Жанр: Биографии и Мемуары » Юрий Науменко » Шагай, пехота ! (страница 36)


Когда над Оглендувом взвились две зеленые ракеты, пущенные Авилкиным, в дело вступили 1-й и 2-й батальоны. И к рассвету Оглендув был в наших руках.

Я приехал туда минут через двадцать после окончания боя. Капитан Авилкин доложил, что рота потеряла 20 человек убитыми и 30 ранеными, но захватила четыре немецких танка, в том числе "королевские тигры". Я до этого видел не раз простых "тигров", а вот "королевских" не доводилось. Осмотрел их и пришел к выводу, что машина мощная, но казалась она неповоротливой. Замечу кстати, что эти танки, как тогда сказали мне в штабе дивизии, были первыми из захваченных на 1-м Украинском фронте. Через несколько дней десять исправных "королевских тигров" были отправлены в Москву на выставку трофейного оружия, открывшуюся в Центральном парке культуры и отдыха имени М. Горького. Среди этой десятки трофейных боевых машин были и "королевские тигры", захваченные ротой капитана Авилкииа. И чтобы закончить с этим боевым эпизодом, скажу, что это подразделение вскоре влилось в нашу полковую семью, и бывшие штрафники, как искупившие кровью свою вину перед Родиной, стали полноправными воинами.

* * *

Жарким выдался день 13 августа. Термометр на солнце показывал чуть ли не 40 градусов. Горячий был этот денек и по накалу боев. Гитлеровское командование не хотело смириться с потерей Оглендува и предпринимало одну атаку за другой. только до полудня пришлось отразить пять ударов пехоты при поддержке десяти танков. Два из них были подбиты орудийными расчетами гвардии сержанта Дурихина и гвардии старшего сержанта Левина, а третий танк вывели из строя петеэровцы.

Позже замполит батальона старший лейтенант Павлов рассказал мне и майору Полтораку, что накануне вечером, когда пришла почта, наш знатный пулеметчик Александр Жежеря получил письмо. Оно было от брата Василия из далекого Сталинграда.

- Ну что пишет брат? - спросил Павлов сержанта.

- Пишет, что недавно побывал в родном селе, что мать стала совсем седой, оплакивая младших братьев Николая и Яшу, что обо мне тревожится... Просила Василия написать мне, чтобы берег себя.

- Я видел, - продолжал рассказывать Павлов, - как Жежеря достал из полевой сумки листок бумаги и, смачивая слюной кончик химического карандаша, стал писать ответное письмо брату.

Уже после войны юные следопыты села Ворошиловка сняли копию с этого последнего фронтового письма Александра, которое в числе других бережно хранила его мать Прасковья Ильинична. В нем есть такие строки: "...Мы вступили в тяжелые бои. Я и мои друзья-гвардейцы бьемся не на жизнь, а на смерть. Если погибну, вспомни обо мне и моей семье, особенно Лиду и Валика, прошу, лаской одаривай. Обнимаю. Твой брат Александр. 13 августа 1944 года".

13 августа Александр Жежеря вновь отличился. И в тот же день погиб. Как под вечер доложил нам с замполитом парторг батальона гвардии старший лейтенант М. Н. Варака, дело, по его словам, обстояло так.

В середине дня батальон начал наступать в сторону леса. Пехотинцы поднялись в атаку. Жежеря со своим расчетом "максима" выдвинулся вперед, занял удобную позицию и, открыв прицельный огонь, что называется, косил немцев. Наконец те дрогнули и стали бегом отходить.

- Смотри, драпают! - закричали бойцы расчета.

- Драпают, да не все, - спокойно сказал Александр и показал на десятки сраженных им гитлеровских солдат.

В это время немецкий танк, стоявший в засаде в лесу, открыл по пулемету сержанта огонь. После разрыва второго снаряда, посланного из танковой пушки, парторг увидел, как пулемет отбросило взрывом, а Жежеря грузно свалился на стороиу, схватился за правый бок. К ному бросились пулеметчики Федоров, Лунев и Сивак. Расстегнули гимнастерку, подняли руками отяжелевшую голову. Раненый дышал тяжело и прерывисто, земля под ним пропитывалась кровью. Бойцы быстро разорвали индивидуальные пакеты и начали перевязывать грудь сержанта. Подбежал Варака.

- Потерпи, Саша, - говорит. - Потерпи...

- Все... - тихо произнес Жежеря и, задыхаясь, горячо прошептал: - Бейте гада... фашиста за нашу поруганную землю, как бил его... я.

Это были последние слова Александра.

Варака тут же вынул из планшетки бланк листовки-молнии и написал на нем: "Гвардейцы, друзья! Погиб герой-пулеметчик, коммунист Александр Жежеря. Погиб наш Саша. Вперед на врага! Отомстим за Жежерю!" И пустил листовку по окопам. И первым прощальным салютом погибшему герою были пять залпов наших гвардейских минометов, обрушившихся на головы фашистов. Это началась артподготовка перед новой атакой. Впереди было селение Конемлоты. После короткого, но жестокого боя оно было освобождено от гитлеровцев.

В этом польском селении, за оградой костела и состоялись похороны героя-пулеметчика Александра Жежери, нашего славного боевого товарища. На крышке гроба, обтянутого кумачом, каска воина, осенние цветы - астры. Состоялся траурный митинг. К месту захоронения гроб несли на руках офицеры полка. Троекратный салют - залп автоматов и винтовок - был последней воинской почестью доблестному сыну нашей Отчизны.

На обелиске на русском и польском языках позже была выбита надпись "Герой Советского Союза гвардии сержант Жежеря Александр Ефимович погиб смертью храбрых за освобождение Польши от немецких оккупантов 13 августа 1944 года". До сих пор не успевают увядать цветы на могиле героя.

Его станковый пулемет "максим" No 0184 выпуска 1943 года, поступивший в полк в последние дни Сталинградский битвы, заново окрасили, на щитке была сделана надпись о том, что он принадлежал Герою Советского Союза А. Е. Жежере. В конце 1944 года я получил приказ отправить этот пулемет в Москву. С тех пор он стал экспонатом Центрального музея

Вооруженных Сил СССР.

Звание Героя Советского Союза А. Е. Жежере было присвоено через месяц после его гибели. Потом он был навечно занесен в списки 289-го гвардейского стрелкового полка.

* * *

Объективно оценивая сложившуюся к середине августа боевую обстановку, я доложил командованию дивизии о том, что обороняемый полком участок достиг шести километров по фронту, поэтому целесообразно вернуть с излучины Вислы 3-й стрелковый батальон. Комдив согласился с этим, и к вечеру 14 августа гвардии майор Чайка доложил мне о прибытии батальона.

Перед рассветом 15 августа, как показала высланная мною разведка, противник отошел со своих позиций, и его уже не было ни в Курзовенке, ни в Яблонице. Однако он временами вел ружейно-пулеметный огонь из района дороги Шидлув - Корытница.

19 августа во всех подразделениях полка воины с гордостью читали приказ Верховного Главнокомандующего от 18 августа 1944 года. Слова приказа имели прямое отношение и к нам, участникам боев на Сандомирском плацдарме: "... Войска 1-го Украинского фронта, форсировав реку Вислу в районе Сандомира, в результате упорных боев продвинулись вперед до 50 км, расширили захваченный плацдарм на западном берегу Вислы до 120 км по фронту и сегодня, 18 августа, штурмом овладели городом Сандомиром - важным опорным пунктом обороны немцев на леном берегу Вислы". В приказе было отмечено, что н боях при форсировании Вислы и за овладение Сандомирским плацдармом отличились войска генералов Жадова, Родимцева, Анциферова и многих других. "В ознаменование одержанной победы, - говорилось далее в приказе, - соединения и части, наиболее отличившиеся в боях при форсировании Вислы и за овладение Сандомирским плацдармом, представить к присвоению наименований Сандомирских, Висленских и к награждению орденами". Был представлен к наименованию Висленского и наш полк.

С большим воодушевлением была воспринята в этот же день и другая радостная весть: войска 3-го Белорусского фронта вышли на границу с Германией.

- Дошли братья-славяне до немецкой земли! - с гордостью говорили воины. Теперь держись, Гитлер!

В течение второй половицы августа существенных перемен во фронтовой жизни полка не произошло, если не считать небольшого перемещения подразделений по приказанию штаба дивизии на новые оборонительные рубежи-в район Ярославице. С наступлением темноты 21 августа мы приступили к смене частей, расположенных на рубеже Дзеславице, Чижув, Печоноги. Рано утром 22 августа был полностью закончен прием нового участка обороны, на котором полк сменил 292-й гвардейский полк нашей дивизии. Новый оборонительный рубеж вытянулся по фронту до 3 километров. Противник, потерпев неудачу на плацдарме, тоже вынужден был перейти к обороне, но, говоря образно, он, зализывая свои раны, все время свирепо огрызался периодическими артиллерийскими обстрелами переднего края нашей обороны. С наступлением темноты чуть ли не каждые четверть часа повисали вражеские осветительные ракеты в небе. Сильный ружейно-пулеметный и минометный огонь противника не давал возможности успешно проводить ночные поиски, в которых принимали участие наши дивизионные разведчики.

* * *

25 августа я получил боевое распоряжение штаба дивизии о переходе в 11.00 и наступление с задачей закрепиться на рубеже Ястшенебец, высота 218,3.

Рассчитывая, что противник после достаточно мощной артподготовки не окажет серьезного сопротивления, я построил боевой порядок полка в один эшелон. И был наказан за излишнюю самонадеянность. Многие огневые точки гитлеровцев оказались неподавленными, и подразделения полка были встречены сильным ружейно-пулеметным и минометным огнем. К исходу дня мы смогли одолеть лишь половину пути, который был определен боевым приказом.

На следующий день я сузил участок прорыва, вывел во второй эшелон 1-й стрелковый батальон, понесший потери больше других, а 2-му и 3-му батальонам придал почти всю полковую артиллерию. Наступавший на правом фланге 2-й батальон атаковал врага смело и решительно и вскоре достиг дороги вблизи селения Ноле. Этому способствовало то, что три станковых пулемета противника, мешавшие продвижению наших стрелков, были уничтожены огнем 76-мм пушек из полковой батареи.

3-й батальон, действовавший на левом фланге, которому была поставлена задача выбить гтлеровцев с высоты 218,3, продвигался медленнее и достиг лишь изгиба дороги Стары-Чижув: огонь противника с этой высоты был сильнее, чем на участке 2-го стрелкового батальона. К тому же случилось непредвиденное: правофланговые подразделения соседа слева - 294-го гвардейского стрелкового полка - почему-то отошли к югу. Воспользовавшись этим, гитлеровцы перешли в контратаку и навалились на 3-й батальон с фланга. Об этом мне доложил на КП майор Чайка и попросил подмоги. У меля возникли два варианта решения: или ввести в бой второй эшелон, или мой резерв - роту автоматчиков и роту ПТР. Посоветовавшись с начальником штаба, я избрал второй вариант. Почему? Потому что 1-й батальон, судя ио всему, придется использовать для усиления 3-го батальона при штурме высоты 218,3. Так оно и получилось. Автоматчики и петеэровцы помогли левофланговой 9-й роте отразить контратаку немцев, а 7-я и 8-я роты вместо с 1-м батальоном пошли на высоту и выбили оттуда противника.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать