Жанр: Научно-образовательная: Прочее » Эрик Дрекслер » Машины создания (страница 47)


В ходе этой работы люди естественно будут разрабатывать полезные конструкции, будь то для компьютерных схем, прочных материалов, медицинских устройств или чего-то угодно ещё. После того как публика поймёт их безопасность, эти вещи могут стать доступными вне запечатанных лабораторий с помощью программирования ограниченных ассемблеров на их производство. Запечатанные лаборатории и ограниченные ассемблеры образуют взаимодополняющую пару: первые позволят нам свободно изобретать; вторые дадут нам возможность наслаждаться плодами нашего изобретения в безопасности. Возможность сделать паузу между разработкой и выходом поможет нам избежать смертоносных сюрпризов.

Запечатанные ассемблерные лаборатории дадут возможность целым обществам применять свои творческие способности для решения проблем нанотехнологии. И это ускорит наши приготовления ко времени, когда независимые силы узнают, как строить что-то опасное.

Сокрытие информации

В другой тактике, чтобы выиграть время, ведущая сила может попытаться сжечь мосты, которые она построила от балк-технологии к молекулярной. Это означает уничтожить записи о том, как первые ассемблеры были сделаны (или сделать их абсолютно недоступными). Ведущая сила может быть способна разработать первые, грубые ассемблеры таким образом, что никто не знает детали большего чем маленькая часть целой системы. Представьте, что мы разрабатываем ассемблеры тем путём, как описано в главе 1. Белковые машины, которые мы используем для построения первых грубых ассемблеров затем быстро станут устаревшими. Если мы уничтожим записи о конструкции белков, это затруднит усилия их скопировать, однако не предотвратит дальнейший прогресс в нанотехнологии.

Если запечатанные лаборатории и ограниченные ассемблеры широко доступны, у людей будет мало научной или экономической мотивации повторно разрабатывать нанотехнологию независимо, и сжигание мостов от балк-технологии сделает независимую разработку более сложной. Однако это могут быть не более чем тактики задержки. Они не остановят независимую разработку; человеческое стремление к власти будет подталкивать усилия, которые в конце концов приведут к успеху. Только детальная всеобщая слежка в тоталитарных масштабах могла бы остановить независимую разработку на неограниченное время. Если такая слежка проводилась бы чем-то вроде современного правительства, это было бы лечение, примерно такое же опасное как сама болезнь. И даже тогда, сохраняли бы люди идеальную бдительность навсегда?

По-видимому, мы должны в конце концов научиться жить в мире с репликаторами, которым нельзя доверять. Один тип тактики заключался бы в том, чтобы скрыть за стеной или далеко убежать. Но это – хрупкие методы: опасные репликаторы могли бы слопать стену или пересечь пространство и принести невообразимые несчастья. И хотя стены могут защитить от маленьких репликаторов, никакая неподвижная стена не гарантирует против крупномасштабного организованного злого умысла. Нам потребуется более надёжный, гибкий подход.

Активные щиты

Представляется, мы можем построить наномашины, которые действуют примерно так, как белые клетки крови человеческой иммунной системы: устройства, которые могут бороться не только с бактериями и вирусами, но с опасными репликаторами всех сортов. Назовём автоматическую защиту этого рода активным щитом, чтобы отличить от неподвижной стены.

В отличие от обычных технических систем, надёжные активные щиты должны делать больше, чем просто взаимодействовать с природой и неуклюжими пользователями. Они должны также уметь управляться с намного более существенной задачей – с целым рядом угроз, которые разумные силы могут сконструировать и построить при более благоприятных обстоятельствах. Построение и улучшение прототипа щитов будет сродни проведению обеими сторонами гонки вооружений в лабораторном масштабе. Но цель здесь будет поиск минимальных требований для защиты, которая надёжно преобладает.

В главе 5 я описал, как доктор Ленат и его программа Евриско разработали успешные виды флота, чтобы сражаться по правилам игры-симулятора морской битвы. Аналогичным образом мы можем превратит в игру смертельно серьёзные усилия по разработке надёжных щитов, используя запечатанные ассемблерные лаборатории различных размеров как игровые поля. Мы можем пригласить множество инженеров, компьютерных хакеров, биологов, любителей и систем автоматического инжиниринга, стравливать свои системы друг против друга в играх, ограниченных только начальными условиями, законами природы и стенами запечатанных лабораторий. Эти конкуренты будут разрабатывать угрозы и щиты в серии микро-сражений с открытым концом. Когда размножающиеся ассемблеры принесут изобилие, люди будут иметь достаточно времени для такой важной игры. В конце концов мы можем тестировать многообещающие системы щитов в космосе в средах, подобных земным. Успех сделает возможным систему, способную защитить человеческую жизнь и земную биосферу от самого худшего, что целые толпы свободных репликаторов могут сделать.

Возможен ли успех?

С нашими сегодняшними неопределённостями мы не можем пока описать ни угрозы, ни щиты с какой-либо точностью. Значит ли это, что мы не можем иметь уверенности, что эффективные щиты возможны? Очевидно мы можем; в конце концов есть разница между знанием, что что-то возможно и знанием как это сделать. А в этом случае мир содержит примеры аналогичного успеха.

Нет ничего

фундаментально нового в защите против вторгшихся репликаторов; жизнь это делает на протяжении веков. Размножающиеся ассемблеры, хотя и необычно мощные, будут физическими системами не отличающимися принципиально от тех, что нам уже известны. Опыт подсказывает, что их можно контролировать.

Вирусы – молекулярные машины, которые вторгаются в клетки; клетки используют молекулярные машины (такие как ограничительные ферменты и антитела), чтобы против них защищаться. Бактерии – это клетки, которые вторгаются в организмы; организмы используют клетки (такие как белые кровяные тельца), чтобы против них защищаться. Аналогично общества используют полицию, чтобы защищаться против криминальных элементов и армии, чтобы защищаться против захватчиков. На менее физическом уровне умы используют мимические системы, такие как научный метод, чтобы защищаться против абсурда, а общества используют институты, такие как суды, чтобы защищаться против власти других институтов.

Биологические примеры в предыдущем абзаце показывают, как даже после гонки вооружений в течение миллиарда лет молекулярные машины оказались способны поддерживать защиту против молекулярных репликаторов. Неудачи также широко распространены, но успехи всё же показывают, что защита возможна. Эти успехи подсказывают, что мы можем действительно использовать наномашины, чтобы защищать себя против наномашин. Хотя ассемблеры принесут с собой успехи во многих областях, не видно причин, почему они должны навсегда опрокинуть баланс в защите.

Примеры, приведённые выше – какие-либо вторгающиеся вирусы, какие-либо вторгающиеся институты – достаточно разнообразны, чтобы подсказывать, что успешная защита базируется на общих принципах. Кто-то может спросить: почему все эти защиты оказываются успешны? Но перевернём вопрос: почему они должны не иметь успеха? Каждый конфликт сталкивает аналогичные системы друг с другом, не давая атакующей никакого очевидного преимущества. Более того, в каждом конфликте атакующий сталкивается с защитой, которая уже установилась и проверена временем. Защищающийся сражается на собственной территории, дающей ему преимущества, такие как подготовленные позиции, детальное знание местности, заготовленные ресурсы, и многочисленные союзники – когда иммунная система распознаёт микроб, он может мобилизовать ресурсы всего организма. Все эти преимущества являются общими и фундаментальными, имея мало общего с деталями технологии. Мы можем придать нашим активным щитам те же преимущества перед опасными репликаторами. И им не обязательно нужно сидеть сложа руки, когда опасные виды оружия накапливаются, ничуть не больше, чем иммунная система сидит сложа руки, когда размножаются бактерии.

Было бы сложно предсказать исход гонки вооружений с открытым концом между силами, вооружёнными самовоспроизводящимися ассемблерами. Но до того, как эта ситуация может возникнуть, ведущая сила, кажется вероятным, что приобретёт временное, но принципиальное военное преимущество. Если исход гонки вооружений – под сомнением, то ведущая сила вероятно использует свою силу, чтобы гарантировать, что никаким противникам не будет позволено её догнать. Если она это сделает, то активные щиты не будут должны противостоять атакам, обеспечиваемым ресурсами половины континента или половины солнечной системы; вместо этого они будут походить на силы полиции или иммунную систему, встречающие атаки, обеспечиваемые какими бы то ни было ресурсами, которые могут быть собраны в тайне в пределах защищаемой территории.

В каждом случае успешной обороны, которые я упомянул выше, атакующие и щиты развивались по во многом схожим процессам. Иммунная система, сформированная генетической эволюцией, встречает угрозы также сформированные генетической эволюцией. Армии, сформированные человеческими умами, также встречают аналогичные угрозы. Подобным образом и активные щиты, и опасные репликаторы будут сформированы эволюцией мимов. Но если ведущая сила может разработать системы автоматического инжиниринга, которые будут работать в миллионы раз быстрее людей-инженеров, и если она может использовать их в течение всего одного года, то она сможет построить активные щиты, основанные на усилиях, эквивалентных миллионам лет технического прогресса. С такими системами мы можем быть способны исследовать пределы возможного достаточно хорошо, чтобы построить щит против всех физически возможных угроз.

Даже если мы не знаем детали угроз и щитов, кажется разумным считать, что щиты возможны. И примеры мимов, контролирующих мимы, и институтов, контролирующих институты также подсказывают, что системы ИИ могут контролировать системы ИИ.

В построении активных щитов, мы будем способны использовать мощь репликаторов и систем ИИ, чтобы умножать традиционные преимущества защищающейся силы: мы можем дать ей преобладающую силу благодаря изобилию построенных репликаторами технических средств с конструкциями, основанными на эквиваленте миллион-летнего преимущества в технологии. Мы можем строить активные щиты, имеющие силу и надёжность, которая посрамит системы прошлого.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать