Жанр: Биографии и Мемуары » Юрий Науменко » Шагай, пехота ! (страница 20)


В течение ночи на 12 июля жара заметно спала, стало легче дышать, в низинах даже повеяло прохладой. Стрельба утихла, но это затишье было обманчивым. Мы все догадывались, что такое затишье бывает перед бурей.

Советское командование приняло решение нанести утром 12 июля мощный контрудар и уничтожить вклинившегося противника. В 8.30 5-я гвардейская армия генерал-лейтенанта А. С. Жадова и 5-я гвардейская танковая армия генерал-лейтенанта танковых войск П. А. Ротмистрова после мощной артиллерийской и авиационной подготовки нанесли контрудар. В это же время начала наступление ударная группировка немецких войск в составе 4-й танковой армии, частей 2-го танкового корпуса СС и войск группы "Кемпф". Под Прохоровкой две бронированные лавины встретились. Более 1200 танков и самоходных орудий участвовали с обеих сторон в этом крупнейшем в истории войны встречном танковом сражении. Мощный удар наших танковых соединений был для гитлеровцев большой неожиданностью.

Ожесточенная схватка длилась до позднего вечера. Многотонные стальные машины превращались в груды металлического лома. С танков летели башни, стволы пушек, на куски рвались гусеницы. Тучи пыли и дыма заволокли все кругом. Обе стороны понесли большие потери.

На долю 97-й гвардейской стрелковой дивизии выпала тяжелая задача: борьба с танками и пехотой противника, которые шли на левом фланге основного танкового клина, нацеленного на Прохоровку. Ожесточенные бои развернулись и на участке нашего 289-го гвардейского стрелкового полка.

Противник бросил в бой свои хваленые танки "тигр" и "пантера", самоходные орудия "фердинанд". За ними двинулась пехота, с воздуха их поддерживала авиация.

Советские воины обрушили на наступающих фашистов мощный шквал огня из всех видов оружия, по танкам врага открыла огонь артиллерия. Стрелки-гвардейцы, пропуская вражеские танки через свои окопы, огнем и гранатами отрезали фашистскую пехоту от танков и истребляли ее. Пять вражеских танков двинулись на участок, где находился взвод ПТР под командованием гвардии лейтенанта Д. А. Гасанова. Он приказал подпустить вражеские танки как можно ближе, и, когда до них осталось 150-200 метров, первым открыл огонь и сразу же подбил один танк. А всего в этом бою Гасанов вывел из строя три фашистских танка.

Исключительное мужество и завидное хладнокровие проявили при отражении танковой атаки командир противотанкового орудия гвардии сержант П. К. Темников и наводчик Т. П. Антошкевич. Ведя огонь прямой наводкой, они подбили вражеский танк и вывели из строя автомашину с пехотой. А потом подожгли еще два танка противника.

В этот день произошел перелом в развитии оборонительного сражения на южном фасе Курского выступа, где действовала и наша 5-я гвардейская армия. Основные силы врага перешли к обороне. Он был измотан и обескровлен. Только в Прохоровском танковом сражении немцы потеряли 400 танков и более 10 тысяч солдат и офицеров.

В течение последующих пяти-шести дней шли непрерывные бои с вражескими танками и пехотой. Атаки и контратаки сменяли друг друга и днем и ночью.

До 16 июля немецко-фашистские войска еще удерживали захваченные ими рубежи, а потом под натиском советских войск начали отходить на исходные позиции. Нашей дивизии пришлось вести яростные бои за село Кочетовку, преодолевая сопротивление противника. 289-й и 294-й гвардейские стрелковые полки перешли в наступление и завязали бои за село.

Это было 19 июля. Наш полк действовал в первом эшелоне. В бою за это село отличились многие. Но мне хочется рассказать о подвиге одиннадцати бойцов во главе с парторгом 1-й стрелковой роты гвардии старшим сержантом Лабаскиным.

При обходе Кочетовки рота встретила сильное огневое сопротивление врага. Был убит командир роты. Его заменил командир взвода гвардии лейтенант В. М. Фомин. Он отобрал 11 смельчаков во главе с гвардии старшим сержантом Лабаскиным, приказал им ворваться в село и отвлечь огонь противника от основных сил роты. Задачу они решили успешно, обеспечили продвижение подразделения к господствующей высоте 226,6. Но из 11 в живых остался только один - гвардии рядовой Жевалдин. Тяжело раненного, его подобрала местная жительница Марфа Дмитриевна Чеботарева и спрятала в своей землянке. Всю ночь она ухаживала за ним, а утром передала солдатам нашего полка, освободившего Кочетовку.

Группа Лабаскина, ворвавшись в село, подняла там настоящий переполох. Гитлеровцы бросили против нее более роты своих солдат. Разгорелся бой. В самый тяжелый момент, когда фашисты ринулись в атаку, Лабаскин крикнул своим товарищам:

- Друзья сталинградцы! Ни шагу назад! Иначе сомнут всю нашу роту ударом с тыла!

Гвардейцы сражались до последнего патрона. Погибли, но не отошли с занимаемых позиций. Вот их имена: гвардии старший сержант Матвей Лабаскин, гвардии сержанты Иван Олейников и Дмитрий Елагин, гвардии ефрейтор Мурат Аминов, гвардии рядовые Петр Поздний, Залепис Ишманов, Халимжан Юнусов, Иван Воднев, Умар Абдурзанов и Турдубай Мамбеталиев.

Все они с воинскими почестями были погребены в селе Кочетовка.

Представления для награждения воинов - эти документы мужества - прошли через мои руки, я подписывал каждое из них вместе с командиром полка. Вот выдержки из наградного листа на гвардии младшего лейтенанта И. Ф. Осадчего, командира взвода 3-й стрелковой роты: "...19 июля 1943 года в бою за село Кочетовку Курской области был убит командир роты, и

управление ротой было нарушено. Одновременно выбыли из строя три командира взвода, и бойцы залегли под огнем противника, неся потери. Тогда Осадчий принял на себя командование ротой и повел ее за собой. Будучи раненным и контуженным, не покинул поля боя, пока не вышел с ротой на указанный рубеж".

Освободив Кочетовку, мы долго в ней не задержались: 97-я гвардейская стрелковая повела наступление на Покровку, Яковлево. Правда, пришлось проводить митинги и подразделениях. А поводом для этого послужила листовка, выпущенная политотделом дивизии, с текстом письма жителей Кочетовки, которое они адресовали "гвардейцам, освободившим село от немецких оккупантов". Взволнованные слова этого послания запали в душу каждого бойца.

"Дорогие наши товарищи! - говорилось в письме. - Девять дней, с 10 по 19 июля, хозяйничали немецко-фашистские оккупанты в нашем селе. Это были черные дни неволи... Если бы вы не пришли своевременно нам на помощь, погибли бы еще десятки невинных жителей, были бы обесчещены еще многие наши девушки и женщины, разорены окончательно наши гнезда... Кочетовка была раньше цветущим селом, насчитывающим несколько сот дворов. Вы сами видите, Что от нее осталось сейчас -одни обгорелые печи да развалины. Фашистские мерзавцы увезли из села почти весь скот, сожрали телят и домашнюю птицу, разграбили дома колхозников. Только ваш приход, дорогие наши освободители, снова вернул нас к человеческой жизни, избавил нас от убийств, пыток и издевательств. Вы шли в бой за незнакомое вам русское село, не жалея жизни, вы дрались мужественно и отважно - большое вам за это народное спасибо, товарищи гвардейцы. Деритесь же с врагом так же смело и храбро и в дальнейшем, гоните его с нашей земли".

* * *

23 июля наша дивизия вышла к господствующей высоте 233,6, прикрывавшей подступы к Томаровке. Наше дальнейшее продвижение было приостановлено сильным ружейно-пулеметным, минометным и артогнем противника. Командир дивизии полковник И. И. Анциферов приказал овладеть высотой нашему полку. Но с ходу сделать это не удалось: она оказалась хорошо укрепленной. Поэтому, исходя из опыта боев в Сталинграде, я предложил командиру полка создать штурмовые группы по 8 - 12 бойцов во главе с офицером.

Одну из таких групп возглавил гвардии старший лейтенант Маликов, которому перед боем был вручен партийный билет. Кандидатские карточки получили вместе с ним автоматчики Леонтьев, Корогодин, Моливанчук, Ипатов, Савин, Синяев, Белоус, вошедшие в эту штурмовую группу. Вместе с парторгом капитаном Борозенцем я поздравил их с получением партийных документов. Все они заверили, что не подведут в бою и будут сражаться так, как и подобает коммунистам. И они сдержали свое слово.

После непродолжительной, но мощной артиллерийской подготовки по вражеским укреплениям 26 июля в 16.00 гвардейцы ринулись в атаку.

Воины штурмовых групп приближались к высоте короткими перебежками. Опередила всех группа гвардии старшего лейтенанта Маликова, действовавшая на правом фланге. По приказу командира полка гвардии подполковника П. Р. Панского водрузить красный флаг на высоте было поручено одному из лучших автоматчиков казаху гвардии рядовому Алимбаеву. Но он не сумел донести его до вершины - был смертельно ранен. Флаг из его рук подхватил гвардии рядовой М. К. Кичкаев. Он-то и водрузил его на высоте. Стремительнее, но в то же время осмотрительные действия штурмовых групп позволили овладеть высотой без значительных потерь. Их поддерживали своим огнем минометчики взводов под командованием гвардии старших лейтенантов А. Е. Кузнецова и П. А. Перебейноса.

В этом бою отличился пулеметчик гвардии старшина В. Лисянский. Заняв удобную позицию на склоне высоты, он вел меткий огонь, подавив несколько огневых точек противника. Я хорошо знал Лисянского, бывшего донецкого шахтера, человека недюжинной физической силы. Со своим "максимом" он творил чудеса на поле боя. И поэтому я с радостью подписал на него представление к награждению орденом. В конце июля мы отправили старшину Лисянского на курсы младших лейтенантов, и через некоторое время он вернулся в полк уже с одной звездочкой на погонах.

Мужество и отвагу проявили в этом бою офицеры-связисты гвардии старший лейтенант Н. Е. Мрыхин и гвардии младший лейтенант С. Г. Комаров. Под огнем врага они вместе с телефонистами восстанавливали линию связи.

В те дни мы, конечно, не знали, что Ставкой Верховного Главнокомандования разработана операция под условным наименованием "Полководец Румянцев", которая потом войдет в историю Великой Отечественной войны как Белгородско-Харьковская наступательная операция Воронежского и Степного фронтов, завершившая Курскую битву. Она продолжалась с 3 по 23 августа, до освобождения Харькова. В ходе операции было разгромлено 15 вражеских дивизий, в том числе 4 танковых. Наши войска продвинулись на 140 километров на юг и юго-запад, расширив фронт наступления до 300 километров. Были созданы благоприятные условия для освобождения Левобережной Украины и выхода на Днепр.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать