Жанр: Биографии и Мемуары » Юрий Науменко » Шагай, пехота ! (страница 28)


Не могу не отметить минометчиков взвода гвардии лейтенанта Г. П. Шакина. Они здорово помогли стрелкам при отражении атаки вражеских автоматчиков. Командир взвода был награжден за этот бой орденом Красной Звезды, а минометчики гвардии старшина И. П. Нетребо, гвардии сержанты В. С. Швоев, П. Е. Капустин. А. В. Акиньшин и П. Ф. Редькин - орденом Славы III степени.

7 января бои развернулись на подступах к Кировограду.

Противник отчетливо представлял значение этого областного центра Украины как важного опорного пункта. Поэтому для его обороны он сосредоточил большие силы пехоты и танков. Здесь нам вновь пришлось отражать их отчаянные контратаки. При этом отличились артиллеристы полковой батареи 76-миллиметровых пушек гвардии старшего лейтенанта А. М. Котлина.

В самом городе, который был полностью освобожден в ночь на 8 января, воины полка в основном действовали в составе танкового десанта. Я не буду перечислять отличившихся в этом десанте бойцов, назову лишь фамилии двух пулеметчиков, двух Александров, - гвардии рядовых Виноградова и Жежери. Именно в Кировограде зародилась о них слава как об одних из самых отважных бойцов не только нашего полка, но и всей дивизии.

8 января Москва салютовала 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий в честь воинов, освободивших Кировоград.

В тот же день Указом Президиума Верховного Совета СССР наша дивизия за отличное выполнение задания командования в Кировоградской операции была награждена вторым орденом - Суворова II степени. И теперь она стала именоваться 97-й гвардейской Полтавской Краснознаменной, ордена Суворова стрелковой дивизией.

После освобождения Кировограда начались бои по уничтожению окруженных северо-западнее города частей 10-й моторизованной, 11-й, 14-й танковых и 376-й пехотной дивизий врага. Но полностью добить их в котле не удалось. Часть войск вражеской группировки вырвалась из окружения.

Фашистское командование не хотело смириться с потерей Кировограда и предприняло попытки вернуть его. Оно подтянуло в этот район танковую дивизию СС "Великая Германия" и уцелевшие пехотные части. В течение нескольких дней враг контратаковал дивизии нашего корпуса. Особенно тяжелые бои пришлось вести полку 10 и 11 января.

Вспоминая героев этих боев, нельзя не отметить командиров стрелковых рот гвардии старшего лейтенанта М. Г. Дубину, гвардии лейтенантов М. С. Сидорова и С. П. Чеснокова, гвардии младшего лейтенанта В. И. Павлова, командира пулеметной роты гвардии старшего лейтенанта В. Н. Дикого, командира взвода снабжения гвардии лейтенанта А. Д. Скляренко, помощника командира взвода гвардии сержанта Н. П. Маслова и других, награжденных орденом Красной Звезды. Нельзя не отдать дань уважения мужеству и бесстрашию автоматчиков гвардии рядовых Н. П. Брагина, А. М. Горбаня, пулеметчиков гвардии рядовых В. И. Похила, Д. Олимбаева и многих других, тоже награжденных орденами.

Отличились в боях за Кировоград и артиллеристы полка, особенно воины 76-мм батареи. Они истребили 16 вражеских танков и 11 бронетранспортеров.

Кировоградская операция имела большое значение, создав благоприятные условия для окружения и разгрома в районе Корсунь-Шевченковского крупной группировки фашистских войск и организации наступления для выхода в Северную Молдавию, к государственной границе с Румынией.

8 января 289-й гвардейский стрелковый полк 1-м и 2-м стрелковыми батальонами занял новый оборонительный рубеж в районе высоты 160,4, что западнее Кандауровки, и стал боевым резервом 5-й гвардейской армии.

А 3-й стрелковый батальон был выведен на формирование и находился примерно в 30 километрах от расположения полка. Я уже знал, что на должность командира этого батальона вместо убывшего в другую часть гвардии майора Балквадзе был назначен капитан И И. Беликов. Как сейчас помню, в штабе появился среднего роста, подтянутый, черноволосый, с открытым лицом офицер, доложил:

- Товарищ гвардии майор! Капитан Беликов прибыл в ваше распоряжение на должность командира третьего стрелкового батальона.

В штабной землянке мы были вдвоем, и это располагало к откровенной беседе. Я поинтересовался его службой до прихода в полк, узнал, что он воевал, был ранен, лечился в госпитале, а к нам попал из резерва командного состава фронта. На мой вопрос, формировал ли он когда-либо батальон, Беликов ответил утвердительно.

- Ну, тогда у пеня указаний пока не будет, - сказал я ему. - Действуйте по обстановке.

Я охарактеризовал новому комбату-3 его заместителей. Адъютант старший гвардии старший лейтенант В. Н. Егоров был мне известен как энергичный офицер, исключительно аккуратно исполняющий свои обязанности. Хорошими командирскими качествами обладал и заместитель командира батальона по строевой части гвардии старший лейтенант А. П. Малышев. Незаменимый помощником во всех делах был заместитель командира батальона по политчасти гвардии старший лейтенант М. С. Черниченко. Он быстро уживался с бойцами и командирами, благодаря своему спокойному, уравновешенному характеру, природному остроумию и веселому нраву. Все его ценили за то, что он умел в трудной фронтовой обстановке поддерживать среди воинов высокий моральный настрой, никогда не унывал и вселял уверенность в победе в любой сложнейшей боевой ситуации.

Назвал я новому комбату и командира санитарного взвода батальона гвардии лейтенанта медицинской службы В. М. Сарафанова. Он был в полку одним из самых опытных медиков.

Капитану

Беликову достался "по наследству" и ординарец - гвардии рядовой Н. Крупа, небольшого роста, бойкий, смышленый, с отличной памятью боец, образец русского солдата. Своего командира всегда понимал с полуслова, был точен, исполнителен, трудолюбив.

В штабную землянку вошел командир хозяйственного взвода 3-го батальона гвардии старшина И. С. Ковалев и. "попросив разрешения обратиться, подал мне несколько документов на подпись.

- Вовремя ты появился, старшина, - сказал я Ковалеву. - Вот ваш новый хозяин, - указал на Беликова. - Отвезешь его в батальон.

15 января полк передал свой участок обороны 950-му и 958-му стрелковым полкам 299-й стрелковой дивизии и вышел на северо-восточную окраину Грузского, где занял новые позиции и начал готовиться к очередным наступательным операциям. Через неделю, 22 января, полку было приказано овладеть деревней Андреевкой. Я решил посадить на приданные нам пять танков десант автоматчиков. Командовал десантом командир роты автоматчиков гвардии лейтенант Калачев. Немцы были застигнуты врасплох. Поэтому вражеская оборона была прорвана с ходу. Тридцатьчетверки раздавили 3 немецкие пушки, а их расчеты были уничтожены нашими автоматчиками. В схватке за Андреевку отличились в танковом десанте гвардии старший сержант Углов, гвардии сержант Ботенко, гвардии рядовые Джабаров, Березкин, Кашбоменко, Чечвинцев, Кривцов и другие.

Вслед за десантниками вошли в село и другие подразделения полка. Хочу отметить мужество и отвагу, проявленные коммунистами. Во время боя свыше 20 пикирующих бомбардировщиков начали бомбить наши позиции. Командир взвода ПТР гвардии младший лейтенант Виктор Алексеевич Мерзляков приказал бронебойщикам открыть огонь по самолетам. Я видел, как один из них не вышел из пике и рухнул на землю. Сразу же раздался сильный взрыв. Потом мне доложили, что самолет сбил коммунист старший сержант А. Шаховнин. Он положил противотанковое ружье на плечо второго номера расчета гвардии рядового Остапенко и вторым выстрелом угодил в бензобак: самолет загорелся в воздухе. Героически сражался в том же бою командир 4-й стрелковой роты гвардии старший лейтенант А. И. Корольков. Бойцам его роты пришлось броситься в рукопашную схватку, чтобы отбить контратаку немцев. Корольков был ранен, но продолжал командовать ротой. Доблестно сражался пулеметчик Н. Л. Дмитриев. Со своим ручным пулеметом он шел в первых рядах атакующих, почти в упор расстреливая немцев. Первым ворвался он в траншеи врага и огнем из пулемета истребил до десятка фашистов. В разгар боя был ранен командир отделения, и Дмитриев принял командование на себя.

Орден Славы III степени получил за январские бои командир минометного расчета молодой коммунист, недавно принятый в члены ВКП(б), гвардии старший сержант Владимир Андреевич Афанасьев. Его расчет уничтожил несколько огневых точек врага.

И все другие коммунисты делом оправдывали свою принадлежность к партии большевиков.

Я уже упоминал, что в начале января пулеметчик взвода пешей разведки Александр Виноградов приказом командира дивизии был награжден орденом Славы III степени. В ночь на 1 февраля гвардии старший сержант Виноградов вызвался идти в разведку, чтобы взять "языка". И захватил-таки обер-ефрейтора, приволок его к нам на передний край. Ходившие вместе с ним в ночной поиск разведчики рассказали, как храбро и умело действовал Виноградов. Начальник разведки полка представил его к награждению орденом Славы II степени. Я согласился с этим и подписал наградной лист. Тогда же отважный воин был принят кандидатом в члены партии. Ему было присвоено звание "гвардии старшина", и он был назначен командиром взвода пешей разведки.

Я не ошибусь, если назову среди самых уважаемых людей полка командира отделения саперов гвардии сержанта Петра Павловича Санфирова. Этот уже немолодой человек был необыкновенно собранным, исключительно исполнительным воином. В полку поговаривали, что ему на роду было написано стать сапером. В ночь перед боем аа Андреевку гвардии сержант Н. П. Санфиров вместе с гвардии рядовым Р. С. Гуляевым под сильным автоматным и пулеметным огнем врага подползли к минному полю противника и обезвредили 11 мин. Благодаря этому наша разведка беспрепятственно прошла в боевые порядки немцев и захватила в плен немецкого снайпера.

Отличился в том бою помощник командира взвода роты автоматчиков гвардии старшина Г. И. Щукин. Он возглавлял группу поддержки во время захвата контрольного пленного. И когда немцы обнаружили группу захвата, старшина первым ворвался в траншею противника, в рукопашной схватке уничтожил несколько гитлеровцев, чем отвлек на себя внимание и помог разведчикам выполнить боевую задачу.

* * *

До конца января 1944 года активных наступательных действий 289-й гвардейский стрелковый полк не осуществлял и занимался в основном совершенствованием своих оборонительных рубежей. Важным событием в те дни была полковая конференция младших командиров. Бывалые, обстрелянные в боях сержанты поделились своим боевым опытом с молодыми командирами отделений и расчетов.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать