Жанр: Биографии и Мемуары » Юрий Науменко » Шагай, пехота ! (страница 30)


Я видел, как загорелся пятый танк. Потом узнали, что его подбил из противотанкового ружья бронебойщик гвардии рядовой Переяслов. Он попал пулей в бензобак. Шестой танк подошел почти вплотную к позиции, которую занимали стрелки. И тут из траншеи выскочили три бойца с противотанковыми гранатами в руках и поползли к танку. Они почти одновременно бросили гранаты на его корму, и тот зачадил, а потом начал гореть. Позже мне доложили, что эти трое гвардии сержант Лебедев и гвардии рядовые Волкозов и Щетинин из 7-й роты гвардии лейтенанта Слесарева. Два оставшихся немецких танка уползли в деревню.

Когда подтянулись 1-й и 2-й батальоны, я приказал взять Антоновку. И к исходу дня она была очищена от врага.

А на другой день в бою за село Шевченко снова отличился 3-й стрелковый батальон, первым ворвавшийся туда на плечах отступающих немцев. Но они сумели организовать оборону и оказали нашим бойцам сильное сопротивление. Потребовалось несколько часов, чтобы преодолеть его и овладеть селом. Но командиру батальона капитану Беликову не повезло. Он попал под огонь вражеского пулемета и был тяжело ранен. Пришлось его отправить в медсанбат. Вот ведь как бывало на фронте: только два дня повоевал человек, так рвавшийся в бой, и выбыл из строя. Когда мне доложили об этом, я очень переживал: успел уже узнать Беликова как толкового и храброго офицера. А тут новый доклад: убит гвардии лейтенант Слесарев, которому я только вчера пожимал руку и благодарил за умелые действия при отражении танковой контратаки под Антоновкой.

На похоронах его был и я. Грустно думалось: "Сколько же боевых товарищей пришлось хоронить, а сколько еще придется..." И хоть присмотрелся я и притерпелся к смерти на фронте за два с половиной года, каждая больно ранила сердце...

На кратком траурном митинге выступил один из лучших пулеметчиков полка Александр Жежеря, очень тепло отозвавшись о своем погибшем командире роты. Потом он подошел к гвардии лейтенанту Коробко, только что назначенному парторгом батальона, и молча протянул ему лист бумаги.

- Это мое заявление с просьбой принять в партию...

Мне доложили о подвиге солдата Филиппа Отрецева в бою за село Шевченко. Так случилось, что во время рукопашной схватки он оказался окруженным пятью гитлеровцами. Казалось бы, погиб боец. Но не тут-то было! Отрецев застрелил одного из них, двух прикончил штыком, четвертого оглушил прикладом, а с пятого сорвал каску и так его ахнул по голове, что тот свалился замертво. Шинель нашего бойца была пробита в четырех местах пулями, но его самого не зацепила ни одна. Товарищи его шутили после этого боя: "Наш Филипп бессмертный. Его пуля не берет". Приказал я комбату представить гвардии рядового Отрецева к ордену Славы III степени.

После этого боя я подписал также наградной лист на гвардии рядового Я. С. Лопату, который уничтожил расчет вражеского пулемета, мешавший продвижению наших бойцов, на гвардии рядового И. Т. Винтовкина, огнем из захваченного им немецкого пулемета положившего не один десяток гитлеровцев, и на других наших бойцов.

Впереди был районный центр Ново-Украника. Его и предстояло штурмом взять нашей дивизии во взаимодействий с 13-и гвардейской стрелковой. Но до Ново-Украинки надо еще было дойти. А весенняя грязь, как и прошлой осенью, непролазная. Даже верхом на лошади трудно было двигаться. Чуть ли не через каждый километр приходилось останавливаться, чтобы дать коню отдых.

Войскам оказывало помощь население освобожденных районов - старики, женщины, подростки. Они хоть как-то пытались привести в порядок дороги, строили мосты. В эти дни я сам не раз видел, как местные жители везли на телегах, запряженных коровами, или на волокушах ящики со снарядами и минами, цинки с патронами, а то и просто несли боеприпасы на руках. Старики покрепче помогали вытаскивать из грязи пушки, автомашины. Женщины ухаживали за ранеными.

97-я гвардейская стрелковая дивизия замыкала левый фланг 32-го гвардейского корпуса и всей 5-й гвардейской. А наш 289-й гвардейский полк был на левом фланге дивизии. Соседом слева был уже полк из дивизии, входящий в состав другой армии. И конечно же было важно для командования дивизии и корпуса, чтобы при штурме Ново-Украинки полк опередил бы соседа слева и первым ворвался в город. Разумеется, официального соревнования во фронтовых условиях не было и быть не могло: там царствовал его величество боевой приказ. Но здоровое соперничество братьев по оружию существовало: кто первым поднимется в атаку, кто первым выбьет противника с высоты, кто первым ворвется в город... И оно даже поощрялось командирами всех степеней, от сержанта до маршала, потому что служило одной великой и благородной цели - разгрому врага, победе. И командир дивизии, ставя нам, командирам полков, задачу на овладение Ново-Украинкой, особо предупредил меня, чтобы полк не отстал от соседа слева.

- А первым войдешь в город, честь тебе и хвала! - заключил Иван Иванович Анциферов.

15 марта мы заняли исходные позиции примерно в 10 километрах от Ново-Украинки. Я находился на КП - в сыром узком блиндаже, похожем больше на фронтовой окоп, чуть прикрытый сверху деревянным настилом. То и дело поглядывал на телефонный аппарат, включенный в линию командира дивизии, знал, что вот-вот должен поступить приказ о наступлении на город. Время тянулось медленно, с потолка капало, в прикрытый плащ-палаткой вход в блиндаж задувал сырой ветер.

Наконец запищал зуммер телефона: "Радуга" вызывала "Тюльпан". Я взял трубку в полной уверенности, что будет говорить со мной генерал Анциферов. И вдруг отдаленно знакомый, слегка

хриплый голос:

- Жадов говорит.

Я немного опешил, но тут же взял себя в руки:

- Третий слушает, товарищ командующий, здравия желаю.

- Здравствуй. Задачу получил от Первого? Ясна она?

- Так точно, задача ясна.

- Ворвешься в город первым, Науменко? Рассчитываю на тебя.

- Ворвусь, товарищ командующий.

- Добро!

На том разговор и закончился.

С нашим командармом генерал-лейтенантом А. С. Жадовым я впервые встретился в апреле 1943 года после Сталинградской битвы. Полк тогда занимался боевой подготовкой, и командарм с группой офицеров приехал посмотреть, как идут у нас дела. Помню, что Алексей Семенович ходил опираясь на палку - последствия ранения в ногу. Видел я его еще несколько раз.

И вот теперь этот разговор.

- Ну что, добры молодцы, - сказал я сидевшим в блиндаже на нарах Полтораку и Такмовцеву, - надо войти в город первыми. Иначе выйдем из доверия командарма. Иван Ефимович, - обратился я к своему замполиту, - разъясни политработникам задачу, пусть побеседуют с бойцами. А я быстро командиров соберу.

Вместе с гвардии майором Полтораком в подразделения направились парторг полка гвардии капитан Г. И. Борозенец, агитатор полка гвардии капитан И. И. Старостенко, комсорг полка гвардии капитан Е. А. Киреев.

В ночь на 17 марта полк, преследуя противника, вышел к Ново-Украинке и укрылся в оврагах и балках у северо-восточной окраины. Мы знали, что подступы к городу минированы. И поэтому я приказал саперам проделать проходы в минных полях. Делалось это вечером, под прикрытием темноты.

В 24.00 полк начал атаку.

Имея в боевых порядках артиллерию, гвардейцы подошли по проходам в минных полях к самому городу. А там изредка вспыхивали осветительные ракеты, выхватывая из тьмы причудливые очертания домов и построек железнодорожной станции. Немцы, видимо, нервничали. Было так темно, что с трудом угадывались фигуры боевых товарищей, идущих рядом в трех шагах.

Впереди, вслед за саперами двигались разведчики, возглавляемые помощником начальника штаба по разведке гвардии старшим лейтенантом А. Т. Золотовым. По моему приказу все офицеры шли вместе с бойцами. В рядах наступающих находились и я, и все мои заместители.

Первой в город проникла рота гвардии лейтенанта Королева. В час ночи она стремительным броском ворвалась на северо-восточную окраину и овладела железнодорожной станцией, вызвав изрядный переполох в стане противника. Этим воспользовались другие подразделения и части нашей дивизии и начали продвигаться по улицам города. Их поддержала 16-я мехбригада 7-го механизированного корпуса. Фашисты сначала отчаянно сопротивлялись, потом обратились в бегство, бросив десятки машин, много складов с военным снаряжением. К утру 17 марта Ново-Украинка была очищена от врага.

Поскольку в полку было трудно с транспортом, я решил привести в порядок пяток трофейных автомобилей-вездеходов и загрузить их боеприпасами для доставки в полк. Вызвал начальника артвооружения гвардии старшего лейтенанта Коденко.

- Вот что, Николай Михайлович, - говорю ему, - оставляй сколько надо мастеров, выбери фрицевские вездеходы, которые получше сохранились, поставь их в строй, загружай боеприпасами и догоняй полк. А для охраны и помощи мастерам выделяю тебе отделение автоматчиков.

- Есть, товарищ майор, - козырнул Коденко. - Думаю, через три дня догоню полк.

- Ну вот и добре.

И действительно, к исходу третьего дня колонна из пяти грузовиков прибыла в расположение полка, и Николай Михайлович доложил мне о выполнении задачи. Замечу кстати, что три из пяти немецких вездеходов исправно служили нам до конца войны.

В ночь, предшествующую штурму Ново-Украики, в селе Ульяновка партийная комиссия при политотделе дивизии утвердила решение парторганизации полка о приеме кандидатом в члены ВКП(б) Александра Ефимовича Жежери. Его представлял парткомиссии парторг полка гвардии капитан Борозенец. Он доложил, что пулеметчика рекомендовали командир батальона гвардии капитан Алексей Кузьмич Стеблевский, его замполит гвардии старший лейтенант Борис Петрович Павлов и парторг батальона гвардии лейтенант Арсений Николаевич Коробко, что Жежеря отличился уже не в одном бою.

* * *

Не давать врагу закрепляться на промежуточных рубежах! С такой задачей 289-й гвардейский стрелковый полк, которому в числе других отсалютовала Москва за освобождение Ново-Украинки, под вечер 17 марта 1944 года снова выступил в поход.

Пожалуй, за всю войну я не видел столько брошенной на дорогах фашистской техники, как на правобережной Украине в эту весну. "Тигры" и "пантеры" в кюветах и на обочинах, а то и прямо на дороге понуро опустили стволы пушек, а у застрявших вместе с тягачами орудий стволы торчали вверх, словно проклиная небо, извергавшее столько воды. И все это черное, обгоревшее, так как гитлеровские вояки обливали технику бензином и поджигали ее, дабы не досталась она нашим наступающим частям. Иногда на дорогах возникали форменные завалы из брошенного немцами вооружения и техники, и приходилось растаскивать этот металлолом, чтобы освободить проезжую часть для наших машин, танков, артиллерии.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать