Жанры: Документальное: Прочее, История » А. Кокурин, Н. Петров » ГУЛАГ (Главное управление лагерей), 1917-1960 (страница 1)


ГУЛАГ

(Главное управление лагерей)

1917–1960

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФОНД «ДЕМОКРАТИЯ»


РОССИЯ. XX ВЕК ДОКУМЕНТЫ

ПОД ОБЩЕЙ РЕДАКЦИЕЙ АКАДЕМИКА А.Н.ЯКОВЛЕВА


РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ:

А.Н. Яковлев (председатель), Г.А. Арбатов, Е.Т. Гайдар, В.П. Козлов, В.А. Мартынов, С.В. Мироненко, В.П. Наумов, В.Ф. Петровский, Е.М. Примаков, Э.С. Радзинский, А.Н. Сахаров, Г.Н. Севостьянов, Н.Г. Томилина, С.А. Филатов, А.О. Чубарьян, В.Н. Шостаковский


ГУЛАГ (Главное управление лагерей)

1917–1960


СОСТАВИТЕЛИ: А. И. Кокурин и Н.В. Петров

Научный редактор В.Н. Шостаковский


Международный Фонд «Демократия» (Фонд Александра Н. Яковлева) выражает признательность Институту «Открытое общество» (Фонд Сороса) за поддержку издания книг серии «Россия. XX век».


Сборник документов, составленный по хроникально-тематическому принципу, дает представление о возникновении и развитии в СССР репрессивной системы и ее центрального аппарата — Главного управления лагерей. Публикуются документы ВЦИК, ЦИК СССР, СНК-СМ СССР, регламентирующие деятельность ИТЛ, а также документы ОГПУ-НКВД-МВД и МЮ СССР, отражающие организационную структуру, статистические данные, режим и производственную деятельность всех исправительно-трудовых учреждений страны. Основная часть представленных документов была прежде недоступна исследователям.

© Международный Фонд «ДЕМОКРАТИЯ» (Фонд Александра Н. Яковлева), 2000

© А.И. Кокурин, Н.В. Петров, составление, введение, 2000

ВВЕДЕНИЕ

Попытки осмысления советского прошлого неизбежно ставят перед историками ряд вопросов, связанных с организацией и функционированием системы репрессий и подавления. Массовые аресты и расстрелы, постоянная борьба с любыми формами инакомыслия и проявлений свободного духа были неотъемлемой чертой советского режима. Инструментами для проведения этой государственной политики, наряду с зависимыми от правящей коммунистической партии и до предела политизированными органами прокуратуры и суда, являлись и специальные карательные организации. К ним прежде всего относится советская тюремно-лагерная система, возникшая как неизбежное следствие расширяющегося террора.

На рубеже 30-х годов эта система получила организационное и структурное оформление именно в ведомстве государственной безопасности — ОГПУ. Многие принципы советской пенитенциарной системы вырабатывались еще в условиях первых лет советской власти, когда действовали Чрезвычайные Комиссии. Так, постепенно вошло в правило преимущественное содержание заключенных не в тюремных, а в лагерных условиях, то есть в удалении от городов, а также их непременная обязанность трудиться. Эти принципы, к сожалению, оказались слишком живучими и действуют до сих пор.

Разумеется, основой основ советской карательной политики был так называемый «классовый подход». Наиболее отчетливо это прозвучало в известном приказе председателя ВЧК Ф.Э.Дзержинского от 8 января 1921 г., где сформулирован лозунг: «Тюрьма для буржуазии, товарищеское воздействие для рабочих и крестьян». По мысли Дзержинского, провинившихся рабочих и крестьян следовало рассматривать «не как классовых наших врагов», а отсюда выпекала необходимость соблюдать по отношению к ним и посещающим их родственникам «возможно большую доступность и вежливость». В то же время приказ предписывал «в целях оттенения отличия рабочего и крестьянина от враждебной нам по классу буржуазии — в отношении последних репрессию усилить». Разумеется, подчеркивалась и недопустимость применения досрочного освобождения к «буржуазии». Четко прозвучала в приказе и другая мысль — о необходимости изоляции в местах заключения «буржуазии от арестованных рабочих и крестьян». А пункт пятый приказа гласил: «Создать для буржуазии особые концентрационные лагери».

С годами эти принципы несколько трансформировались. Исчезла буржуазия, но установка Дзержинского оставалась в силе, только теперь уже по отношению ко всем тем, кого обвинили и осудили по политическим статьям Уголовного кодекса за так называемые «контрреволюционные преступления». И по-прежнему существенно различались условия содержания осужденных по политическим статьям и осужденных за уголовные и бытовые преступления.

Таким образом, складывалась система, при которой параллельно существовали места заключения для политических противников советского режима и обычных уголовных преступников. Причем первыми занимались органы государственной безопасности ВЧК-ОГПУ, уже в начале 20-х обустроив для их содержания так называемые «политизоляторы». Сюда же можно отнести и историю возникновения лагеря на Соловках, когда в декабре 1923 г. Управление Северных лагерей принудительных работ и его подразделения из Архангельска, Холмогор и Пертоминска были переведены на Соловецкие острова. Что касается содержания уголовных преступников, то ими первоначально занимался Наркомат юстиции. Уже в 1918 г. Наркоматом юстиции были выработаны два основных принципа тюремной политики: полная самоокупаемость мест заключения, когда доходы от труда осужденных должны были превышать расходы на их содержание, и полное перевоспитание заключенных. Исходя из этого, становилось понятно, что новая власть, во-первых, не способна делать денежные затраты на строительство новых тюрем и, во-вторых, полагает возможным действительное перевоспитание осужденных. В последнем представлении немало было революционного произвола. Появившийся позднее термин «перековка», означавший реальное трудовое перевоспитание закоренелых уголовников на ударных стройках, стал необычайно популярным в годы зарождения ГУЛАГа.

И хотя лагеря принудительных работ (концентрационные лагеря), возникшие уже в 1919 г., формально принадлежали НКВД РСФСР, фактически ими руководили чекисты. Да и сам председатель ВЧК Дзержинский одновременно являлся наркомом внутренних дел. В 1922 г. в ведение вновь организованного Главного управления мест заключения НКВД РСФСР были переданы и тюремные учреждения Наркомата юстиции. В этой системе исправительно-трудовые учреждения просуществовали в РСФСР и в других союзных республиках до декабря 1930 г. Позднее, после ликвидации республиканских НКВД вся работа по содержанию и трудовому использованию уголовных заключенных, осужденных на срок менее 3-х лет, вновь перешла в ведение Наркомата юстиции. И лишь в октябре 1934 г. после образования союзного Наркомата внутренних дел, поглотившего ОГПУ, места заключения системы Наркомата юстиции влились в значительно окрепший к тому

времени ГУЛАГ.

Нетрудно заметить, что планы форсированной индустриализации экономики страны и коллективизации сельского хозяйства к концу 20 — началу 30-х годов стали полностью определять направленность репрессивной политики и дали мощный импульс для реализации идеи широкого использования труда заключенных. Одним из проявлений этого исторического этапа, именуемого советской пропагандой «периодом наступления социализма по всему фронту», стала неизбежная территориальная экспансия, выразившаяся в поставленной перед ОГПУ задаче колонизации малонаселенных и экономически неразвитых районов СССР. Об этом говорилось в Постановлении СНК СССР от 11 июля 1929 г., когда было принято решение передавать в руки ОГПУ всех осужденных к лишению свободы на срок от 3-х лет и выше. А в ведении НКВД республик (с декабря 1930 г. перешли в соответствующие наркоматы юстиции) оставались осужденные на сроки менее 3-х лет и осужденные к принудительным работам без содержания под стражей.

Созданное в апреле 1930 г. Управление исправительно-трудовых лагерей (УЛАГ) ОГПУ быстро развивалось и уже с 1 октября 1930 г. получило статус Главного управления. С этих пор аббревиатура ГУЛАГ стала символом бесправия, рабского труда и произвола. И действительно, на протяжении последующих лет ГУЛАГ принимал в свои недра все новые и новые жертвы репрессий. Многочисленные армии арестованных, в качестве почти бесплатной рабочей силы, направлялись на стройки, рытье каналов, добычу полезных ископаемых, обеспечивая таким образом амбициозные народнохозяйственные планы СССР. В советское время использование подневольного труда заключенных стало реальным фактором экономического развития страны.

Так, постепенно, разрасталась система, которой Александр Солженицын дал образное имя «Архипелаг ГУЛАГ». И не было в годы сталинизма ни одного региона страны и ни одной отрасли промышленности, где бы не пустил свои ростки и не имел бы своих ответвлений ГУЛАГ. На протяжении 20-50-х годов заключенные строили каналы, шоссейные и железные дороги, аэродромы, хранилища для неприкосновенного запаса зерна (хлебогородки), оборонительные сооружения, объекты атомной промышленности, объекты противовоздушной обороны вокруг Москвы (система «Беркут»), горно-металлургические предприятия. Они были заняты в лесной и добывающей промышленности (на добыче угля, нефти, слюды, асбеста, урана, золота, олова, железа и других полезных ископаемых). Труд советских заключенных использовался даже на территории других стран. Так была построена железная дорога Наушки — Улан-Батор (строительство № 505). Среди объектов, построенных руками заключенные числятся наряду с каналами Москва — Волга, Беломоро-Балтийским и Волго-Донским и такие объекты, как здание Московского государственного университета, высотное здание на Котельнической набережной в Москве и, кстати, даже здание, где сейчас находится Государственный архив Российской Федерации, хранящий основную часть документации ГУЛАГа.

К 1930 г. относится появление еще одной категории наказанных советской властью — спецпереселенцев. В результате массовой кампании коллективизации и раскулачивания, проведенной в селах и деревнях, число выселенных к 1933 г. почти вдвое превысило количество находящихся в тот момент заключенных в исправительно-трудовых лагерях ОГПУ. В связи с этим в феврале 1933 г. было разработано предложение о переименовании ГУЛАГа в Главное управление трудовыми поселениями (ГУТС) ОГПУ. Однако этого не случилось, и ГУЛАГ, имевший большие перспективы дальнейшего развития, остался при своем названии.

В дальнейшем в ходе Второй мировой войны число спецпереселенцев пополнили выселенные поляки, эстонцы, латыши, литовцы, немцы, калмыки, чеченцы, ингуши, крымские татары, балкарцы, карачаевцы и др. И после окончания войны акции по выселению продолжались. Теперь они касались и русских, перешедших служить в немецкие военные формирования, и членов семей бойцов национального сопротивления в республиках Прибалтики, в западных областях Украины и Белоруссии, многих других категорий граждан. На 1 января 1953 г. количество спецпереселенцев превысило число заключенных в лагерях и составляло 2,7 миллиона человек. 9 октября 1951 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР спецпереселенцам — немцам, чеченцам, калмыкам, ингушам, балкарцам, карачаевцам, грекам и крымским татарам был определен статус переселенных «навечно». Теперь у них не было никакого шанса вернуться назад. Но не вечен был сам Сталин, и после его смерти ограничения в правах были сняты в 1954 г. сначала с выселенных в ходе раскулачивания, а затем постепенно и с остальных категорий спецпереселенцев.

Особо следует сказать и о законах, официально регламентировавших деятельность советской пенитенциарной системы. В первом Исправительно-трудовом кодексе РСФСР, принятом 16 октября 1924 г., говорилось только о домах заключения, исправительно-трудовых домах, трудовых колониях (сельскохозяйственных, ремесленных и фабричных), переходных исправительно-трудовых домах и, наконец, об изоляторах специального назначения (для изоляции социально опасных заключенных). При этом ясно не говорилось, идет ли в последнем случае речь о системе политических изоляторов, числящихся по ведомству ОГПУ. Сами же нормативные документы о местах заключения ОГПУ, как правило, официально не публиковались, хотя и утверждались постановлениями СНК СССР. В принятом 1 августа 1933 г. новом Исправительно-трудовом кодексе РСФСР и действовавшем вплоть до 1971 г. (пока не был принят новый кодекс) также не было ни слова о системе лагерей ОГПУ. Кодекс лишь описывал, так сказать, легальную систему НКЮ и по вполне понятным причинам не касался такой деликатной сферы, как система мест заключения ОГПУ, в существовании которой никто и не сомневался. Определенным образом возник, а в дальнейшем расширился, разрыв между официальным законодательством и реальной практикой, оставляя широкое поле для произвола. Нельзя сказать, что деятельность лагерей и политизоляторов системы ОГПУ — НКВД никак не регламентировалась. Существовали различные подзаконные акты: приказы и циркуляры ВЧК — ОГПУ, но они были секретными. Таким образом, получалось, что официально всего этого как бы и не существовало.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать