Жанр: Биографии и Мемуары » Юрий Науменко » Шагай, пехота ! (страница 38)


Примерно до 12.00 бойцы спали, а потом занимались боевой подготовкой. Тема занятий: "Наступление усиленной стрелковой роты и атака переднего края обороны противника днем и ночью"; "Бой в глубине обороны противника и ближний бой в окопах и траншеях"; "Блокирование небольших опорных пунктов"; "Закрепление достигнутых рубежей и отражение контратак противника"; "Наступление в лесу".

По поступавшим в то время многочисленным данным гитлеровские войска стали накапливать на прифронтовых и армейских складах боеприпасы, снаряженные боевыми отравляющими веществами. Не исключено было, что фашистские правители, предчувствуя неизбежный крах в развязанной ими войне, решатся на использование химического оружия против советских войск, стоявших на пороге гитлеровского рейха.

В связи с этим начальник химслужбы полка гвардии капитан Н. И. Канин организовал и проводил занятия с офицерским и сержантским составом полка по противохимической защите. Были приняты дополнительные меры по оснащению всего личного состава полка противогазами и имевшимися в тот период другими средствами химической защиты.

Я побывал на сборах командиров полков, которые проводил командир корпуса. Кроме командира корпуса и начальника политотдела перед нами выступили начальник оперативного отдела подполковник И. Ф. Скоробис, разведывательного майор П. С. Василенко, начальник связи подполковник К. В. Подчекаев.

При штабе дивизии состоялись сборы командиров батальонов. А я провел сборы с командирами рот, батарей и взводов.

Проводилась разъяснительная работа среди местного населения и подготовка его к эвакуации из прифронтовой полосы.

Под вечер в доме одного польского крестьянина собрались его односельчане. Выло тесно (пришло больше 30 человек), но вскоре все устроились и с напряженным вниманием слушали пришедшего к ним русского, советского офицера. Агитатор нашего полка гвардии капитан Семиглазов с помощью переводчика рассказал собравшимся о целях вступления Красной Армии в Польшу, об образовании Польского Комитета национального освобождения и об отношении Советского Союза к Польше. Крестьянин Мартин Стройный прочел вслух на родном языке Манифест ПКНО и соглашение между Советским правительством и этим Комитетом. После чтения таких важных документов присутствующие одобрительно закивали, стали оживленно переговариваться.

- Русские протянули нам руку помощи, - сказал Мартин Стройный, - и мы благодарны Красной Армии за освобождение нас от фашистов и заботу о будущем нашего народа. Мы все хотим видеть Польшу свободной, независимой, демократической республикой.

На вопросы польских граждан обстоятельно отвечал капитан Семиглазов. Беседа затянулась до позднего вечера. Крестьяне расходились удовлетворенные.

...В районе расположения полка было организовано 3 комендатуры, в обязанности которых входило отправление людей из зоны боевых действий и охрана их имущества. За короткое время было освобождено свыше 200 домовладений, а число эвакуированных составило около полутора тысяч человек.

8 сентября в полку был получен приказ Верховного Главнокомандующего No 295 от 1 сентября 1944 года, которым 289-му гвардейскому стрелковому полку, в числе других частей, отличившихся в боях за овладение Сандомирским плацдармом, было присвоено почетное наименование Висленского. Во всех подразделениях состоялись митинги. Гвардейцы давали слово еще крепче бить врага в предстоящих боях.

В тот же день на очередном партийном собрании коммунисты полка обсуждали состояние партийно-политической работы в подразделениях и дальнейшие задачи партийной организации. Доклад заместителя командира полка по политической части гвардии майора Полторака, выступления гвардии капитана Шильдяова из политотдела 97-й дивизии, гвардии старших лейтенантов Арцаба, Павлова, гвардии рядовых Капустина, Чирвы и других пронизывала одна общая мысль: вся партийно-политическая работа должна быть направлена на обеспечение полного разгрома ненавистного врага. Каждый коммунист должен быть еще и идеологическим бойцом. Воины-коммунисты, в первую очередь командиры и политработники, разъясняли сослуживцам сводки Совинформбюро, проводили беседы, отвечали на вопросы бойцов. Они же, как правило, выпускали написанные от руки листовки-молнии, в которых по горячим следам сообщалось о подвигах однополчан, воинов других частей дивизии.

На собрании отмечалось, что в полку заметно увеличился приток заявлений от воинов, отличившихся в боях, с просьбой принять их в партию и комсомол. В августе было принято кандидатами в члены ВКП(б) 43 человека, а в ряды ВЛКСМ 51 человек. Членами партии стали командир батальона майор Чайка, командир роты автоматчиков гвардии старший лейтенант Корячко, командир взвода гвардии лейтенант Власов.

Я знал, что погибший 13 августа пулеметчик Александр Жежеря был посмертно представлен к присвоению звания Героя Советского Союза. И вот в "Правде" 15 сентября был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении гвардии сержанту А. Е. Жежере звания Героя Советского Союза. Он первым в нашем полку был удостоен этого высокого звания. Посоветовавшись с Иваном Ефимовичем Полтораком, я вместе с ним направился в подразделения. Всюду эта новость была на устах у воинов, мы все - и бойцы, и командиры - вместо разделяли одну на всех большую радость и большую печаль одновременно. Подвиги таких героев,

как Жежеря, воодушевляли однополчан, вызывали у них желание не щадя жизни еще упорнее бить ненавистного врага.

* * *

Большую роль в поддержании высокого морального духа наших воинов играла очень нужная в условиях фронтовой жизни деятельность агитаторов. Одним из таких, беззаветно преданных своему делу, инициативных, пользующихся большим доверием и уважением у однополчан, был гвардии старший лейтенант Арсентий Николаевич Коробко. Он сначала командовал пулеметным взводом. Потом исполнял обязанности парторга 3-го батальона. К его голосу прислушивались не только коммунисты, но и все бойцы, потому что Коробко отважно сражался в боях, был всегда впереди. После перевода капитана Белоглазова в политотдел дивизии оказалась вакантной должность агитатора полка. Я посоветовался с замполитом, и мы решили, что лучшей кандидатуры на эту должность, чем Коробко, не сыскать. Доложили свое мнение в политотдел дивизии, и этот молодой офицер стал полковым агитатором.

Свою работу он начал с оборудования агитповозки. Крытая брезентом, она, по сути дела, стала передвижным красным уголком. Внутри повозки были деревянные скамейки, небольшой стол, шкафчик, в котором имелись газеты "Правда", "Красная звезда", а также свежие номера фронтовой газеты "За честь Родины", армейской газеты "Патриот Родины" и нашей дивизионки "Героический поход". Тут же находились выпуски рукописного журнала "Гвардия", о котором я уже говорил раньше. К тому времени их было сделано 8 номеров. Повозку снабдили и радиоприемником, обеспечивавшим устойчивый прием сводок Совинформбюро. На стенках между окошками висела политическая карта мира и схема боевого пути полка, где отмечались все его новые передвижения по фронтовым маршрутам. Прикреплены были там и выполненные карандашом портреты героев боев. Для очередного номера рукописного журнала "Гвардия" тут же делались портретные зарисовки отличившихся однополчан нашим художником Белоусовым. 22 сентября эта агитповозка впервые выехала в расположение подразделений полка.

Были у нас, если можно так выразиться, и стационарные агитпункты, размещенные в специально приспособленных для этой цели блиндажах. Например, на позиции, которую занимала 120-мм минометная батарея гвардии капитана Личмана, такой блиндаж был сооружен по инициативе парторга гвардии старшего сержанта Капустина, и бойцы назвали его очень уважительно фронтовой ленинской комнатой. Внутри это укрытие действительно напоминало ленинскую комнату. Здесь были и различные виды наглядной агитации, карта с обозначением линии фронта, газеты, журналы, брошюры. Там проводились политбеседы, громкие читки газет, а по вечерам, когда наступало редкое во фронтовой жизни затишье, бывало и коллективное разучивание песен под баян. Об опыте работы этого агитпункта писала дивизионная газета, призывая подхватить инициативу минометчиков.

В сентябре Совинформбюро почти каждый день сообщало о новых победах Красной Армии. Радостно встречали советских солдат-освободителей румыны и болгары, чехи и словаки, венгры и югославы. Освобождалась Прибалтика. Все это вызывало прилив энтузиазма у воинов полка, а ваши штатные и внештатные агитаторы едва успевали комментировать эти знаменательные события.

* * *

В конце сентября начались проливные дожди, и все инженерные работы в полку замедлились. К этому времени была полностью выполнена намеченная планом и расписанием программа боевой подготовки, после чего в течение нескольких дней проводились батальонные тактические учения с использованием полковой артиллерии. 27 сентября было получено боевое распоряжение штаба дивизии о перемещении полка на новый участок обороны. В 20.00 полк выступил по маршруту Глендув, Сташув, Подмаленец, Пшиймы и к 24.00 сосредоточился на опушке леса северо-восточнее Пшиймы. На другой день была проведена рекогносцировка местности, и подразделения полка с наступлением темноты продвинулись к переднему краю.

Близость передовой ощущалась вполне реально: со стороны противника то и дело хлопали одиночные выстрелы из винтовок, изредка дробно рокотали короткие пулеметные очереди. Всю ночь до утра немцы периодически высвечивали ракетами передний край. В этой непростой, но уже достаточно привычной фронтовой обстановке и произошла смена частей: 34-й гвардейский стрелковый полк 13-й гвардейской дивизии передал нам свой оборонительный участок в районе Кашетелян, Выгода, Ясень.

Мы почти месяц провели в окопах, долго стояли в обороне, и, естественно, нам не терпелось поскорее принять участие в настоящем деле, имея в виду наступательные боевые действия.

В один из таких дней и обходил окопы переднего края. Часто останавливался, беседовал с бойцами. Один из них представился: рядовой Капущак, спросил:

- Скоро ли наступать будем, товарищ подполковник?

- Скоро, - ответил я и, увидев, что солдат совсем молодой и, вероятно, необстрелянный, добавил: - А пока надо учиться воевать, Капущак. Ведь побеждает только умелый боец.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать