Жанр: Научно-образовательная: Прочее » Эрик Дрекслер » Машины создания (страница 50)


У нас больше шанса запретить космические вооружения, чем нанотехнологию, и это могло бы даже быть лучшим способом минимизировать наши краткосрочные риски. В выборе долгосрочной стратегии контроля гонки вооружений, однако мы должны рассматривать больше, чем следующий шаг. Анализ, который я обрисовал в этой главе подсказывает, что традиционные подходы к контролю вооружений, основанные на переговорах о проверяемых ограничениях, не могут справиться с нанотехнологией. Если это так, то нам нужно разработать альтернативные подходы. Активные щиты – что кажется существенным, в конченом счёте могут предложить новую стабилизирующую альтернативу гонке вооружений в космосе. Исследуя эту альтернативу, мы можем исследовать основные вопросы, общие для всех активных щитов. Если мы в этом случае их разработаем, мы получим опыт и построим институциональные механизмы, которые могут позже оказаться существенными для нашего выживания.

Активные щиты – новый выбор, основанный на новых технологиях. Чтобы заставить их работать, потребуется творческий, междисциплинарный синтез идей в проектировании, стратегии и международных отношениях. Они предложат новые возможности, которые могут позволить нам избежать старых тупиков. Они очевидно предложат ответ на старый вопрос защиты без угрозы – но не простой ответ.

Власть, зло, некомпетентность и лень

Я обрисовал, как нанотехнология и продвинутый ИИ дадут огромную власть ведущей силе – власть, которая может быть использована чтобы уничтожить жизнь, или чтобы расширить и освободить её. Поскольку мы не можем остановить эти технологии, представляется, что мы должны как-то справиться с возникновением концентрации власти, большей, чем любая другая в истории.

Нам понадобится подходящая система институтов. Чтобы безопасно управлять сложными технологиями, эта система должна иметь способы оценивать относящиеся к делу факты. Чтобы управлять безопасно большой мощью, она должна включать эффективные способы контроля и балансы, а её цели и методы должны сохраняться открытыми для тщательного общественного контроля. Наконец, поскольку это поможет нам заложить основы нового мира, лучше, чтобы оно направлялось нашими общими интересами, в рамках надёжных принципов.

Мы не начинаем с нуля; мы будем строить на основе тех институтов, которые у нас есть. Они различны. Не все из наших институтов – государственные чиновники в массивных серых зданиях; они включают такие расплывчатые и живые образования, как свободная пресса, исследовательское сообщество и сеть активистов. Эти децентрализованные институты помогают нам контролировать серые бюрократические машины.

Отчасти мы встречаемся с новой версией древней и общей проблемы ограничения злоупотребления властью. Это не представляет никакой значительной, фундаментальной новизны, и принципы и институты либеральной демократии, которым много сотен лет, подсказывают, как это может быть решено. Демократические правительства уже имеют физическую власть, чтобы взорвать континенты и захватить, посадить в тюрьму и убить их жителей. Но мы можем жить с этими возможностями, потому что эти правительства достаточно покорные и стабильные.

Грядущие годы возложат большую ношу на наши институты. Принципы представительного правительства, свободы слова, процесса сбора налогов, правила законов и защита прав человека будут оставаться решающими. Чтобы подготовиться к новым видам бремени, нам понадобится расширить и вдохнуть новую жизнь в эти принципы и институты, которые их поддерживают; защита свободы слова относительно технических вопросов может быть решающей. Хотя мы сталкиваемся с серьёзным вызовом, есть повод надеяться, что мы сможем на него достойно ответить.

Есть также, конечно, очевидные причины для сомнения, что мы сможем на него достойно ответить. Но отчаяние заразно и противно, и оставляет людей в подавленном состоянии. Кроме того отчаяние кажется неоправданным, вопреки знакомым проблемам: зло – слишком ли мы злы, чтобы делать правильные вещи? Некомпетентность – слишком ли мы глупы, чтобы делать правильные вещи? Лень – слишком ли мы ленивы, чтобы подготовиться?

Хотя это был бы слишком поспешным

предсказывать радужное будущее, эти проблемы не кажутся непреодолимыми.

Демократические правительства – большие, небрежные и иногда безответственные за жестокости, однако они не кажутся злом, в целом, хотя они могут включать людей, которые заслуживают этого ярлыка. В действительности их лидеры получают власть во многом выказывая поддержку общепризнанным идеям добра. Наша главная опасность в том, что стратегии, которые кажутся хорошими, могут вести к несчастью, или что действительно хорошие стратегии не будут найдены, опубликованы и воплощены во время, чтобы возыметь действие. Демократии страдают больше от лени и некомпетентности, чем от зла.

Некомпетентность будет кончено неизбежна, но должна ли она быть фатальной? Мы, человеческие существа, по своей природе глупы и невежественны, однако мы иногда ухитряемся объединить наши кусочки компетентности и знания, чтобы достигать великих вещей. Никто не знает, как долететь до Луны и никто никогда не узнает, однако дюжина людей прошлась по её поверхности. Мы преуспели в технических вопросах, потому что научились строить институты, которые собирают многих людей вместе, чтобы генерировать и проверять идеи. Эти институты добиваются надёжности путём избыточности, и качество их результатов зависит от во многом от того, как сильно это нас заботит и как напряжённо мы работаем. Когда мы концентрируем достаточно внимания и ресурсов на надёжности, мы часто преуспеваем. Это – то, почему полёты на Луну закончились успешно без гибели в космосе и почему никакое ядерное оружие никогда не было запущено и не взорвалось по случайности. И это то, почему мы можем суметь управлять нанотехнологией и продвинутым ИИ с достаточной осторожностью, чтобы гарантировать компетентную работу. Неустойчивые люди с ограниченными способностями могут объединиться, чтобы образовать стабильные, компетентные институты.

Лень – интеллектуальная, моральная и физическая – кажется возможно нашей самой большой опасностью. Мы можем только отвечать на великие вызовы великими усилиями. Сделают ли достаточно людей достаточные усилия? Никто не может этого сказать, поскольку никто не может сказать за любого другого. Но успех не потребует неожиданного всеобщего прозрения и мобилизации. Он потребует только растущего сообщества людей, пытающихся разработать, опубликовать и воплотить работоспособные решения, и чтобы они имели хорошую и растущую меру успеха.

Это не так невероятно. Забота о технологии стала широко распространённой, также как идея ускоряющегося изменения потребует лучшего предвидения. Лень не поймает в западню каждого, и введённые в заблуждение мыслители не будут вести по ложному направлению усилия всех. Смертоносные псевдо-решения (такие как запрещение исследований) проиграют битву идей, если достаточно людей разоблачат их. И хотя мы сталкиваемся в большим вызовом, успех сделает возможным осуществление великих мечтаний. Великие надежды и страхи могут подвигнуть достаточно людей, чтобы дать возможность человеческой расе выиграть.

Страстное участие и действие не будут достаточны; мы также будем нуждаться в хорошо обоснованных стратегиях. Это потребует больше чем хороших намерений и чётких целей: мы должны также отслеживать фактические связи в мире, которые будут связывать то, что мы делаем, с тем, что мы получаем. По мере того, как мы приближаемся к технологическому кризису беспрецедентной сложности, имеет смысл попытаться улучшить наши институты оценки важных технических фактов. Как ещё мы можем направлять ведущую силу и минимизировать угрозу последней некомпетентности?

Институты эволюционируют. Чтобы вывести лучшие институты для нахождения фактов, мы можем копировать, адаптировать и расширять наши прошлые успехи. Они включают свободную прессу, научное сообщество, и суды. Все имеют свои достоинства, и некоторые из этих достоинств могут быть объединены.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать