Жанр: Научно-образовательная: Прочее » Эрик Дрекслер » Машины создания (страница 46)


Тактика ассемблерной революции

Некоторая сила в мире (заслуживающая доверия или нет) возьмёт первенство в разработке ассемблеров; назовём её "ведущей силой". Из-за стратегической важности ассемблеров, ведущая сила предположительно будет некоторой организацией или институтом, который эффективно контролируется каким-то правительством или группой правительств. Чтобы упросить вопрос, предположим на минуту, что мы (хорошие ребята, пытающиеся быть мудрыми) можем определить способ поведения для ведущей силы. Для граждан демократических государств, принять это – кажется хорошей позицией.

Что нам следует делать, чтобы улучшить наши шансы достижения такого будущего, в котором стоит жить? Что мы можем сделать?

Начнём с того, что не должно случиться: мы должны не позволить отдельному воспроизводящемуся ассемблеру неправильного типа выйти на свободу в неподготовленный мир. Эффективные приготовления кажутся возможными (как я это опишу ниже), но, по-видимому, они должны быть основаны на построенных ассемблерами системах, которые могут быть построены только после того, как опасные репликаторы уже смогут быть возможными. Разработка с опережением может помочь ведущей силе подготовиться, однако даже энергичные предусмотрительные действия кажутся неадекватными, чтобы предотвратить момент опасности. Аргумент простой: опасные репликаторы будет намного проще разработать, чем системы, которые могут помешать им, также как бактерия намного проще иммунной системы. Нам будет нужна тактика для сдерживания нанотехнологии, пока мы не научимся её приручать.

Одна очевидная тактика – изоляция: ведущая сила будет способна содержать репликаторные системы за многочисленными стенами или в космических лабораториях. Простые репликаторы не будут иметь интеллекта, и они не будут разрабатываться, чтобы убежать и пойти буйствовать. Сдерживание их не кажется слишком сложной задачей.

Но лучше, чтобы мы могли разработать репликаторы, которые не могут убежать и начать буйствовать. Мы можем построить их со счётчиками (такими как в клетках), которые ограничивают их до фиксированного числа копий. Мы можем строить их так, чтобы они нуждались в особом синтетическом "витамине", или в очень специфической среде, которую можно обеспечить только в лаборатории. Хотя репликаторы можно было бы делать более стойкими и более прожорливыми, чем любые современные насекомые, мы также можем сделать их полезными, но безопасными. Поскольку мы будет разрабатывать их с нуля, репликаторы не обязательно должны иметь элементарные способности к выживанию, которые эволюция встроила в живые клетки.

Далее, им не обязательно нужно быть способными эволюционировать. Мы можем дать репликаторам избыточные копии их "генетических" инструкций, вместе с механизмами ремонта, чтобы исправлять любые мутации. Мы можем разработать их так, чтобы они переставали работать задолго до того, как накопится достаточно повреждений, чтобы сделать продолжительную мутацию значимой возможностью. Наконец, мы можем разработать их так, чтобы эволюция не происходила даже если мутации могли бы случаться.

Эксперименты показывают, что большинство компьютерных программ (иных, чем специально разработанные программы ИИ, такие как Эвриско доктора Лената) редко отвечают на мутации при небольшом изменении; вместо этого они просто перестают работать. Поскольку они не могут разнообразиться полезными способами, они не могут эволюционировать. Если они не разработаны специально для этого, репликаторы, направляемые нанокомпьютерами, будут разделять этот недостаток. Современные организмы достаточно хорошо способны эволюционировать отчасти потому что они произошли от предшественников, которые эволюционировали. Они научились в процессе эволюции эволюционировать; это – одна причина сложностей полового воспроизводства и перемешивания сегментов хромосом во время производства клеток спермы и яйцеклеток. Мы можем просто отказаться дать репликаторам подобные способности.

Для ведущей силы будет легко сделать воспроизводящиеся ассемблеры полезными, безопасными, и устойчивыми. Оберегая ассемблеры от того, чтобы их украли и использовали во вред – другая и более серьёзная проблема, потому что это будет игра с разумными противниками. Как одна из тактик, мы можем снизить побудительный мотив украсть ассемблеры, делая их доступными в безопасных формах. Это также снизит желание других групп разрабатывать ассемблеры независимо. За ведущей силой, в конце концов последуют силы, следующие за ней.

Ограниченные ассемблеры

В главе 4 я описал, как система ассемблеров в чане могла бы построить великолепный ракетный двигатель. Также я отметил, что мы будем способны сделать системы ассемблеров, которые действуют подобно семенам, поглощая солнечный свет и обычные материалы и вырастая почти во что угодно. Эти специализированные системы не будут реплицировать себя, или будут это делать только ограниченное число раз. Они будут делать только то, что они были запрограммированы делать, когда им говорят это сделать. Любой, у кого нет специальных инструментов, построенных ассемблерами, был бы неспособен перепрограммировать их, чтобы они служили другим целям.

Используя ограниченные ассемблеры этого типа, люди будут способны сделать всё что они хотят и сколько хотят, но в пределах ограничений, встроенных в эти машины. Если никакие из них не будут запрограммированы, чтобы делать ядерное оружие, никакие и не будут; если никакие из них не будут запрограммированы, чтобы делать опасные репликаторы, никакие и не будут. Если некоторые из них запрограммированы,

чтобы делать дома, машины, компьютеры, зубные щётки и что угодно ещё, то эти продукты станут дешёвыми и изобильными. Машины, построенные ограниченными ассемблерами, дадут нам возможность открыть космос, вылечить биосферу и восстановить человеческие клетки. Ограниченные ассемблеры смогут принести почти неограниченное богатство людям в мире.

Эта тактика облегчит моральное давление, чтобы делать неограниченные ассемблеры доступными немедленно. Но ограниченные ассемблеры будут всё ещё оставаться легитимные потребности необеспеченными. Учёным будут нужны свободно программируемые ассемблеры, чтобы проводить исследования; инженерам будут они нужны, чтобы тестировать конструкции. Эти потребности будут обслуживаться запечатанными ассемблерными лабораториями.

Запечатанные ассемблерные лаборатории

Представьте компьютерное устройство размером с ваш большой палец, с современным разъёмом на его нижней части. Его поверхность выглядит как обычный серый пластик, с пропечатанным серийным номером, однако эта запечатанная ассемблерная лаборатория – построенный ассемблерами объект, который содержит много чего. Внутри, прямо над разъёмом, находится большой наноэлектронный компьютер, на котором работает продвинутое программное обеспечение для молекулярного моделирования (основанное на программах, разработанных во время разработки ассемблеров). С этой ассемблерной лабораторией, присоединённой и включенной, ваш построенный с помощью ассемблеров домашний компьютер показывает трёх-мерную картинку чего угодно, что лабораторный компьютер моделирует, представляя атомы как цветные сферы. С помощью джойстика вы можете направлять смоделированные ассемблерные манипуляторы на построение вещей. Программы могут двигать манипуляторы быстрее, строя тщательно проработанные структуры на экране в мгновение ока. Это моделирование всегда работает идеально, потому что нанокомпьютер жульничает: тогда как вы заставляете смоделированный манипулятор передвигать смоделированные молекулы, компьютер направляет реальный манипулятор передвигать реальные молекулы. Далее он проверяет результаты везде, где необходимо проверить его вычисления.

Кончик этого объекта размером с большой палец содержит сферу, построенную из многих концентрических слоёв. Отличные провода подводят энергию и сигналы через слои; они позволяют нанокомпьютеру внизу сообщаться с устройствами в центре сфер. Самый дальний от центра слой состоит из сенсоров. Любая попытка удалить или проколоть его передаёт сигнал слою, близкому к сердцевине. Следующий уровень – толстая сферическая раковина из предварительно подвергнутого высокому давлению цельному алмазу, у которого внешние слои растянуты, а внутренние – сжаты. Это окружает слой теплового изолятора, который в свою очередь окружает сферическую оболочку размером с зёрнышко перца, сделанную из микроскопических, тщательно упорядоченных блоков металла и окислителя. Они сшиты электрическими воспламенителями. Заряд разрушения металла и окислителя далее сжигает за долю секунды, производят газ из металлического оксида, плотнее воды и почти такой же горячий как поверхность Солнца. Но пламя крошечное; оно стремительно остывает и алмазная сфера сдерживает его огромное давление.

Этот разрушительный заряд окружает более маленькую цельную оболочку, которая окружает ещё один слой сенсоров, который также вызывает разрушительный заряд. Эти сенсоры окружают полость, которая содержит саму запечатанную ассемблерную лабораторию.

Эти тщательно сделанные предосторожности оправдывают термин "запечатанная". Кто-либо из вне не может открыть пространство лаборатории, не разрушив её содержимое, и никакой ассемблер или построенные ассемблерами структуры не могут выйти из неё. Система разработана, чтобы выпускать информацию, но не опасные репликаторы и опасные инструменты. Каждый слой сенсоров состоит из многих избыточных слоёв сенсоров, каждый предназначенный для определения любого возможного проникновения, и каждый компенсируя возможные дефекты в других. Проникновение, включая заряд уничтожения, поднимает температуру в лаборатории выше точки плавления любого возможного вещества и делает выживание любых опасных устройств невозможным. Эти защитные механизмы объединяются воедино против чего-то около одной миллионной их размера – то есть, чтобы не помещалось в лаборатории, что обеспечивает сферическое рабочее пространство не шире человеческого волоса.

Хотя по обычным стандартам маленькое, это рабочее пространство содержит достаточно места для миллионов ассемблеров и тысяч триллионов атомов. Эти запечатанные лаборатории позволят людям строить и тестировать устройства, даже прожорливые репликаторы в полной безопасности. Дети будут использовать атомы внутри их как конструкторы почти с неограниченным количеством деталей. Любители будут обмениваться программами, чтобы строить различные устройства. Инженеры будут строить и тестировать новые нанотехнологии. Химики, материаловеды и биологи будет строить аппараты и проводить эксперименты. В лабораториях, построенных вокруг биологических экземпляров, биомедицинские инженеры будут разрабатывать и тестировать ранние машины ремонта клеток.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать