Жанр: Биографии и Мемуары » Юрий Науменко » Шагай, пехота ! (страница 43)


Вторую ночь после общего наступления полк встретил в 10 километрах от реки Ниды.

Передовые части 5-й гвардейской армии, ломая сопротивление врага, к этому времени заняли город Пинчув, форсировали Ниду и продолжали развивать наступление на Ченстохову.

Стояла солнечная морозная погода, когда подразделения полка остановились в сосновом лесу у селения Коперня, недалеко от реки. Сизые дымки от небольших костров поднимались над полянками.

Полковой инженер гвардии капитан М. М. Хачатуров со специальной группой саперов был отправлен мною разведать переправу через Ниду. Примерно через час он вернулся и доложил, что по льду можно пропустить только людей, а автомашины, орудия - и полковые и приданного 232-го гвардейского полка - лед не выдержит.

- Что предлагаете? - спросил я.

- Надо делать бревенчатый настил для техники, товарищ подполковник.

Через несколько часов саперы устроили на льду Ниды две бревенчатые колеи, и мы без особых хлопот переправились на западный берег. За рекой оставленная врагом сильно укрепленная линия обороны. Добротно сделанные траншеи обшиты досками, блиндажи обставлены даже с некоторым комфортом. Видимо, надеялись отсидеться здесь гитлеровцы всю зиму. И вот теперь псе это брошено наспех: на дне траншей и каски, и автоматы, и винтовки, и лопаты, в блиндажах даже телефонные аппараты не вырублены из линии.

По пути начали встречаться уцелевшие польские селения. Гвардейцы присматривались к хуторам и местечкам. Вокруг гнетущая бедность, покосившиеся деревянные домики.

Из штаба дивизии поступило сообщение, что отдельные разрозненные группы разбитых дивизий противника потеряли связь со своими частями и остались в тылу советских войск, оказывая местами сопротивление.

Одна из таких групп была обнаружена в районе остановки полка в лесу, южнее селения Мельхув. Рано утром я отправил 2-й стрелковый батальон и роту автоматчиков прочесать лес. Завязалась перестрелка. Гвардейцы окружили отчаянно сопротивлявшихся фашистов. Бой был жаркий, но скоротечный. Оставшиеся в живых 27 вражеских солдат и офицеров сдались в плен.

* * *

Мы еще в 1944 году привыкли к тому, что почти каждый день передавались по радио и публиковались в газетах перед очередными сводками Совинформбюро о положении дел на фронтах приказы Верховного Главнокомандующего об освобождении советских городов. А осенью замелькали в сводках и приказах и названия румынских, болгарских, польских городов. В 1945 году, пожалуй, не проходило дня, чтобы Москва не салютовала доблестным войскам какого-нибудь фронта, освобождавшим все новые и новые населенные пункты, причем все чаще звучали названия городов и населенных пунктов с непривычными для русского окончаниями: "бург", "берг", "круэ", "лау". Это, конечно, вдохновляло нас, фронтовиков, вселяло уверенность в том, что гитлеровская Германия скоро будет поставлена на колени. Война-то уже кое-где шла на ее территории. Но еще не были полностью освобождены Польша, Чехословакия, Венгрия.

17 января наши соседи справа - войска 1-го Белорусского фронта совместно с 1-й армией Войска Польского - освободили Варшаву. Это была первая освобожденная столица иностранного государства, оккупированного гитлеровцами еще в 1939 году. И я и мои однополчане с радостью восприняли это известие: ведь наш полк одним из первых вступил на территорию Польши и вел тяжелые бои на Сандомирском плацдарме.

А 18 января вместе с другими частями дивизии мы ворвались в город Ченстохова.

20 января нам стало известно, что войска Красной Армии перешли границу Германии и большими силами вторглись в пределы Нижней Силезии. Наконец-то свершилось то, к чему мы стремились: будем бить врага на его территории.

* * *

А наш полк перешел границу Германии на следующий день. В рукописном полковом журнале это знаменательное событие командир орудия 76-мм батареи, по совместительству наш полковой "летописец", гвардии старший сержант Г. Ф. Скиба описал так: "21 января 1945 года в 10 часов 15 минут полк перешел границу. Маленький мост через узкую речку Личарта отделял Польшу от Германии. У мостика табличка. Свежей черной краской написано: "Германия". Кто-то из гвардейцев химическим карандашом дописал: "Мы пришли..." Утро было туманное. За плотной дымкой очертания села едва-едва просматривались. Тихо кругом. Только дымятся здания, подожженные еще во время боев и догоравшие на наших глазах.

На всем пути к Одеру жители почти не встречались. Их немцы насильственно эвакуировали. По всему видно, что людей выгоняли в последнюю минуту. В домах даже миски с обедом были оставлены на столах. Во дворах надрывно мычали коровы - непоеные, некормленые".

За сутки полк прошел около 40 километров. В пути нам встретилась первая группа освобожденных из фашистской неволи полек. На рукавах у них ромбовидные нашивки с буквой "Р". Одна из женщин рассказала, что все они жили в бараках, с 6 часов утра до 10 вечера работали на земляных работах - рыли окопы. Ходили в тряпье, ели черный хлеб по сто граммов, пили бурду - эрзац-кофе. Со слезами радости приветствовали они советских солдат.

Последним опорным пунктом, который еще удерживался гитлеровцами перед Одером, был город Карлсруэ. Видимо, его просто обошли части первого эшелона дивизии, чтобы не сбавлять темп наступления. По рации гвардии полковник Гаран приказал мне ускорить движение и с ходу захватить этот

населенный пункт.

Но это не удалось. Бои за Карлсруэ продолжались почти сутки, и немцы были выбиты из него только к исходу 22 января. Особенно отличились там бойцы и командиры 3-го стрелкового батальона, которые в ночном бою очистили от фашистов почти треть города.

Нелегко дался нам прорыв глубоко эшелонированной обороны противника. Только на десятый день наступления передовые части корпуса вышли к Одеру на фронте Олау, Бриг. Наш полк в составе дивизии достиг этого рубежа через сутки, к исходу 22 января.

Мы начали незамедлительно готовиться к форсированию водной преграды. Понтонную переправу решено было наводить в районе Михалвиц. Туда я направил группу разведчиков и саперов под командованием помощника начальника штаба полка по разведке гвардии капитана Золотова. В состав группы вошли разведчики гвардии старшина Придел, рядовые Фомин, Басов и другие, саперы старший сержант Санфиров, рядовые Драцюк и Чумак. На рассвете они подошли к Одеру.

Вслед за группой Золотова скрытно подошел к реке 3-й стрелковый батальон.

Лед на реке был покрошен взрывами. По воде шла шуга. Поэтому переправа была сопряжена с немалыми трудностями. Тем более что ширина реки на этом участке превышала 400 метров.

Саперы и стрелки подтащили к месту переправы все, что было способно держаться на воде: бревна, доски, двери, ворота... Когда бойцы начали переправляться, уже рассвело и противник открыл минометный и пулеметный огонь. В воздух поднимались высокие столбы воды и льда.

В 7.30 26 января начали форсировать Одер подразделения 3-го стрелкового батальона. Рота под командованием А. Прилипко решительно повела бой за расширение плацдарма, вклинилась в глубь обороны противника, совершив смелый рейд по вражескому тылу. Гвардейцам удалось захватить и доставить в штаб 23 пленных гитлеровца.

В 12.00 26 января Одер форсировали стрелковые батальоны, рота автоматчиков капитана Корячко, артиллерия полка и 1-й дивизион приданного нам 232-го артиллерийского полка. Пехотинцы переправлялись через реку на лодках, лавируя между льдами под огнем противника. Артиллеристы грузили орудия на плоты.

* * *

Первой боевой задачей, которую предстояло выполнить нам на плацдарме, был захват железнодорожной станции Линден. Поскольку участок наступления полка был невелик, я решил построить его боевой порядок в два эшелона. В первом наступал 2-й стрелковый батальон гвардии майора Стеблевского, во втором - 3-й стрелковый батальон, которым в то время командовал замкомбата гвардии майор Кузьмичев. В резерве у меня оставались 7-я рота 3-го батальона и рота автоматчиков.

После короткой артподготовки 2-й батальон пошел вперед, но был остановлен перед железнодорожным полотном сильным артиллерийско-минометным и ружейно-пулеметным огнем. Пришлось докладывать комдиву об этой неудаче и просить его повторить артиллерийскую подготовку. В 16.00 она возобновилась. На этот раз батарейцы поработали на славу. Уже через два часа, когда начали сгущаться сумерки, Стеблевский доложил мне, что гитлеровцы выбиты со станции Линден, а батальон пробился к насыпи железной дороги.

Первым со своим стрелковым взводом на станцию ворвался гвардии лейтенант Г. А. Васин и обеспечил продвижение всей роты и других подразделений полка.

3-й батальон закрепился за полотном левее 2-го батальона, на стыке с соседним полком. Но он отставал, и наш левый фланг оказался неприкрытым. По своему опыту, уже немалому, я знал, какими неприятностями это грозит, если противник обойдет 3-й батальон. А немцы, вфидимо, решились на это. Как доложили мне разведчики, к участку прорыва они стянули до батальона пехоты, пять танков и семь самоходных орудий, а за железной дорогой сосредоточили еще до десятка бронетранспортеров с пехотой. Как я и предполагал, им удалось обойти батальон.

Я решил силами резервной роты контратаковать противника, а роту автоматчиков направить в тыл врага. По радио командиру 7-й стрелковой роты была поставлена задача, а на КП срочно вызвали капитана Корячко. Распаленный от быстрой ходьбы, он часто дышал и выглядел уставшим. По крупному лбу офицера скатывались капельки пота, которые он смахивал широкой ладонью.

- Карп Дмитриевич, тебе жарко, сними полушубок, - посоветовал я.

- Пожалуй, сниму, - согласился он.

- А теперь подсаживайся ближе к столу.

Гвардии майор Такмовцев подвинул к нему стул. Я показал командиру роты автоматчиков обстановку на карте и сказал:

- Мы тут посоветовались с начальником штаба и решили поручить тебе очень важное и ответственное задание: обойти вклинившегося противника слева и нанести по нему удар с тыла. А мы одновременно ударим с фронта. Сигнал к атаке - две зеленые ракеты. Что скажешь, Карп Дмитриевич?

Капитан подвинул к себе карту, взял карандаш, повел им вдоль железнодорожной линии и поставил на ней жирную точку.

- Вот в этом месте проходит овражек, который упирается в квадратную рощу. Думаю, ночью им можно будет воспользоваться.



Ознакомительный фрагмент книги закончился.
Чтобы прочитать или скачать всю книгу
перейдите на сайт партнера.

Перейти и скачать