед отъездом сюда знали о нас все.

- Не так, чтобы все, - улыбнулся контролер, - но кое-что, вы правы, знаю. Поскольку я завтра должен быть уже в другой лаборатории, то у вас проверю сущие пустяки. Парочку отчетов об уже завершенных опытах. Ведь такие есть?

- Разумеется есть, - ответил Сергей. - На выбор?

- Пожалуй, на выбор, - произнес контролер и полез к себе в сумку.

- Что еще желаете просмотреть из документов? - поинтересовался Сергей.

Михаил Витальевич как-то уж очень любезно улыбаясь, поднял свои зеленые глаза на директора и шутливым тоном произнес, рассчитывая на то, что им обоим станет непременно смешно:

- А подайте-ка все по текущим опытам, я выберу сам.

В одно мгновение Сергея как молнией прошибло. Он даже открыл рот от удивления, и дыхание перехватило как при сердечном приступе. Человек этот вдруг показался до того знакомым, что подумалось - вот еще миг, и он разведет руки для объятия, и узнав какого-нибудь однокашника или сокурсника, кинется к нему с криками - "Сколько лет, сколько зим!" Но этого не произошло.

Михаил Витальевич сразу перестал улыбаться, и серьезно глядя на Сергея, с недоверием произнес:

- Уважаемый директор. У вас что, сгорел отдел накопления информации? Что это вы так вдруг ужасно изменились?

Старательно маскируя внешние выражения уже прошедшего ощущения, Сергей постарался как можно более уверенным голосом ответить на вопрос.

- Да нет, что вы, это я так, бывает, знаете ли, - при этом он покрутил кистью левой руки. - Сейчас я свяжусь с отделом и вам принесут краткий каталог исследований, проводящихся у нас. И все там, что еще есть интересного, что закончено, что нет.

Сергей вызвал дежурного по отделу и заказал все обещанное на контроль.

"А все-таки где-то я его видел, и не просто видел, а даже неплохо знал", - думал Сергей, глядя на рисовавшего чертиков в ожидании материала контролера. -"Где-то в лаборатории или раньше - в институте, но где-то точно видел. Не бывает таких ощущений на пустом месте - это уж точно."

Прошло десять минут ожидания. Сергей напряженно смотрел на контролера. Молод, симпатичен, довольно крепок. Вид здоровяка неунывающего, энергичного. На вид - лет двадцать пять - тридцать, не больше. Но глаза какие-то уж слишком хитрые. Смотрят на тебя с этаким сожалением и умудренностью.

Его размышления прервали - принесли документы. Худощавый дежурный разложил перед Михаилом Витальевичем длинную ленту отпечатанных данных, на которую тот сейчас же наложил свой бланк, и как автоматическая печатная машинка, поехал рукой вдоль рядов цифр. Процедура рядовой проверки занимала обычно не более получаса. Сергей отъехал с креслом к стене сзади и опять стал вспоминать - где он мог видеть этого парня? Он моложе как минимум на пятнадцать лет. Значит, работать вместе не могли. В институте контроля научных исследований Сергей в жизни не был. Остается случайная встреча, или их где-то кто-то представил друг другу. Но откуда такое неестественно навязчивое ощущение, что знакомы уже бог знает сколько лет.

Ревизор поднял свои глаза от информационной ленты.

- Уважаемый директор. Тут вот данные о мощности ваших агрегатов очень интересные. Вам давали право на пользование такими мощностями?

Сергей очнулся.

- Что вы говорите? Ах, да, конечно. Вот разрешение, - он достал из ящика стола лист приказа.

Контролер прочитал, аккуратно положил лист на стол и опять углубился в изучение ленты, занося что-то в свой бланк. Лицо его выражало сосредоточенность и спокойствие. Сразу видно было, что он знал дело отлично. Легкие морщинки на лбу обозначались четче, когда он задерживался на столбиках семизначных чисел - результатов месячных испытаний. Он уже просмотрел три четверти ленты, когда вдруг прервал свое занятие. Расстегнул воротник и достал из сумки освежающую салфетку. Распечатывая ее тонкими длинными пальцами произнес:

- Жутко душно у вас, уважаемый директор. После улицы просто невыносимо.

Тщательно протерев лоб и щеки, он занес руку за голову и Сергея опять шарахнула та невидимая молния, от действия которой недавно он имел такой нелепый вид. Внезапно пришедшая мысль повергла Сергея в еще больший шок. Сергей почему-то вспомнил дни своей молодости. Послешкольные годы, когда он работал лаборантом в комплексе профессора Соргина. До вступительных экзаменов оставалось полгода и он решил, что работа у Соргина поднимет его авторитет при вступлении. Вспомнил он, как часами занимался всякой ерундой, мечтая стать великим ученым и оставить свой след в науке. Частенько приходилось носить Соргину отчеты и доклады. Сеть информационного накопления тогда была еще очень слабо развита. Часть этой работы делали сотрудники лаборатории. Да, пожалуй именно там, в этих глубинах памяти о том времени и всплыла у Сергея фигура этого ревизора. Именно тогда и именно в кабинете у Соргина он видел его. И, пожалуй, если бы не этот жест с салфеткой к затылку, может и не вспомнил бы то время. Запомнился он Сергею именно потому, что посещал лабораторию очень часто. Штат института контроля

был тогда меньше и сотрудников не хватало. Поэтому посылали одних и тех же. Кабинет профессора не кондиционировался и контролер частенько вытирался от возникающей испарины. "Надо же, какая память!" подумал Сергей. Так ведь далеко лежало это все у него в голове, и вдруг - на тебе, взяло и всплыло.

Контролер уверенным жестом расписался на ленте и спрятал свой бланк в сумку.

- Ну, вот и все Сергей... , простите, не знаю отчества.

- Павлович - добавил Сергей.

- Сергей Павлович - окончил контролер. - Все у вас в норме. Приятно было вас посетить. Вот вам талончик о прохождении проверки, - он положил маленькую сиреневую карточку на календарь перед Сергеем. - Все никак не можем избавиться от этих бюрократических формальностей - улыбался контролер.

Он застегнул сумку и направился к выходу. Пелена воспоминаний слетела от хлопка. Сергей уставился на дверь своего кабинета. "Так вот, значит, откуда это лицо. Но ведь этого не может быть, - тут же подумал он. - Это же было двадцать пять лет назад!"

Сергей закрыл глаза, еще и еще раз вспоминая лицо того парня в кабинете Соргина. Да - это действительно он. Эти же зеленые глаза, эта фигура и волосы. Наконец эти салфетки. Он наклонился к мусорной корзине и вытащил порванную упаковку из-под салфеток. Так оно и есть. Упаковка именно такая же, как та. Красный квадрат с желтым обрамлением и надписью наискось. Черт знает, что за дела. Если это он, то ему как минимум лет пятьдесят. А уж так, как он выглядит, он выглядеть в пятьдесят никак не может. Ну, бодрый. Ну, лет под сорок. Но уж не на двадцать пять.

Сергей встал и прошелся по кабинету. Все это ужасно интересно. Надо разобраться. Иначе останется ощущение какой-то идиотской навязчивой идеи об этом контролере. Сергей подошел к столу. "Как там его звали? Троин, кажется, Михаил Витальевич."

Он снял трубку телефона. В институте контроля работал закадычный друг Пашка Стрегин и лучше, чем через него то, что интересует не узнать. Трубку долго не брали. Сергею пришлось ждать с минуту, пока наконец он услышал на том конце провода такую знакомую ему Пашкину интонацию.

- Да! Говорите! Я слушаю.

- Привет главному контролеру, - улыбаясь сказал Сергей.

Пашка был близок Сергею и к нему он испытывал особое чувство дружбы, не такое, как к остальным друзьям. Стрегин всегда понимал его лучше всех, с полуслова. Да и вообще, давняя дружба сделала их во многом похожими и уживчивыми друг с другом.

- Паша! Я тут заинтересовался одним вопросом. Без твоей помощи не обойтись, - продолжил, не дожидаясь ответа на первую фразу.

В трубке хрипловато от помех на линии прозвучал голос узнавшего его Пашки:

- Валяй. Что там у тебя? Если только это в моих силах.

- Надеюсь, что вполне в твоих. Речь идет об одном человеке. Работает у вас в институте. Недавно тут у меня с контролем был. Фамилия Троин Михаил Витальевич.

- Ну, и что же тебя в нем интересует? - осведомился Пашка.

Сергей кашлянул и опершись о стол продолжил:

- Я хотел бы узнать, сколько ему лет и, если это возможно, какие лаборатории он инспектировал двадцать пять лет назад.

В трубке раздался хохот.

- Серега! Ты что, спятил? Если я тебя правильно понял, то ты интересуешься каким-то стариканом, ушедшим на пенсию много лет назад. Ты ведь знаешь, что у нас с самого дня основания работают люди не моложе двадцати одного года, а на пенсию идет в сорок?!

- Да, знаю, - немного растерянно произнес Сергей, присев на стол, о который опирался.

- Я не склонен думать, что ты спятил, - произнес хрипловатый телефонный голос Пашки, - хотя ты вряд ли откажешься от того , что видел этого человека только что у себя, и, пожалуй, посмотрю картотеку. Не часто бывает, что директор подконтрольной лаборатории таким экстравагантным методом хочет проконтролировать своих контролеров. Вот только на роботу мне по этому поводу не звони. А то мало ли что.

- Конечно, конечно, - поспешно проговорил Сергей. - Больше я тебя ни-ни. Только не забудь, я буду ждать.

Сергей попрощался и повесил трубку. Теперь оставалось только ждать. Он сейчас уже не так интересовался самим этим контролером, как хотел выяснить отношения с самим собой. Со своей памятью, ранее никогда такого не делавшей.

А если вдруг, что весьма вероятно, уж слишком много несовместимого в этой истории, выяснится, будто все это ему показалось?. Что он все перепутал, и это не тот человек, который был у Соргина двадцать пять лет назад, то это уже не смешно. Это старость, дающая себя знать понемногу. Именно этим опасная. И пора тогда всерьез подумать и о своей работе, и обо всем остальном. Сергей встряхнул головой. Что за мысли дурацкие? Вот подтвердится ошибка, тогда и думай, что угодно, а пока изволь не отвлекаться и бить в намеченную точку своей цели. Будет ужасно обидно, если на уже наметившиеся контуры его исследований надвинутся тучи всяких там побочных действий старости, неотвратимых, если сегодняшнее не реальность, а фантом. Он вдруг отчетливо представил, что так и не успел внести более-менее ясное обоснование в свою рабочую, даже жизненную тему. И оставшихся лет, при прогрессирующих явлениях старости, почти наверняка не хватит для разработки. И ему стало страшно. Тогда вся жизнь коту под хвост. Проклятая микроскопичность, ее всем не хватает в этом мире для настоящих дел. Только начал - а тут уже финиш. Оглянулся - а реализоваться так и не успел. Ни пользы, ни вреда - как мотылек.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать